Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Военная реформа /

О военной реформе и об идеальной службе

Программы партий по военной реформе

Как власть, так и большинство российских партий в своих программных документах, где речь идет о реформе армии, внимание уделяют лишь одному вопросу: комплектованию ВС рядовым составом. Полемика носит односторонний характер: какой характер комплектования лучше - призывной или контрактный? Если какие-то партии настаивают на контрактной армии, то между ними спор уже идет об окладах и метрах жилой площади. Например, принцип формирования Вооруженных сил, который предлагает Министерство обороны, - сокращение срока службы после 2008-2010 годов, а СПС говорит о том, что надо за два года укомплектовать части постоянной готовности, затем сократить срок службы до 6 месяцев. В этом случае армию можно подразделить на "зимнюю" и "летнюю", со всеми вытекающими последствиями.

Нет однозначного мнения и о сроках перевода армии на контрактную службу. Власть говорит о том, что этот процесс растянется на 8-10 лет, КПРФ - на 10-12 лет, лидеры СПС утверждают, что есть возможность довести реформу до конца за 4 года. За сохранение системы призыва до 2010 года выступают правительство и КПРФ. "Единая Россия" выступает за сокращение срока службы до одного года с 2008 года.

В сущности, ни власть и ни одна из партий не затрагивает сути реформирования армии - реформирования ее состава и структуры. Никто не говорит о проблеме подбора и обучения офицерских и сержантских кадров, об их подготовке в соответствии с существующими и перспективными угрозами. За кадром также остаются не менее важные вопросы военной доктрины.

Армия не желает перемен - она вообще консервативная структура. А партиям нужны голоса на выборах. У населения свой подход - найти лазейку, чтобы в армии служил кто-то другой, а "не мой сын". Поэтому оказывается, что всех, в общем-то, устраивает нынешнее положение. А копья в спорах ломаются только по второстепенным вопросам: комплектование, сроки службы, жилищные условия для контрактников. Это все очень важные, но отнюдь не самые главные вопросы.

 По сути дела, военная реформа в современной России так и не начиналась. Власть преднамеренно, подменяя понятия, выдает сокращение армии за военную реформу (в бюджете это сокращение называется "военная реформа") и вводит общество в заблуждение. Складывается впечатление, что у России нет четкого понимания, к каким угрозам и к каким войнам необходимо готовиться.

Сейчас Россия оказалась в уникальной ситуации, когда реальных военных угроз для государства нет, во всяком случае в ближайшей перспективе, что позволяет реформировать армию без авралов и в относительно спокойной обстановке готовить ее к отражению угроз второй половины ХХI века. Но в новой российской истории историческая память о могуществе СССР сыграла злую шутку с политической и военной элитами. До сих пор у нас не выработалось понимания того, что Россия - не СССР. У России другие границы, цели, партнеры, союзники и угрозы. Для их отражения следует иметь не просто сокращенную, а принципиально иную армию. Реально военная реформа может начаться только при подъеме экономики, как это было при Дмитрии Милютине или при Фрунзе.

Служить или не служить. А если служить, то как?

Для всех здравомыслящих людей давно стало понятно, что Российская армия сама не сможет реформироваться. Как правило, вопросы об армии волнуют только тех членов общества, которых они каким то образом затрагивают. Таких групп несколько.

 Первая, и самая многочисленная, - это сами молодые люди, которым предстоит призыв, их близкие, правозащитные и женские общественные организации. Вторая - представители партий и движений, для которых вопрос об армии - это вопрос об электорате, который проголосовал за них на прошлых выборах. Третья группа - кадровые прапорщики, мичманы, офицеры, генералы и члены их семей, а также гражданский персонал, работающий на всех армейских объектах. И наконец, самая малочисленная, но наиболее влиятельная группа - представители законодательной и исполнительной власти, которые определяют правила игры и могут внести в нее изменения.

Как ни странно, но вопрос "служить или не служить?" ставится далеко не всеми молодыми людьми, которые "по закону" могут быть призваны в ряды Вооруженных сил. В основном этот вопрос волнует студентов первых курсов вузов, их родителей и близких. Миф о полном отказе молодых людей от службы основывается на опросах студентов первых курсов вузов и противоречит опросам студентов выпускных курсов. Согласно опросам, которые проводились среди студенческой молодежи выпускных курсов, этот вопрос трансформируется в вопрос "если служить, то как?" И этому есть объективные причины. У студентов младших курсов наблюдается наибольший максимализм, наибольшие трения в своих коллективах, наиболее ярко стремление "что-то доказать". Молодые люди растут физически в среднем до двадцати одного года. У них формируется характер, они испытывают сложности при вхождения в различные коллективы. Частично они боятся армии именно как нового коллектива. Этим и объясняются принципиальные расхождения во взглядах на армию у студентов первых и последних курсов. У старшекурсников больше уверенности в себе и в своих силах.

Во-вторых, к выпускному курсу молодые люди, как правило, уже определились с работой и с жизненной позицией. У большей части из них уже отсутствует страх нового коллектива, есть стремление испытать себя в более сложной обстановке. Поэтому молодые люди старше 21 года дают четкий ответ на вопрос, в каких условиях они согласились бы служить. Молодой человек согласен идти в армию, но с несколькими условиями. Призыв в армию должен производиться по достижении 21 года. Он должен быть прерогативой администрации местной власти, а не Министерства обороны. Срок службы должен быть не более одного года, а альтернативной службы - на один-два месяца больше. Должно быть гарантировано отсутствие в армии лиц, ранее отбывавших наказание в специальных исправительных учреждениях. Необходим гражданский контроль над армией со стороны общества (парламента - над силовыми министрами). Молодой человек должен быть уверен, что в армии он будет заниматься только прямыми обязанностями, а не привлекаться на строительные, спасательные и сельскохозяйственные работы. Денежное содержание призывника должно быть сравнимо хотя бы с размером студенческой стипендии.

Проблема "дедовщины" без решения "проблемы сержанта" практически не может быть разрешена. Российская армия - одна из немногих армий мира, которая не имеет этой профессиональной прослойки. Изменение нынешнего положения дел с сержантами возможно только при организации профессиональной подготовки с 2-3-годичным обучением в учебных заведениях. По нашему мнению, только сержанты должны быть контрактниками (командирами расчетов, танков, отделений). Появление "института сержанта" способно резко снизить уровень неуставных отношений при полной поддержке со стороны офицеров. На должности рядовых контрактников должен быть введен обязательный конкурс, в противном случае армия будет представлять армию люмпенов и деклассированных элементов. 

Минобороны опубликовало списки из 68 вузов, в которых планируется сохранить военные кафедры. Лейтенанты-выпускники теперь подразделяются на два вида. Первый - элитный - выпускники 35 вузов, которые призываться не будут, а сразу будут отправлены в запас. Второй - выпускники оставшихся вузов, которые пройдут обучение в так называемых военно-учебных центрах, но затем пойдут служить. До начала обучения с ними будут подписаны контракты, в соответствии с которыми они будут проходить службу офицерами в течение трех лет.

Не вдаваясь в обсуждение, почему тот или иной город-миллионник не имеет своего вуза с военной кафедрой или военно-научным центром, считаю, что Министерство обороны вновь пошло по неправильному пути. Не уверен, что все студенты, подписавшие контракт, способны командовать солдатами. Боязнь студентов лишиться повышенной стипендии, нежелание ректората расторгнуть договор с бестолковым студентом (поскольку количество студентов, видимо, будет заранее определено) сослужат плохую услугу для армии. Не секрет, что и после обучения в военном училище не всякий лейтенант становится командиром. Непрофессионализм дает 15-20 процентов отсева даже среди выпускников военных училищ, а у "трехгодичников" он будет куда большим. Первичное деление на "элиту" и "черную кость", думается, глупая и негосударственная затея. Как офицер, послуживший в войсках более тридцати лет, полагаю, что этот вопрос еще нуждается в доработке. Сын генерала и сын дворника, если они получили военное образование в вузе, обязаны служить на первичной офицерской должности на равных, без всяких исключений. Только после таких принципиальных изменений можно ожидать, что армия начнет приобретать моральный вес и авторитет среди общества и станет интересна для молодого россиянина, а матери не будут прилагать все силы для укрывательства своих детей от службы

Дата — 01 Апреля 2006 года
Опубликовано — Русский Журнал



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru