Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Военная реформа /

Бумажные командиры или трансформаторы обороны России .

За последние полтора месяца начальник Генштаба обратился к общественности с двумя статьями в «Военно-промышленном курьере» «Армия ХХI века. Каким будет новый облик вооруженных сил?». Но одно дело – литературная обработка журналиста, и другое – прямой стенографический отчет. Видимо, поэтому стенографический отчет НГШ на сайте Минобороны провисел менее суток, поскольку возникло много вопросов у общества и экспертов. Минобороны практически не дало возможности ознакомиться с основными положениями предлагаемой военной реформы и военной науки и доводами, составлявших их смысл.

Но «отредакционный текст» в издании «Оружие России»: (http://www.arms-expo.ru/site.xp/055057052124056057056048.html). Спасибо, «Коммерсанту», если бы не он, мы бы не смогли ознакомиться с полным, без купюр, выступлением.

НГШ попытался обосновать решения министра обороны. Доклад для общества оказался закрытым, видимо, потому, что часто непонятно, о чем конкретно говорил НГШ. В течение 2,5 часов с привлечением 35 слайдов, журналисты слушали доклад, но оказалось, что не все согласны с видением генерала Макарова. Обществу было предоставлено два доклада: «Армия ХХI века» – вычитанный журналистами «Военно-промышленного курьера» № 23 и 24, и вариант последней, появившейся на два дня на сайте Минобороны записи, которую спустя пару дней убрали без объяснений. Именно к этому, «Полному тексту выступления генерала Макарова», опубликованному журналом «Власть» № 27 (830) от 13.07. 2009, появилась масса вопросов, непонятых российским обществом.

По моему мнению, нельзя НГШ говорить слово «реформа». В данном случае применим термин «трансформация». Реформа предполагает исправление имеющихся серьезных недостатков в армии, а трансформация – движение от «хорошего» к «еще лучшему». Как эксперт, я не согласен с НГШ по основным и рядом частных вопросов. Основные аспекты доклада вызывают сомнения. В частности, речь идет об угрозах национальной безопасности. Не согласен с тем, «что те угрозы и вызовы, которые были чисто классическими в прежние годы, когда было противостояние 2-х блоков Варшавского договора и НАТО, они большей частью и остались». Сомнительно, поскольку после развала СССР, США сократили армию с 2,4 млн. человек до 1 млн. чел., плюс 220 тыс. гражданских лиц. На начало 1990г. Вооруженные Силы 16 «старых» членов НАТО имели в Европе суммарно 24.344 танка, 33.723 боевых бронированных машин, 20.706 артиллерийских систем калибром более 100 мм, 5647 самолетов, 1605 вертолетов. На начало 2009г. Вооруженные Силы 22 стран НАТО (16 «старых» и 12 «новых»), бывших членов Организации варшавского договора, ОВД располагали в Европе суммарно 13.514 танками, 26.389 ББМ, 16.042 артсистемами, 4031 самолетом, 1305 вертолетами. Сокращение в разы. «Рассказы» НГШ о мощи НАТО при отсутствии цифр не впечатляют.

В ранее принятой Стратегии при личном руководстве НШГ «неприемлемыми с точки зрения безопасности России названы американские планы по созданию противоракетного щита в Восточной Европе, а также присоединение к НАТО бывших советских республик (следует понимать: Украины, Грузии, Азербайджана)». К сожалению, другой российский сосед не упомянут – практически повторяются предложения 10-летней давности, в которых тоже было упорное отрицание военно-политическим руководством страны существования китайской угрозы. А зря. По мнению НГШ, «что касается Китая, проводится у нас очень взвешенная, продуманная политика, я скажу, что и в Шанхайской организации сотрудничества является собой свою положительную роль на ту обстановку, которая сейчас складывается в азиатско-тихоокеанском регионе».

 В настоящее время официальная китайская историография рассматривает действия России в отношении Китая, начиная с XVII века, исключительно как агрессию, а все договоры, кроме Нерчинского, “неравноправными” и “несправедливыми”. Если ранее это была только военная доктрина, то в настоящее время в Китае опубликована книга «Китай сердится», и моментально разошлись ее 270 тыс. экземпляров. Авторы – сторонники Демократической партии Китая и движения «Фалуньгин» призывают китайцев вспомнить о великих корнях китайского народа и занять подобающее место в мире. Призывают китайцев дать отпор Западу и начать искать жизненное пространство на территории России. Думается, что китайское руководство упустило момент и, возможно, ситуация пойдет по непредсказуемому пути.

 Масштабная реорганизация Вооруженных Сил РФ и всего центрального аппарата военного ведомства, рассчитанная на период до 2012г., проводится без тщательного анализа экономических, социальных и военных последствий таких решений, а НГШ этим даже гордится. Посмотрите «пятый вывод»: «почему так быстро, почему без экспериментов, нам экспериментов некогда ставить».

 Была надежда, что с заменой начальника Генштаба придет конец так называемой прусской модели Генерального Штаба. Большевики бездумно скопировали эту модель у немцев, и неприкосновенность этой структуры Генштаба по сей день – это подготовка России к войнам прошлого. Военные округа должны быть все введены в территориальное командование. Эту принципиальную вещь министр обороны не понимает, а командующие войсками, округами, армиями, ясно понимая, что за этим стоит значительное сокращение, всячески его незнание поддерживают, боясь за свои служебные кресла.

Вот мнение НГШ: «Если раньше сухопутные войска решали основную роль достижения победы и разгрома противника, то сейчас их роль в значительной степени уменьшилась, повысилась роль Военно-Воздушных Сил, космической группировки, Военно-Морского Флота, и, прежде всего, оснащенных высокоточными средствами поражения». Оно сомнительно по многим причинам. Приводя пример Югославии, когда НАТО вынуждал принять требования НАТО, совершенно не означает преимущества авиации.

 НГШ, видимо, забыл уроки израильско-ливанской войны. Непропорциональное количество специалистов одной воинской специальности в высшем руководстве армии (в израильской армии – летчиков), а привело в целом к перекосу в руководстве армией – основное внимание было уделено ВВС в ущерб другим войскам, поскольку бывший начальник Генштаба Армии обороны Израиля (АОИ) генерал-лейтенант Дан Халуц (ранее командующий ВВС) был убежденным приверженцем концепции воздушной войны. В Израиле, например, из-за этого упор был сделан на авиаудары, а приготовления к войне на земле шли ни «шатко, ни валко». Анализ реальных боевых действий АОИ позволил сделать вывод о том, что излишняя или завышенная оценка действенности авиации и при абсолютном превосходстве в воздухе не может служить гарантией решительного поражения противника. Опыт военных действий в Ливане, секторе Газа показал, что силами только одной авиации – даже в условиях слабой ПВО – невозможно разгромить партизанское движение и достигнуть поставленных задач.

 Израильско-ливанская война, война в Ираке и Афганистане, грузино-осетинская война, военные действия Израиля в секторе Газа, наглядно показали, что победа над сепаратистами и террористами достигается не только с помощью ударов авиации и флота, в том числе и применением всевозможного высокоточного вооружения, а, прежде всего, с помощью Сухопутных войск. Поэтому роль Сухопутных войск при всех условиях, в том числе и при современных операциях и боях, не только не уменьшается, но и остается основной, когда речь идет о действиях на земле. Если во второй Ливанской войне в Армии Обороны Израиля были две разных армии: сухoпутнaя и вoздушнaя, действующие каждая по своему отдельному плану, то в войне в секторе Газа сухoпутнaя и вoздушнaя армии воевали согласованно по единому плану. Именно тогда Израиль полностью использовал абсолютное превосходство в танках, поскольку реальная картинка боя беспилотными самокатами-разведчиками поставлялась на дисплеи в штаб Южного военного округа.

Понятно, что нынешний первый заместитель НГШ генерал-полковник Ноговицын – сторонник именно авиационных действий. К несчастью, в каждый период так называемой «реформы», окружение министра вкладывало свой негативный вклад. В бытность министра обороны Павла Грачева элитой были десантники. Во времена Игоря Сергеева – ракетчики. Когда министром обороны был Иванов, главную роль играли варяги из ФСБ (но они хоть были военные). А в нынешней ситуации при министре Анатолии Сердюкове – бизнесмены-советники из Питера. Поэтому вся военная реформа в армии направлена в интересах бизнеса. НГШ – ширма, под которую удобно имитировать реформу. На самом деле, бригады, аваиэскадрильи нужны для распродажи имеющегося имущества. «Оборонсервис» создан под охват всех ремонтных заводов для бизнеса, военные городки «за тридевять земель» и ликвидация Главного Штата ВМФ, ПВО страны, земель, занимаемых частями в Москве, только для продажи «по своим», в экспорте ВПК, когда в армии только одиночные поставки, заинтересован оружейный бизнес.

 Не согласен с высказыванием НГШ о том, что «разговор среди людей идет, причем людей, которые далеки от военной службы, и делаются неправильные многие заключения о том, что в американской армии есть дивизии, есть бригады, а у нас дивизий якобы не будет. От дивизий у американцев осталось "чисто" формальное название, никак дивизия как таковая, а название, которое позволило им устранить почетные наименования, которые они имеют, но эта дивизия приобрела уже оперативно-тактический смысл как у нас, примерно, армия как оперативное командование».

У меня создается мнение некомпетентного человека. НГШ, который не знает структуры вероятного противника – США? «В США не 14 тысяч 900 офицеров». Сообщаю, что только в Сухопутных войсках их 488,579 тыс. солдат (на конец 2005 года – 75тыс. офицеров). В настоящее время в состав американской армии входят: регулярная армия (488.595 тыс. чел.): 3 штаба армий, 4 штаба корпусов (в том числе 1 воздушно-десантный), 2 штаба учебных дивизий;10 дивизий: 2 бронетанковые, 4 механизированные (различного состава), 2 легкие пехотные, воздушно-десантная и воздушно-штурмовая; 11 отд. бригад: 6 артиллерийских и 5 армейской авиации; 3 бронекавалерийских полка; 10 зенитных ракетных дивизионов и отдельный пехотный батальон. Национальная гвардия (351,35 тыс. чел.): 8 дивизий, 15 бригад, 17 штабов артиллерийских бригад, бронекавалерийский полк, пехотный батальон, 42 артиллерийских дивизиона, 32 батальона армейской авиации, 40 инженерных батальонов, 11 зенитных ракетных дивизионов. ВМВ насчитывает 400 тыс. офицеров и матросов и состоит из 6-ти региональных флотов: 2-го и 4-го Атлантического, 3-го и 7-го Тихоокеанских, 5-го Индийского и 6-го Средиземноморского. В составе флотов свыше 500 надводных и подводных боевых кораблей, в том числе 27 ракетных крейсеров, 57 ракетных эсминцев и 33 фрегата. ВВС насчитывают 367 тыс. солдат и офицеров.

 В Корпусе морской пехоты: 171 тыс. человек; 4 экспедиционных дивизии морской пехоты и 4 специальных авиакрыла, включающие 400 танков, более 2 тыс. боевых плавающих бронемашин и около 2200 орудий и минометов, а также 473 самолета и 660 ударных и транспортно-десантных вертолетов. Командование специальных операций (КСО) насчитывает более 47 тыс. солдат, матросов и офицеров. В армиях НАТО Франции, Великобритании, «немецкие контингенты должны представляться в НАТО в форме дивизий». Поэтому говорить о "чисто" формальном названии я бы поостерегся.

 Знаю биографию генерала армии Макарова. Он был в 1998г. командующим сухопутными и береговыми войсками – заместителем командующего Балтийским Флотом по сухопутным и береговым войскам. Обидно, когда НШГ не знает состав ВМФ. Офицерам флота «режёт ухо» небрежное название «дивизия морская», когда следует говорить о дивизии надводных кораблей. Он не знает или искажает возможности ремонтной роты и взвода технического обеспечения батальона, намеренно искажает силы и возможности НАТО, не зная сроков обучения, установленных Министерством образования, предлагает в Общевойсковой академии установить срок обучения «один год». Наиболее спорный вопрос – решение об изменении структуры армии. Структурные изменения, по мнению министра обороны и НГШ, будут связаны с введением трехзвенного управления: округ, оперативное командование, бригада. Считаю, что переход с четырехзвенной системы управления (полк – дивизия – армия – округ) на трехзвенную систему (бригада – группировка войск – округ) является неоправданным и в целом ошибочным решением. Переход на трехзвенную систему военного управления не улучшит управляемость войск, но существенно снизит их боевую способность.

Последствия войны на Кавказе сказались на всей структуре использования армии. Большая часть высшего генеральского состава (командующие округов и армий) вышла из трех войн: двух чеченских кампаний и войны на Кавказе. Это и стало дополнительным стимулом превращения дивизионной и полковой иерархии в бригадную. Но, к сожалению, это не классическая война, а горная. В свое время война на Халкин-Голе и на озере Хасан, в песчано-сопочной местности, показала преимущества танковых войск, а война в Финляндии в лесисто-скальных условиях повлияла на тактику действий пехоты. В Европе, в Арктике, в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке возможности мотострелковой дивизии в обороне и наступлении, в комплексном огневом поражении противодесантной операции, обороне морского побережья более важны, чем мобильность бригад в горной местности. Нельзя опыт боев в горных условиях некритически использовать на других театрах военных действий. Российская армия будет воевать почти исключительно на собственной территории, поэтому обязана иметь стационарные региональные группировки войск. А в России будут проходить, в основном, наземные операции.

 В Минобороны путаница понятий. Дословно: «Мы перешли к новой структуре: округ – как оперативно стратегическое командование. Теперь все, что есть на территории округа, подчинено одному человеку – командующему войсками округа. И он единолично им управляет и несет единоличную ответственность перед нашей страной за вверенный ему участок территории России, за ее целостность и безопасность. И он имеет право применять все силы и средства, которые находятся на его территории. Под ним оперативное командование – армия». Интересен 21-й слайд: «примерно, 13 тыс. человек, то бригада численность примерно пять, пять с половиной тысячи человек. Но по своим огневым возможностям она никоим образом не уступает той дивизии. А при качественно новом насыщении новой техникой поражения она в значительной степени превосходит ее. Вот что такое бригада». И опять, в 24 слайде: «В новом составе действует уже командование округов, в новом составе действует объединенное оперативное командование в составе армии, бригады, батальонов, т.е. у нас управленческие структуры, которые мы уже создали на первое января уже проходит апробацию, действуя уже в новой организационно-штатной структуре». На сайте Северокавказского округа: «Мы изъяли мобилизационную составляющую с тактического и оперативного уровня убрали командиров частей, убрали командармов и перенесли наверх, теперь мобилизационная составляющая будет от округа и выше. В виде содержания запасов этого округа стоит техника, но необходимо призывать людей. Мы их формируем в окружных учебных дивизиях». Ранее НГШ полностью отказался от дивизий, и тут вновь дивизия? Непонятно.

На постсоветском пространстве уже есть варианты создании оперативного командования – на Украине, в Казахстане, Беларуси.

На Украине Сухопутные войска объединены в три оперативных командования на основе бывших военных округов Советской армии: Киевского, Прикарпатского и Одесского) - "Север" со штабом в Чернигове, "Запад" (Львов), "Юг" (Одесса), и насчитывают 5 армейских корпусов, 16 дивизий, 11 отдельных бригад. В Казахстане 2001г. создано четыре военных округа, которые с 7 мая 2003г. были преобразованы в региональные командования "Астана", "Запад", "Восток" и "Юг".

 Вооруженные Силы Казахстана перешли на трехвидовую структуру с созданием Главных штабов соответствующих видов: Сухопутных войск, Сил воздушной обороны, ВМС. В 2003г. вместо Генштаба создан Комитет начальников штабов (КНШ). В состав КНШ вошли начальники главных штабов видов ВС, а также штабов региональных.

В Белоруссии управления армейских корпусов реорганизованы в управления Западного со штабом в Гродно и Северо-Западного (Борисов) оперативных командований Сухопутных войск. В отличие от других стран СНГ, в Республике Беларусь для решения задач по территориальной обороне создаются территориальные войска которые, являясь резервным компонентом Вооруженных Сил, будут развертываться в угрожаемый период или с началом войны.

 В США Объединенные командования состоят из компонентов от двух и более видов ВС, Специальные командования – из одного вида ВС. На начало 2007г. в США имелись одиннадцать Объединенных командований. В Оперативное командование ВС США в Европейской зоне (ОК в Европейской зоне) включены территории континентальной части России, Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Армении, Азербайджана. Командование единых сил (ОК ЕС). С осени 2002г. в Командование в зоне Северной Америки были объединены часть командования единых сил и объединенное (американо-канадское) командование Воздушно-космической обороны – Северной Америки континента (НОРАД). Командование в зоне Центральной и Южной Америки (ОК в зоне Центральной и Южной Америки). Командование ВС США в зоне Тихого океана (ОК в зоне Тихого океана). В него включена островная территория Курильской гряды РФ и Антарктида. Центральное командование (ОЦК) - включены территории Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении и Киргизии, Северной Африки, Персидского залива, Центральной Азии, Пакистана и части Индийского океана. Объединенное Космическое и Стратегическое командование (все элементы стратегических сил под одним командованием). Командование Стратегических перебросок. Командование в Южной зоне и Командование специальных операций. Имеется также одно Специальное командование – так называемое Командование сил (Forces Command).

В различных государствах территориальные войска называются по-разному. Так, в Финляндии, Норвегии, Дании – войска местной обороны; в Польше, Чехии и Словакии – войска территориальной обороны; в Великобритании – территориальные войска; в Германии – войска защиты родины; в США – национальная гвардия. Но предназначение таких формирований во всех государствах одно и то же – ведение всеобщей (тотальной) обороны страны.

 Вызывает сомнение дальнейшая оптимизация структуры Вооруженных Сил, в основе которой мыслится создание частей постоянной боевой готовности, стопроцентно укомплектованных контрактниками. Это еще «прокол» перехода на контрактную систему. Федеральная целевая программа по переходу на контрактный способ комплектования у нас не была выполнена. Укомплектовать войска на 95% контрактниками, как задумывалось, не сработало. Тем более, количество призывного состава сокращается. Реализация Федеральной целевой программы формирования частей постоянной готовности (т.е. укомплектованных исключительно контрактниками) привел к тому, что внутри ВС возникли значительные диспропорции. Военнослужащие этих частей стали фактически людьми «первого сорта», военнослужащие остальных частей – «людьми второго сорта».

 Теперь о выводе НГШ, о том, как хорош на посту министра обороны Анатолий Сердюков, что Минобороны «обойдется тем бюджетом, что есть». Этот вариант военной реформы уже был. С июля 1996 по май 1997гг. министром обороны был генерал армии Игорь Родионов. Россия в 1996г. выделяла на оборону 3.6% ВВП. Тогда у него не получился вариант «не меняя структуры армии обойтись тем, что есть на армию в государственном бюджете». Заместитель министра обороны по финансам Любовь Куделина отказалась от должности, только потому, что быстрее всех поняла – все, что предлагает кандидат экономических наук Анатолий Сердюков, в рамках бюджета является обманом и явно невыполнимо. Поэтому постаралась быстрее уйти, чтобы не нести перед обществом ответственности совместно с Сердюковым. Видимо, она оказалась права.

 За последние 20 лет в России в результате "военных реформ", не меняя структуры, принципов управления, принципов комплектования, сократив армию с 2.8 млн. до 1.1 млн. человек, реформы Вооруженных Сил как не было, и, видимо, сейчас ее опять не будет. Но общественность тоже должна понимать, что наша общая безопасность зависит не только от армии, но и от всех других государственных структур

Дата — 05 Августа 2009 года
Опубликовано — Сегодня.Ру Информационно-аналитическое сетевое издание. 03/08/2009 07:22



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru