Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Военная реформа /

Армия, в которой хочется служить

Армия прошлого

В Российской армии нет подготовленных, сформированных уже в мирное время командований или центров управления на направлениях предполагаемых локальных конфликтов, какие существовали при маршале Огаркове или существуют ныне в американской армии.

 Существующая структура управления нынешней армией РФ такова: Министр обороны – гигантский Генеральный штаб – штабы военных округов – армии – корпуса – дивизии – бригады – полки. Эта архаичная структура управления 1940-60 гг. осталась неизменной.

В армии отсутствуют подходы к новым теориям стратегии, оперативного искусства и тактики в новых исторических реалиях. Нынешние нормативные документы, где 80 % объема отдано наступательным и оборонительным операциям, не годятся для современных войн, в которых в основном будут использоваться десантные и противодесантные операции и боевые действия, проводимые мобильными частями, подразделениями и группами.

 Нынешняя армия не способна отразить угрозы, которые могут возникнуть через 20-30 лет. Не потому, что Россия встала на другой путь развития и армия сменила красную звездочку на орла, а потому, что современность требует иных теорий, иных структур, иных людей. В новом веке на европейском театре, возможно, не будет стоять задача физического уничтожения армии и боевой техники. Так, например, в югославской войне стояла задача не разгромить военную мощь противника, а принудить его к условиям, поставленным НАТО и США. В Ираке сценарий войны также предусматривал не уничтожения армии, а создание условий для взятия территории под контроль.

Не годятся для будущих десятилетий армейские кадры, не умеющие отслеживать ситуацию на дисплеях контроля космической, воздушной и наземной обстановки, не способные лично перепрограммировать разведывательно-ударные боевые комплексы или роботизированные боевые комплексы.

 В Российской армии полностью отсутствует институт сержантов. Подготовленных за 5-6 месяцев мальчишек только в насмешку можно называть сержантами – руководителями низших звеньев, на плече которых (а не солдат-срочников) должна ложиться основная нагрузка во время боевых операций.

Армия будущего

Армия, которая нужна России, должна быть, прежде всего, высокотехнологичной, что позволит привлекать к участию в войнах меньше военнослужащих. Несмотря на развитие авиации, количество самолетов-бомбардировщиков должно уменьшаться, уступая место крылатым ракетам морского и воздушного базирования.

 Архаичная структура нынешней армии должна быть упразднена. Вместо Генштаба необходимо создать Главное командование с подчиненными ему Командованием сил общего назначения, Командованием специальных сил, Командованием стратегических сил. В состав командования общего назначения должны войти территориальные командования, которые не должны быть аналогами нынешних военных округов, а привязаны к потенциальным театрам военных действий.

На уровне тактического звена наравне с картами у офицера и сержанта должны быть электронные карты. Офицеры и сержанты должны владеть ситуацией на всем театре военных действий и самостоятельно принимать конкретные решения в интересах выполнения главной задачи.

Для боев будущего нужны вооружения, имеющие собственный интеллект. То вооружение и боевую технику, которую выпускает российский ВПК последние сорок лет, принципиально не подходит к перспективным войнам. В XXI веке она останется, пожалуй, лишь на вооружении стран Африки, Азии.

Боевая техника, предусматривающая поражение насмерть, не годится для боя, в котором ставится главная задача – поразить сознание, нейтрализовать, обездвижить, усыпить или до ужаса испугать противника. В этих операциях будет требоваться оружие несмертельного (нелетального) действия (ОНСД), которое также называют гуманным оружием [1].

 Следует признать, что нынешняя техника и вооружение российской армии принципиально не годятся для будущих войн. России необходимо приступить к планированию перспективной армии, организации военного дела с новыми подходами, новыми принципами, новыми людьми, которая, в том числе, была бы привлекательной для молодежи.

Армия, в которой хочется служить

К сожалению, большинство российских партий в своих программных документах, говоря о реформе армии, все внимание отдают одному вопросу: комплектование ВС рядовым составом. Все споры между партиями идут только в одном ключе: какой характер комплектования лучше – призывной или контрактный. Если какие-то партии настаивают на контрактной армии, то между ними спор уже идет об окладах и метрах жилой площади. В сущности, ни одна из партий не затрагивает сути реформирования армии – реформирования ее структуры. За кадром также остаются не менее важные вопросы – военная доктрина и теория, требования к боевой технике. И главное – не рассматриваются проблемы подбора и обучения офицерских и сержантских кадров.

 Нормальный российский молодой человек согласен идти в армию, но с несколькими условиями. Призыв в армию при достижении возраста 21 года. Призыв должен быть прерогативой администрации местной власти, а не Министерства обороны. Срок службы не более одного года, а альтернативной службы больше – на 1-2 месяца. Отсутствие в армии "дедовщины" и лиц, ранее отбывавших наказания с пребыванием в исправительных учреждениях. При гражданском контроле со стороны общества (парламента, представителей общества на постоянной основе работающих в каждом гарнизоне). При гарантированном занятии только боевой подготовкой (специальной, стрельбой и вождением, физической), не привлечением на строительные, спасательные и сельскохозяйственные работы. При денежном содержании сравнимом хотя бы со стипендией.

Проблема дедовщины без создания реального института сержантов практически не может быть решена. В России – одна из армий мира, не имеющая этой профессиональной прослойки. Изменение положения возможно только при организации профессиональной подготовки с 2-3 годичным обучением. По нашему мнению, только сержанты должны быть контрактниками (командирами расчетов, танков, отделений). Появление института сержанта способно резко снизить уровень неуставных отношений при полной поддержке со стороны офицеров.

Да и сами офицеры нуждаются в изменении принципов выдвижения. Помочь этому возможно введением принципа баллотировки – коллективной ответственности за рекомендацию при выдвижении на вышестоящую должность. Этот принцип устранит кумовство и фаворитизм и резко повысит ответственность и уровень дисциплины в армии.

 С такими принципиальными изменениями в призыве, комплектовании, вооружении при новой военной теорией можно ожидать, что армия начнет приобретать моральный вес и авторитет в обществе и станет интересна для молодого россиянина.

 Военные угрозы: очаги напряженности на Ближнем Востоке и нерешенность проблем, связанных с угрозой возможных несанкционированных пусков одиночных ракет, в том числе и с ядерными боеголовками с территорий КНДР, Ирана, Пакистана;

 увеличивающаяся угроза исламского терроризма на сегодняшний день является основной, при финансовой поддержке его основных центров со стороны частных лиц Саудовской Аравии и Пакистана;

 наркоугроза со стороны Афганистана;

 гипотетическая угроза со стороны США и НАТО;

 угроза ввода иностранных войск, в нарушение устава ООН, на территорию сопредельных с Россией государств;

непредсказуемость развития событий, при предполагаемом развале коммунистического Китая, возможном создании зон нестабильности и конфликтов в приграничных областях, несбалансированность вооруженных сил, слабо прикрытые территориальные претензии к России, декларируемые во внутриполитических дискуссиях, демографическое давление на Сибирь и Дальний Восток.

 Невоенные угрозы: угрозы в области пограничной сферы. Незаконная миграция, наркомания, алкоголизм, низкий уровень безопасности на дорогах, снижение уровня смертности, снижение уровня безопасности трубопроводных и энергетических систем;

угроза нарушения прав и свобод граждан Российской Федерации в сопредельных государствах; угроза со стороны тоталитарных режимов, непредсказуемое поведение которых постоянно будет создавать напряженность.

 [1] К нему относятся: информационно-психологическое, конциентальное (поражающее сознание), психотропное (вызывающее панический страх, галлюцинации), геомагнитное и акустическое, графитовое и электромагнитное оружие, СВЧ-оружие, управляемые программные вирусы, останавливающие аэрозоли, клеящие гели, акриловые пенные составы, ингибиторы подавления сгорания топлива, сверхскользкие составы, ослепляющие лазеры, инфразвуковое оружие, зловонные боеприпасы, антистатики и снотворные вещества, снаряды и мины, снаряженные резиновыми шариками.

В космическом пространстве будет действовать кинетическое оружие (КО), пучковое оружие (оружие направленной передачи энергии с более глубоким проникновением в материал (ОНПЭ внутр), лазерное оружие (энергия выделяется в тонком внешнем слое (ОНПЭ внеш). Как бы оно ни называлось, это оружие XXI века уже входит в набор инструментов современной и будущей войны.

Дата — 01 Апреля 2006 года
Опубликовано — Новая Политика



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru