Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Безопасность /

Сбивай своих, чтобы напугать чужих

Напомним, что за неделю до трагедии в Беслане, после террористических актов на двух пассажирских самолетах в небе над Тульской о Ростовской областями, генерал Соколов для успокоения гражданской общественности заявил в НВО (№ 32, 2004) что "террористов над Москвой уничтожит" при условии наличия сплошного радиолокационного поля как извне, так и на высотных зданиях. Для этого, по его мнению, необходимо разместить средства поражения на вероятных маршрутах пролета самолетов, которые позволили бы моментально среагировать в течение 40-50 секунд и уничтожить воздушные цели. По его расчетам, таково подлетное время самолета Ту-154, например, вылетевшего из аэропорта "Внуково" с разворотом над Московской кольцевой дорогой. На пресс–конференции 7 апреля командующий вновь успокоил общество, заявив, что даже при отсутствии поправок в "Законе о госграницах" пассажирский самолет над Москвой будет уничтожен.

 Зная технические характеристики и боевые возможности средств ВВС и ПВО, можно бы было согласиться с генералом Соколовым, если бы он провел пресс–конференцию после прохождения в Государственной Думе проекта закона "О противодействию терроризму", или если бы в пресс-конференции коснулся вопросов возможностей своих войск по уничтожению мало– и среднемоторной, вертолетной и прочей "москитной" мелочи.

Реально можно говорить о возможностях ВВС и ПВО только по предотвращению полетов крупных воздушных целей. У безопасности противовоздушной обороны есть еще несколько аспектов. Кроме технического, есть политический, юридический и моральный аспекты.

Сегодня войска Командования спецназначения гордятся тем, что любая воздушная цель может быть сбита в течение минуты после того, как поступает соответствующий приказ. Действительно, около 50 тысяч человек, из которых около 2 тысяч круглосуточно несут боевое дежурство (два экипажа истребительной авиации, 4 зенитных ракетных полка, 12 радиолокационных комплексов) позволяет выполнять некоторые задачи. Но какие? Стоящие на вооружении ВВС и ПВО самолеты – нескольких модификаций Миг-25, Миг-29, Су-24, Су-25, Су-27, зенитные ракетные системы С–300 и заменяющие их С-400 – способны поражать самолеты тактической и стратегической авиации, крылатые ракеты типа "Томагавк", самолеты радиолокационного дозора и наведения типа "Авакс" на расстоянии 300-400 км в пределах высот от 50 метров до 56 км. Для этого вокруг Москвы созданы два пояса перехвата воздушных целей: первый – на удалении 100 км, второй – 50 км. При условиях, что гипотетический враг не способен "ослепить" разнообразными помехами радиоэлектронные средства, не имеет преимущества в дальности действия своего вооружения, а в российских военных округах есть тот, кто может организовать противодействие и взаимодействие. Пункты управления нынешних военных округов не имеют автоматизированных комплексов управления, космической системы разведки, функционирующей в реальном масштабе времени, работоспособной космической радионавигационной системы и поэтому собой реально представляют не пункт управления оперативно-стратегического объединения, а хозяйственные структуры с плохими подземными офисами, укомплектованными столами и телефонами.

 Мир вступил в эпоху "москитной" авиации, к приходу которой ни общество, ни армия не подготовились. Стоящая на вооружение ВВС и ПВО техника конструктивно разрабатывалась для условий СССР, где предполагалось применение большеразмерных целей, что и реализовано технически. Первый звонок, что не все ладно с системой ПВО в нашем отечестве, прозвучал в разгул перестройки, когда маленький легкомоторный самолет Руста нагло сел на глазах изумленных членов Политбюро и тогдашнего командования ВС в центе Москвы прямо у собора Василия Блаженного. Решение было принято быстро, но решение неправильное. Вместо того, чтобы оценить опасность массовых легкомоторных летательных аппаратов, имеющих возможность полета на высотах ниже 50 метров, были сняты Министр обороны, его заместители, куча офицеров ранга пониже разжалованы и несколько человек отданы под суд. При отсутствии космической радионавигационной системы полеты малоразмерных аппаратов практически невидимы, и очень опасны в условиях угрозы террористических актов. Единственное, что может ПВО в этих условиях – взять на вооружение английский опыт организации визуального наблюдения за летательными аппаратами с использованием обычных оптических систем, а это уже другая организация.

Политический, моральный и юридический аспекты проблемы еще сложнее.

В политическом плане уничтожение пассажирского самолета с террористами на борту поставят Россию на первое место в мире по числу сбитых пассажирских самолетов. До сего момента средствами ПВО было сбито четыре самолета (1978, 1983 и 2 в 1993 годах).

 С точки зрения спецслужб, гибель заложников – это провальные операции, свидетельствующие о недоработке. В моральном плане – это еще один удар по имиджу Росси, поскольку в проектах законов пока нет статей по моральной и материальной компенсации семьям погибших.

В принимаемом новом законе "О противодействии терроризму" в статье 17 регламентируется применение оружия и боевой техники… Двумя подпунктами определено, что "пресечение полетов воздушных судов, нарушивших установленные ограничения и запреты, не реагирующие на предупреждения о намерении применения оружия…" и применение "оружия и боевой техники в отношении воздушных транспортных средств с пассажирами… только для устранения опасности, непосредственно угрожающей обществу или государству". Исходя из этого законопроекта количество целей ПВО может увеличиться в разы, но непонятно, увеличится ли эффективность ПВО и кто лично гарантирует безопасность, например, пассажирскому самолету с вышедшей из строя системой связи или системой взаимного опознавания. Никто не дает гарантии, что такие ситуации, как, например, с корейскими самолетами в 1978 г. (Кольский полуостров) и в 1983 г. (Сахалин), или с самолетом авиакомпании "Сибирь" на Черном море в 2001 году, не повторятся. В тех авариях погибли 2, 269 и 78 человек соответственно, не говоря уже о подорванном имидже России.

 Конечно, необходимо совершенствовать нормативную базу в условиях усиления террористической опасности. Но выступление генерала Соколова настораживает своей безапеляциозностью: никто не дает право даже командующему, самовольно трактовать закон, брать на себя ответственность за Министра обороны или Начальника Генерального штаба.

Проблема контроля над малоразмерными летательными аппаратами, их взлетно-посадочными площадками находится в сфере ответственности ФСБ и МВД. Однако последние самостоятельно, без доверия к ним общества, без взаимодействия с владельцами летательных аппаратов и авиационных служб, регистрирующих и контролирующих малую авиацию, без изменения имиджа спецслужб и милиции, без активного участия общества не в состоянии решить эту проблему. Несомненно также, что для ее решения также необходимо принятие новых законов, инструкций и положений.

При этом невнятность закона (в нынешней редакции законопроекта) не исключает любого развития событий. Поэтому обществу следует быть готовым к тому, что самолеты с пассажирами могут стать целями на поражение. Сбивая свой самолет, российские ВВС и ПВО будут следовать практике, принятой в нескольких странах мира, но напугает ли это "чужих" террористов?

Дата — 01 Апреля 2006 года
Опубликовано — Новая Политика



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru