Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Военные угрозы /

Синдром Иванушки - дурачка. Терроризм будет терзать мир еще сто лет.

Об этом обозреватель «Времени новостей» Николай ПОРОСКОВ беседовал с руководителем Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа, кандидатом военных наук, профессором Академии военных наук Анатолием ЦЫГАНКОМ. --

На первое место среди возможных новых угроз России я поставил бы последствия возможного развала коммунистического Китая (в падение Советского Союза тоже мало кто верил). На границе с Россией в этом случае будет создано нескольких конгломератов из малых государств. Дело в том, что эта страна с миллиардным населением, четырьмя сотнями языков и наречий в качестве связующего звена имеет лишь иероглиф. Если уйгуры, тибетцы, монголы и другие народности потребуют суверенитета, перехода к своему языку, это будет означать отказ от иероглифа, рухнет информационная связь, а за ней и другие.

Опасность для России в том, что значительная часть границы с Китаем до сих пор имеет спорные участки. Китайцы же не раз подчеркивали, что их страна не откажется от исконных территорий, якобы отнятых Россией в ХVII--XVIII веках. Нельзя сбрасывать со счетов, что сегодня у КНР 450 ядерных зарядов: 150 -- стратегические, 150 -- авиационные и еще 150 -- снаряды для ядерной артиллерии. -- В последнее десятилетие в ходе демаркации границы Россия и без того отдала Китаю около 600 островов, в том числе политый кровью Даманский. Об этом говорят документы российской комиссии по пограничным вопросам, в которую входили представители МИДа и военных топографов... -- Возможность территориальных претензий остается. Продолжается и ползучая экспансия Китая. Незаконная миграция объясняется и излишне прозрачной границей России с Казахстаном. Там один пропускной пункт на примерно сто километров границы. При ровной степи любой из этих пунктов можно легко объехать. -- Однако при столь непростых отношениях с Китаем наш оборонно-промышленный комплекс работает на эту страну, поставляя новейшие образцы вооружения и военной техники, чего нет (и неизвестно, когда будет) у российской армии... -- Вот американцы новое оружие, равное по характеристикам тому, чем вооружена армия США, не поставляют даже своим ближайшим соратникам -- Великобритании и Японии. Мы же продаем Китаю новейшие самолеты, отличную бронетехнику с тремя-четырьмя резервными двигателями.

 В докладе конгресса США о торговле оружием, который мы недавно получили, говорится, что российские предприятия готовят лицензионное производство вооружений в зарубежных странах. Причем даже суперсовременных 152-мм снарядов с лазерной головкой самонаведения «Краснополь-М». Я не говорю о прекращении продажи оружия, но должны быть разумные рамки. --

 Наши оборонщики объясняют это явление просто: пока они там наладят у себя лицензионное производство, мы уйдем вперед -- оружие быстро устаревает. -- Я понимаю директоров оборонных предприятий: им нужны деньги, чтобы поддерживать производство, особенно если оно градообразующее, чтобы рассчитаться с многочисленными долгами, заткнуть дыры. Но есть ли гарантия, что мы за эти годы произведем что-нибудь новое? Вполне возможно, что и через десять лет мы не переплюнем собственное изобретение -- сегодняшнее ноу-хау. -- Особенно если учесть, что основные фонды, то есть производственная база, практически не обновляются. То же самое с элементной базой, где мы всегда отставали.

Но продолжим речь о новых угрозах. -- Структура нашего Министерства обороны, структура военного управления -- анахронизм 60-х годов прошлого века. Генштаб отправляет директиву в округ, округ -- в отдельную армию, оттуда распоряжение спускается до корпуса и дивизии. На это уходят сутки, а подлетное время крылатой ракеты исчисляется минутами. Даже на крупных учениях представители родов войск действуют сами по себе. А надо еще в мирное время создавать территориальные управления -- по типу оперативных командований США. Эти структуры должны просчитывать возможные угрозы на своих направлениях и реагировать на них. В том числе и на несанкционированные пуски ракет.

 -- Говоря о таких пусках, специалисты, как страусы, прячут голову в песок. Давайте скажем, откуда может ракета к нам прилететь. --

Из Ирана, которому мы помогает создавать ядерный центр в Бушере. А это двойные технологии. Пуски возможны со стороны Пакистана, который координирует усилия с Китаем для блокировки Индии -- ее они считают главным своим противником. Не исключаю пуски и со стороны Северной Кореи -- в тоталитарном государстве ничего предугадать нельзя. Северокорейские ракеты средней дальности могут достигнуть Хабаровска, большой -- способны накрыть Сахалин.

 Исходя из такой картины, России нужно иметь территориальные командования: Южное, Азиатско-Тихоокеанское и, гипотетически, Западное. Гипотетически потому, что НАТО и США станут для нас реальной угрозой лишь в случае, если к власти в России вернутся коммунисты. Кстати, далеко не все на Западе поддерживают расширение Альянса. --

Как вы думаете, почему так живуч терроризм? --

 У меня всегда вызывает горькую усмешку, когда после теракта в Москве везде, где можно, расставляют мальчишек из дивизии Дзержинского. Видимо, для того, чтобы успокоить население. А деньги следовало бы потратить на другое. В частности, на газовые анализаторы, которые при входе в метро улавливали бы наличие взрывчатых веществ. Такие системы в мире существуют. В Израиле водитель автобуса, реагируя на сигнал газоанализатора, может не только закрыть входную бронированную дверь автобуса, но и отсечь салон от тамбура. У нас этого нет. Нужно сделать недоступными газовые вентили, которые может открыть каждый. Для этого разработаны уникальные замки, только нет на них спроса. Трубопроводные системы в России практически не защищены. Меня уже обвиняли в том, что я даю инструкции террористам, однако повторюсь: достаточно 100 г тротила, чтобы устроить экологическую катастрофу. Даже слегка поврежденную трубу разорвет огромное давление изнутри. Трубопроводы необходимо маскировать, строить рядом с ними ложные объекты, находящиеся под видеонаблюдением. Над наиболее опасными участками пусть летают беспилотные аппараты с видеокамерами.

 Думаю, что пришло время создавать частные военизированные охранные организации. 15 лет назад была такая же полемика относительно частных охранных структур. Но ведь есть же сегодня специально подготовленные команды на АЭС. Американцы в Ираке имеют от 15 до 20 тыс. бывших военнослужащих в той же самой форме, с тем же штатным оружием, которые перешли в частные структуры и охраняют трубопроводы. Проезжая на «Хаммере», они с помощью аппаратуры заодно сканируют техническое состояние трубопровода. Охраняются и пункты перекачки нефти и газа. Возле многих из них -- вертолетные площадки.

 Вполне уместно сказать и об информационной безопасности: хакер может войти в программу управления трубопроводом, увеличить в несколько раз давление в трубе -- последствия нетрудно представить. Некоторое время назад прошли сообщения о подрыве опор линий электропередачи. Энергетическая безопасность тоже становится все более актуальной. Чтобы затруднить подрыв террористами опоры ЛЭП, надо поднять ее хотя бы на 2--3-метровое круглое бетонное основание, покрытое сверхскользким составом.

-- Что-то из области фантастики. --

 В Советском Союзе при создании защитных систем приглашали Иванушку-дурачка, то есть человека с алогичным мышлением, который задает неожиданные, парадоксальные вопросы. И вот при испытании авиационного двигателя один такой Иванушка спросил конструкторов: «А как будет работать самолетный реактивный двигатель, если его сунуть в подушку?» Конструкторы наморщили высокоумные лбы, уловили ассоциацию «пух в подушке -- пух птицы» и изменили параметры двигателя так, чтобы при столкновении с пернатыми он не вышел из строя. Сейчас к системам безопасности подходят не так тщательно.

 -- В Чечне вроде бы получен хороший опыт, постоянно предпринимаются меры для борьбы с террористами, а война все идет. Может быть, мала группировка войск? --

Группировка -- крупнейшая в Европе. Дело в другом: вооруженные силы в той обстановке неэффективны -- командир полка, дорожа людьми и техникой, ночью просто их не выводит из расположения части. Блокпосты ночью также закрываются, милиционеры охраняют сами себя. Но даже в такой ситуации в отделениях милиции нет бронированных стекол, укрепленных металлических дверей, порой даже стен, которые могли бы удержать пулю. Информация с разведывательных и навигационных спутников запаздывает иногда на несколько суток -- в подразделениях нет наземных приемников. В армии США их несколько миллионов, у нас -- несколько тысяч на всю армию.

 Все то, о чем мы говорили выше, как раз и следует испытывать там, где действуют реальные, а не гипотетические террористы. Однако борьба с ними ведется тривиальными, устаревшими методами. Поэтому перспектива у терроризма, по прикидкам многих специалистов, -- столетие, а то и больше, если не будет найдено эффективное противоядие.

Дата — 01 Апреля 2006 года
Опубликовано — Газета "Время новостей" №137(1055). 4 августа 2004



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru