Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Военная реформа /

Тактическая путаница в оперативно - стратегических умах

ТАКТИЧЕСКАЯ ПУТАНИЦА В ОПЕРАТИВНО-СТРАТЕГИЧЕСКИХ УМАХ

Как сказал министр обороны Сергей Иванов, "мы проверяем сразу несколько компонентов эффективной деятельности военной организации государства. Прежде всего это оперативная переброска разнородных сил и средств частей постоянной готовности Сухопутных войск, морской пехоты и воздушно-десантных войск и их тренировки с ведением боевых действий на незнакомой местности".

МОЛОТОМ ПО КОМАРАМ

По большому счету учения "Мобильность-2004" стали очередными, вписавшимися в действительно крупномасштабную "военизированную" пиаровскую кампанию. Цель ее - убедить в первую очередь граждан России в том, что наша оборона нерушима, Вооруженные силы страны самые мощные, самые современные и самые мобильные. Только улыбку могут вызвать эти учения, особенно на их первом этапе, когда десятки самолетов, включая пару гражданских дальнобойщиков Ил-62, перевозили 800 человек личного состава. Аэрофлот и прочие авиакомпании перевозят в год миллионы пассажиров, а тут - 800 человек и столько шума: "впервые", "никогда такого не было"...

В этом году на самых крупных учениях в новейшей истории России от Балтики до Приморья к стратегическому масштабу приравняли парашютно-десантную роту Псковской дивизии, батальонную тактическую группу мотострелков Приволжско-Уральского округа, а оперативным соединением флота стала десантно-штурмовая рота морской пехоты Северного флота. Российская армия впервые за много лет отработала межтеатровую переброску войск постоянной готовности. Но стратегического масштаба в том, что происходило на Сергеевском полигоне Дальневосточного военного округа 23 июня, опять же не просматривается даже близко. Там участвовали: около 200 единиц бронетехники, почти 400 автомобилей, 6 ракетных пусковых установок, 120 орудий и минометов и реактивных систем залпового огня, 8 средств ПВО, 37 воздушных судов и около 3 тыс. военнослужащих. Это может впечатлить только несведущего. Военный же сразу поймет, что на глазах президента и Верховного главнокомандующего был разыгран бой не более чем полка с приданными ему средствами. Полк никогда не являлся ни стратегическим, ни оперативным элементом в военной операции. Очевидно, что выброской воздушных и морских десантов Генеральный штаб пытается "латать дыры" в общей теории современного военного искусства. Ибо, по мнению большинства ведущих экспертов Запада, в первой половине XXI в. напрочь отсутствуют военные угрозы глобального масштаба, в которых могут принимать участие сотни тысяч бронированных машин (танков, БТР, БМП, БРМ, самоходных орудий) и прочей тяжелой техники.

Предполагается, что основные угрозы стабильности в мире возможны в основном в прибрежных областях на глубину 200-300 км от побережья. В этих областях ориентировочно проживает до 60% всего населения мирового сообщества. В частности, правительство США последние годы проводит реорганизацию своих вооруженных сил и войск с перспективными задачами по ликвидации угроз в основном на приморских направлениях. Экспедиционные ударные группы развернуты США в Тихом и Атлантическом океанах. В целом ВМС США позволяют сформировать 12 таких групп, а также 12 авианосных ударных групп и дополнительно - 10 корабельных ударных групп. Общее число оперативных групп флота может достигать 38. По некоторым оценкам, их боевой потенциал выходит за рамки, определенные национальными интересами США. В боевом составе амфибийных сил Атлантического и Тихоокеанского флотов Штатов насчитывается 43 десантных корабля различных типов, в то время как в России - всего 3. Десантная вместимость, в зависимости от типа корабля, составляет от 400-500 до 1700-1870 человек. Численность морской пехоты США составляет 147 тыс. человек. По расчетам зарубежных экспертов, например, для переброски экспедиционного батальона морской пехоты США необходимо 3-5 десантных кораблей и судов, экспедиционной бригады - 12-18. Для переброски экспедиционной дивизии потребуется 46 кораблей и судов.

Другой сосед России, Китай, имеющий армию 2 млн. 480 тыс. человек, в ближайшие годы, хотя и снижает численность своих вооруженных сил почти на 500 тыс., одновременно ускоряет модернизацию технологически более сложных видов вооруженных сил - ВМС, ракетных и космических войск. Так вот, ВМС КНР на современном этапе насчитывает 106 десантных кораблей различных типов.

 Таким образом видно, что общая направленность разработок зарубежных специалистов в определении новых и перспективных угроз предполагает, что в ближайшие десятилетия эти угрозы могут быть нейтрализованы и решены только мобильными высокотехнологичными войсками во главе с находящимися в постоянной боевой готовности штабами, подготовленными к действиям как в составе морских десантов, так и в качестве основных сил коалиционных группировок. В этом смысле Россия, по оценкам западных аналитиков, отстает от США лет на двадцать. Морпеха сегодня в России всего 15 тыс. человек. Для проведения морской десантной операции на всех флотах и флотилиях ВМФ Россия имеет на сегодняшний день, по экспертным оценкам, лишь 32 танко-десантных корабля (в том числе 3 упомянутых выше больших десантных корабля типа "Иван Рогов", десантная емкость 46 танков с экипажами или 440 человек и 79 единиц техники) и 50 десантных кораблей (средний, который действовал на учениях "Мобильность-2004" вмещает 13 танков или 19 БТР) и малых десантных кораблей (1 танк или 2 БТР), что ориентировочно позволяет осуществить погрузку и десантирование около одной мотострелковой дивизии со штатной техникой или до половины бригады морской пехоты ВМФ. Кстати говоря, что касается "Роговых", то на плаву всего один такой корабль, два других находятся в "глубоком" ремонте.

УГРОЗЫ РОССИИ: МНИМЫЕ И РЕАЛЬНЫЕ

 Многие задаются вопросом, почему, в то время как террористы активизируются в Кавказском регионе и не снята угроза из вылазок в Центральной Азии, Россия вдруг "уничтожает" их на Дальнем Востоке? Какие такие угрозы там, и о каких угрозах вообще умалчивает Генштаб, на все лады пиаря различные "стратегические" учения? Они видятся сегодня следующими.

Во-первых, это наличие спорных участков границы между РФ и Китаем. Здесь все стабильно только на первый взгляд. Однако события при предполагаемом развале коммунистического Китая могут быть более чем непредсказуемыми. Пекин и сейчас слабо прикрывает территориальные претензии к России и оказывает демографическое давление на Сибирь и Дальний Восток. Поэтому не случайно в распространенном сообщении пресс-службы Минобороны по поводу шумных учебно-боевых действий на Сергеевском полигоне, который находится в непосредственной близости от российско-китайской границы, говорилось, что "проведение в восточной части российско-китайской границы учений не было направлено против какого-либо сопредельного государства". Однако очевидно, что вероятный конфликт с Китаем является единственным, в котором неизбежно могут быть применены все средства вооруженной борьбы, используемые на учениях "Мобильность-2004".

Во-вторых, масштабы распространения терроризма требуют все большего вмешательства Вооруженных сил. В Сергеевке министр обороны Иванов прямо заявил, что опыт оперативно-стратегического учения "Мобильность-2004" отчасти будет применяться в борьбе с терроризмом.

В-третьих, гипотетическая угроза со стороны США и НАТО. Но следует оговорить, что эта угроза в основном не внешняя, а внутренняя. США и НАТО будут нести угрозу России только в том случае, если произойдет невозможное и маятник власти в России совершит ход назад, то есть кремлевская власть вдруг перейдет к маргиналам коммунистического толка.

 В-четвертых, наркоугроза со стороны Афганистана, которая из года в года нарастает.

 В пятых, - угроза ввода иностранных войск, в нарушение устава ООН, на территорию сопредельных с Россией государств. Здесь же - нарастание угрозы нарушения прав и свобод российских граждан в ряде сопредельных государств. И - угроза со стороны тоталитарных режимов, непредсказуемое поведение которых и сейчас создает напряженность, и будет создавать ее в дальнейшем.

Если принять за основу эти пять угроз национальной безопасности и суверенитету России, то, по нашему мнению, российские Вооруженные силы к отражению их готовы менее всего. Прежде всего по той причине, что в настоящее время в Российской армии нет подготовленных командований или центров управления на театрах или направлениях предполагаемых локальных - именно локальных - конфликтов или боевых действий. Существующая структура управления: министр обороны - гигантский Генеральный штаб - штабы военных округов - армии - корпуса - дивизии - бригады - полки, - это архаичная структура управления 1940-1960 гг.

ВПЕРВЫЕ ПО-СТАРОМУ

 Разберемся теперь в уровне обученности, слаженности и эффективности действий частей и подразделений, в том числе и участвующих в "Мобильности-2004", в частности, при высадке морского десанта и действиях войск в ходе противодесантной операции в районе мыса Клерка. Тактическая группа из состава 61-й отдельной бригады морской пехоты Северного флота совместно с тактической группой мотострелков, что бы там ни утверждали Верховный главнокомандующий и министр обороны про "незнакомую местность", высаживались на давно знакомом полигоне. А оперативный и стратегический масштабы рисовались лишь на картах привлекаемых штабов военных округов, соединений и объединений. При таком варианте противодесантной обороны давать оценки действиям "бумажных тигров" - труд по меньшей мере неблагодарный. Тем более что в настоящее время, по нашему мнению, теория стратегии, оперативного искусства и тактики обороны морского побережья, противодесантные и морские десантные операции незаслуженно отодвинуты на задворки. В настоящее время ставка в обучении офицеров и генералов Сухопутных войск делается на оборону и наступление, немного - на действия в особых условиях (в пустынях, лесах, северных районах, горах, городах и на морском побережье).

 Аналогично ведется подготовка командного состава в ВВС и ПВО, ВМФ. И это в то время, когда быстро возникающие и развивающиеся вдоль границ России или на приморских территориях локальные войны или конфликты, быстротекущие, с непредсказуемыми последствиями, требуют совершенно других теорий операций. В условиях новых реалий соотношение теории и практики противодесантных и морских десантных к операциям (боевым действиям) оборонительным и наступательным должно быть 60 к 40, а не как сейчас 1 к 99. Можно только сожалеть, что в российских военных училищах (на военных кафедрах институтов и университетов, в академиях), за исключением Академии Генерального штаба, полностью ликвидированы дисциплины по тематике противодесантных, морских десантных операций. Поэтому и молодые лейтенанты - выпускники училищ и молодые подполковники - выпускники академий совершенно не обучены и не знают организации ведения наиболее сложных противодесантных и морских десантных операций в современных условиях. Обучить их этому за одно учение "Мобильности-2004", конечно же, невозможно.

НОВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ АРМИЯ

 Суммируя сказанное, можно сделать вывод, что Россия стоит перед необходимостью реально трансформировать свои архаичные Вооруженные силы в современную армию XXI в. На наш взгляд, минимизировать возможные огрехи в решении основных задач национальной безопасности, в том числе и обороне морского побережья можно только при выполнении ряда правительственных мер, направленных на совершенствование всей системы Вооруженных сил, практически - создание новой, параллельно существующей армии, структуры. "Старая" же армия должна "умереть".

Схематично это могло бы выглядеть так. Во-первых, гражданскому министру обороны должны быть переданы в подчинение все гражданские структуры, обеспечивающие деятельность Вооруженных сил, - финансовое, материально-тыловое, техническое, комплектования, определения заказа для ВПК, различные профильные НИИ и т.д. Вместо Генерального штаба необходимо создать Главное командование с подчиненными ему Командованием сил общего назначения, Командованием специальных сил, Командованием стратегических сил и территориальные командования, позволяющее вести боевые действия объединенными группировками, состав которых соответствует конкретным существующим и перспективным угрозам и задачам. Командование сил общего назначения включало бы Сухопутные войска, ВВС, ПВО, Военно-морской флот.

В оперативном отношении силы общего назначения могут быть разделены на территориальные командования "Запад", "Юг", "Восток", в соответствии с характером возможных угроз. Территориальные командования не должны быть аналогами нынешних военных округов и иметь привязку не к административно-территориальному делению РФ, а к потенциальным театрам военных действий. Командование стратегических сил, включали бы ядерную "триаду": наземные межконтинентальные баллистические ракеты, подводные ракетные крейсера стратегического назначения и стратегическую авиацию. Наконец, Командование специальных войск - это Войска специального назначения, Информационные войска и "Иностранный российский легион". Информационные войска аналогов до сих пор не имеют, тогда как части и подразделения психологических операций существуют почти во всех основных армиях мира.

В XXI в. выиграть военные действия, но проиграть информационную войну - равноценно поражению (Чечня, Ирак). Задачи информационных войск: информирование и дезинформирование, нарушение информационных сетей противника и защита своих, формирование нужной реальности в общественном сознании, психологическое подавление противника. На "штаты XXI в." необходимо переходить уже сейчас. Одновременно - приступить к разработке единой картографической основы Сухопутных войск и ВМФ для организации взаимодействия между силами флота и полевыми частями и соединениями, единой системы разведки и целеуказаний. При решении перечисленных проблем, следует считаться с тем, что превосходство основных морских держав в военно-морских силах остается значительным, что не снижает вероятности проведения ими морских десантных операций, гипотетически возможных на российском побережье с "благой целью" преследования и уничтожения армады террористов.

Видимо, то, о чем здесь говорится, так или иначе присутствовало на оперативно-стратегическом учении "Мобильность-2004". Правда, пиар их организован так, что в отношении недостатков, которые наверняка были, что называется, комар носа не подточит. Гражданскому же обществу демонстрируют лишь отлакированную полуправду, тем более что Верховный главнокомандующий перед началом учений строго проинструктировал министра обороны: чтоб ни-ни, чтоб меры безопасности были на высшем уровне. И действительно, в этом смысле учения "Мобильность-2004" удались, пожалуй, как нельзя лучше.

Дата — 01 Апреля 2006 года
Опубликовано — Независимое военное обозрение



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru