Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Военная реформа /

Белая книга миинистра обороны и ее специальная тень. Россия утратила стратегическую инициативу

 Итоги четырех лет.

Четыре года назад, 28 марта 2001 года, состоялась смена владельца обширного кабинета на пятом этаже белого здания на Арбатской площади, принадлежащего Министерству обороны Российской Федерации. С этого времени основные должности во всех силовых структурах стали занимать проверенные кадры влиятельной части питерской когорты правящего истеблишмента. Минуло четыре года, как Сергей Иванов стал гражданским министром обороны Российской федерации и генерал-лейтенантом ФСБ в активно действующем резерве. Накануне круглой даты принято подводить итоги, анализировать прошедший период. Какой стала она – российская армия, в новых реалиях, при гражданском министре обороны? Как ее теперь называть? Армия как плацдарм для подготовки нового лидера национального масштаба? Армия как придаток другой специальной службы?

Не ошибусь, если скажу, что в армии не любят выходцев из спецслужб, которых власть навязывает в руководители армии. Во всех армиях мира армейские офицеры сторонятся явно сотрудничать с партийными бонзами и их представителями в армиях, а также офицерами «братских и дружественных им» полиции, милиции, карабинеров, жандармов, «рыцарей плаща и кинжала» из ФБР, МИ-6, ФСБ, БНД. Видимо, поэтому представителей спецслужб не жалуют в боевых частях, с ними не любят связываться, но и авторитетом в войсках они не пользуются. Именно поэтому при переводе в армию большого начальника из другого ведомства за ним тянется плеяда преданных ему бывших помощников и аналитиков из своей конторы. И, видимо, поэтому в армии процветает фаворитизм и протекционизм, несравнимый даже с советскими временами. Трудно представить, чтобы помощник или адъютант Сталина за четыре года войны стал заместителем министра. Нынешний руководитель аппарата министра обороны (бывший его помощник) – стал за четыре года заместителем министра, по неофициальному весу, вторым лицом в армейской иерархии. Еще более трудно представить такое в армиях цивилизованных государств. Важнейшие итоги деятельности первого года

Из всех проведенных министром обороны за четыре года перекроек структур и кадровых замен, проведенных под его руководством разработок военной реформы и доктрины, подготовленных требований к государственному военному заказу, проведенных стратегических учений и командно-штабных игр, переговоров с зарубежными партнерами, разработок социально-экономических программ, усовершенствовании законов и нормативных актов – из всего этого для России можно считать успешными только переговоры с зарубежными партнерами, проведенные на английском языке, и восстановление самостоятельности Космических войск.

Прорекламированное как достижение первого года упорядочивание схемы движения финансовых потоков Любови Куделиной до сих пор не дает власти ясной картины, куда же уходит прорва денежных средств. В администрации президента даже ставится вопрос о создании отдельного подразделения для параллельного и независимого автономного контроля за денежными потоками армии.

В 2001 году было преподнесено обществу как «успех» министра обороны (в кулуарах этот «успех» приписывался и бывшему начальнику Генерального штаба) решение о ликвидации центра радиоэлектронного наблюдения и контроля ГРУ в Лурдасе на о. Куба и военно-морской базы в Камрани, во Вьетнаме. Министром обороны это было представлено как экономия средств государства. Однако, по мнению части военных экспертов, лишившись этих двух объектов, Россия практически потеряла возможность наблюдения и контроля за пусками межконтинентальных баллистических ракет в Западном полушарии и лишилась возможности нанесения «ударов по всему миру» по выявленным центрам терроризма, о чем неоднократно пугает мир Сергей Иванов. Кроме того, потеря базы во Вьетнаме вдвое уменьшила военно-морское присутствие России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. К тому же, сам посыл об экономии для государственного бюджета аренды базы вызывает сомнение и не выдерживает критики. Вьетнамцы предлагали сдать в коммерческую аренду часть ВМБ (пирсы), что, по их расчетам, не только окупало аренду, но и давало прибыль для России. Правда, вьетнамцы просили одного - не привлекать для этой цели «русских товарищей».

Непродуманное реформирование армейской авиации

 В 2002 году, после гибели 119 российских военнослужащих в Грозном, «наводя порядок» с армейской авиацией и не желая прислушиваться к специалистам, при этом одновременно снимая с себя ответственность за провал в организации обеспечения безопасности полетов армейской авиации, министр обороны пошел по традиционной схеме последних годов. Было объявлено, что проводимые реформы военной организации направлены на оптимизацию структур управления войсками (силами), имеющих в своем подчинении авиацию. В российской армии авиация имеется в составе ВВС (авиация и ПВО), в составе Сухопутных войск, в Воздушно-десантных войсках, Ракетных войсках стратегического назначения, Военно-морском флоте и Космических войсках. Непонятно, по каким причинам армейская авиация была выведена из состава Сухопутных войск и оставлена во всех остальных войсках. Более того, в Воздушно-десантных войсках и ВДВ самолетные (вертолетные) эскадрильи входят в состав каждой дивизии.

 Также непонятно, почему вертолеты - одно из мощнейших средств мобильности и огневой поддержки мотострелковых и танковых частей и соединений на поле боя - переданы в ВВС. Однако у коллег российской армии по антитеррористической операции - армии НАТО, в Сухопутных войсках имеется более 2470 боевых вертолетов. В каждом армейском корпусе США их более 800 и из них до 350 ударных (а в дивизии -100-150 вертолетов).

Управление авиации затруднено и тем, что в воздушных армиях ВВС и ПВО, центральном аппарате ВВС, специалистов по применению армейской авиации нет вообще. После ухода квалифицированного руководящего состава управлений и отделов авиации, кошмаром могут стать управленцы из авиации ПВО, которые еще на этапе обучении в академии бегали как черт от ладана от «красных фуражек» общевойсковой кафедры, но в настоящее время ставшие «специалистами» по боевому управлению вертолетных подразделений.

Первый кошмар произошел 26 августа 2003 года, когда на глазах министра Иванова при посадке столкнулись и разбились два вертолета МИ-28 (пятеро погибших). По мнению бывшего командующего армейской авиации В.Павлова, главной причиной столкновения была «реорганизация системы управления армейской авиации». И это не только вина людей, проходящих службу в штатах ВВС и ПВО и не знающих специфики СВ, которые сегодня не готовы планировать применение и управление приданной (поддерживающей) авиацией.

Резкое падение боевой готовности армейской авиации связано и с тем, что до объединения ВВС и ПВО из оборонного бюджета получали примерно по 15%, а вместе 30%, то единые ВВС и ПВО стали получать на всех 15%. При этом армейская авиация стала финансироваться по остаточному принципу. В среднем налет летчиков армейской авиации за 2004 год составляет от 30 - 40 часов у молодых летчиков и более 200 часов у летчиков Северо-Кавказского военного округа[1]. Отсутствие практики полетов привело к тому, что резко выросла аварийность авиации.

Эти причины и были перечислены летчиками 334 центра подготовки армейской авиации (г. Торжок, Тверской области) в решении офицерского собрания, переданного в середине февраля в СМИ. Выступления летчиков были индикаторами того, как действующие офицеры оценили деятельность своего министра обороны и власти по развалу собственной армии. По данным ВЦИОМ, министру обороны доверяют только 11% военных, а не одобряют деятельность министра обороны 48.1%. На Западе, к коему мы относимся достаточно трезво и критично, аналогичные показатели общественного мнения говорили бы о фактическом вотуме недоверия.

Стратегические ПИАР-учения и тренировки

За годы руководства Сергея Иванова российской армией проведено несколько мощных пиаровских кампаний, которые должны были убедить не мир, а в первую очередь, граждан России, в том, что наша оборона нерушима, что Вооруженные силы самые мощные, самые современные и самые мобильные. Эти рекламные кампании носили звучные имена: «Учения Тихоокеанского флота – август 2003», «Учения с Балтийским флотом – сентябрь 2003», «Учения с объединениями флотов и Каспийской флотилии», «Совместные учения Черноморского и Тихоокеанских флотов с ВМС Индии – апрель-июль 2003», «Стратегическая командно-штабная тренировка – февраль 2004», «Оперативные стратегические учения «Мобильность – 2004» - июнь-июль прошлого года.

Каждому учению предшествовали мощная реклама, громкие воинствующие заявления из Генерального штаба, Главкоматов ВВС и ПВО и Военно-морского флота о готовности стратегических сил, штабов и войск к разгрому любого противника. Учениями командовали главком Военно-морского флота В.Куроедов, министр обороны С. Иванов. На учения привлекались штабы почти всех военных округов и флотов (СКШУ и «Маневренность – 2004»). И на них, по словам Главкома ВМФ, «отрабатывались взаимодействие флотов с войсками других видов Вооруженных Сил РФ, при совместном решении задач по борьбе с международным терроризмом, незаконным выловом морских биологических ресурсов, обеспечению экологической безопасности и безопасности судоходства».

На первый взгляд, это серьезно, когда так высказываются первые лица. Да, привлекаются, судя по прессе, все соответствующие штаба округов, флотов, армий, флотилий, корпусов и дивизий. На учениях лично присутствует президент РФ. И министр обороны РФ лично совершает трансконтинентальный перелет Европа – Азия (Энгельск – Владивосток) на стратегическом бомбардировщике ТУ-160 (правда, при этом Сергей Иванов лично грубейшим образом нарушает все нормативные документы по безопасности полетов, запрещающие провоз пассажиров на месте пилота). Видимо, пример в свое время ему подал Верховный главнокомандующий.

Вся федеральная пресса и СМИ солидно и ненавязчиво обыгрывают наиболее выигрышные элементы сражений, боевых походов, пусков стратегических ракет, показывают проведение противодесантных и морских десантных операций. Но почему так спокойны были наши соседи? Почему молчалива была их пресса? Да потому, что наши соседи не видят ничего выдающегося в том, что два самолета стратегической авиации взлетели и выполнили учебное летное задание – провести имитацию пусков в Северном Ледовитом или Индийском океанах. Их совершенно не насторожил выход в море атомного ракетного крейсера, который «имитировал пуск» ракеты из района Мурманска по полигону полуострова Камчатка. Немного посудачили о неудаче пуска стратегической ракеты с атомной субмарины.

 Министр обороны и командующие округами получили практику управления стратегической переброской (!?) в течение месяца 800 десантников и морских пехотинцев с использованием самолетов Аэрофлота. Правда, в обратную сторону стратегическая переброска затянулась на два месяца, и морские пехотинцы проводили прочесывание дальневосточного полигона, а не своего северного.

Для примера можно привести стратегическую переброску двухмиллионных фронтов из Германии на Дальний Восток в 1945 году. Или более ближний пример - в течение 55 часов выброску в Кабул и Баграм самолетами военно-транспортной авиации 7750 военнослужащих, 890 единиц техники и 1060 тонн грузов. Соседей совершенно «не потрясло» сражение при Терешках, где под руководством министра была грамотно организованна стратегическая операция обороны моста. Правда, наблюдатели были удивлены новыми оперативно-стратегическими понятиями у русских военных - когда на мост через речушку, охраняемый взводом ВОХРа, напали десяток террористов, и министр обороны лично руководил вводом в сражение мотострелкового взвода и завершил сражение, лично руководя мастерской по ремонту железнодорожных путей (!). Это так восхитило министра, что железнодорожные войска впоследствии перешли в его полное подчинение.

 Без интереса, но с удивлением военные атташе со стороны смотрели, как флотилии разнородных сил и надводных кораблей гоняются за браконьерами. Сложно представить, чтобы авианосец США, имея на борту крылатые ракеты с ядерными зарядами, гонялся за браконьерским сейнером и обеспечивал экологическую безопасность судоходства. Конечно, оценки этих стратегических тренировок и учений в России и за рубежом диаметрально противоположны. Но один вывод иностранные наблюдатели могут сделать сейчас – в России за шумихой стратегических и оперативных терминов скрывается правда о том, что у нее нет реально подготовленных и готовых к немедленному применению стратегических и оперативных штабов.

 Была надежда, что с заменой начальника Генштаба придет конец так называемой прусской модели Генерального штаба. Если обратиться к истории, то именно прусский генеральный штаб в свое время развязал первую мировую войну. Именно прусский генеральный штаб – с его непомерными амбициями, фактически взял руководство Германией и вверг ее в тот хаос, в котором она оказалась. Большевики бездумно скопировали эту модель у немцев, и неприкосновенность этой структуры Генштаба по сей день – это подготовка России к войнам прошлого. Почему? Потому что управление в нынешнее время по схеме «Генеральный штаб – военный округ – армия – дивизия – корпус» не соответствует реалиям настоящих дней.

В России должны быть подготовлены в мирное время территориальные командования, в которые входят все рода войск. В подчинении единого территориального командования должны быть части сухопутных войск, ВВС. Мы предполагаем, что так должно быть. Ситуация, когда на учениях искусственно собираются вот такие группировки (на последних учениях это было четко показано) – это нереально.

Или другой момент - на всю страну показывают противодесантную операцию. В ней должны участвовать для поражения десантных отрядов: на дальних подступах – РВСН, военно-морской флот и дальняя авиация, на средних подступах – береговые ракетные части флота, бомбардировочная авиация, оперативно-тактические ракетные комплексы, а на ближних подступах и непосредственно на побережье – сухопутные войска, тактические ракетные комплексы, штурмовая и армейская авиация, ПВО. К ним должны быть прибавлены пограничные войска, которые охраняют отдельные участки границы, внутренние войска, железнодорожные и дорожные войска. То есть, создается единое командование под руководством одного начальника. Но в мирное время эти группировки не существуют. На учениях такая структура создается – по-другому просто нельзя управлять.

Так вот то, что создается на период учений, должно быть создано и в мирное время, заблаговременно. У нас же сейчас все разбросано: у ВВС и ПВО свое командование, у ВМФ, РВСН – свое, у штабов военных округов – тоже свое. А они должны быть все введены в территориальное командование. Эту принципиальную вещь министр обороны не понимает, а командующие войсками, округами, армиями, ясно понимая, что за этим стоит значительное сокращение - всячески его незнание поддерживают, боясь за свои служебные кресла. Генералы и офицеры, которые не имеют реальной практики полевых выходов, морских походов, реальных пусков стратегических, оперативно-тактических и тактических ракет еще долго будут находиться в плену иллюзий о том, чем они реально управляют.

В настоящее время в российской армии числится более чем пять тысяч летательных аппаратов. Около 40% из них находятся в эксплуатации свыше 20 лет, до 30% - 15-20 лет, более 25% - 10-15 лет, и только 1,5% машин эксплуатируется менее 5 лет. Военно-морской флот, имеющий в наличии внушительное число ударных и многоцелевых АПЛ, но не имеющий авианосцев и кораблей океанской зоны, не способен обеспечить им боевое развертывание в операционных районах

Реально на учениях «Маневренность – 2004», флот смог выставить для морской десантной операции только два средних десантных корабля (грузоподъемность по 13 танков с экипажами). В Ракетных войсках стратегического назначения стоящие на боевом дежурстве комплексы были выпущены 20-30 лет назад, а для разрекламированных больших запасов МБР УР 100Н УТТХ нет свободных шахт. Увеличенные в четыре раза по сравнению с 1999 годом расходы на боевую подготовку не дают реальных результатов. Несмотря на трехкратное увеличение ассигнований на армию и флот за последние четыре года эффективность выделенных средств непомерно низка, поскольку сегодня «выращены» командующие, не имеющие практики управления войсками, не пользующиеся авторитетом у подчиненных. За все время новейшей истории России не было более некомпетентного в вопросах стратегии и оперативного искусства руководства Вооруженными силами. Министр обороны - переводчик по профессии, специалист агентурной разведки и тайниковых операций - ни одного солдата не видел вблизи, поэтому, не имея специальных знаний, верит всему, что ему говорят и показывают, и ту же чушь показывает Верховному главнокомандующему. Начальник Генерального штаба имеет последнюю командную должность – командир роты. Ну что с них взять? Главное, что в современной России ценится не профессионализм, а преданность.

Во всех родах войск выросло поколение офицеров, которые не имеют опыта организации и проведения учений, походов, полетов, проведения пусков, а те, кто имели, эти навыки уже утратили. Во время уникальных для России военных учений «Мобильность – 2004» российская армия отработала «пиар – межтеатровую» переброску войск постоянной готовности и в боях на Сергеевском полигоне на глазах президента был разыгран бой полка с приданными средствами (все что могли перебросить). Что могли, то и показали.

Предварительные итоги монетизации армейских льгот

 С первого января 2005 года в Российской Федерации вступил в силу закон о замене льгот денежными компенсациями. Все льготники поделились на федеральных и региональных. В Москве, в свою очередь, федеральные льготники издевательски поделились на военных пенсионеров первого сорта (это ветераны КГБ – ФСБ, погранвойск) и второго сорта (инвалиды Великой Отечественной войны, ветераны армии, флота, МВД, ВВ, ветераны боевых действий). Пенсионеры первого сорта получили пенсии, как и обещал наш президент до Нового года, пенсионерам второго сорта «Сбербанк» перечислил пенсии только 11 января (Западная и Юго-Западная префектуры). То ли Верховный главнокомандующий по телевизору пенсионеров обманул, то ли ему Зурабов с Ивановым, не владеющие ситуацией, наврали, но факт остается фактом - до пор компенсаций военным пенсионерам в Москве пока не выдали. Видимо, только в Москве, поскольку министр обороны докладывал президенту, что в г. Юрга (Сибирский военный округ), он лично проверял, что компенсации всем выдали. Верится с трудом.

Было обещано много, но за два месяца действия нового закона, кроме прямого ущерба, и без того небогатому карману военных пенсионеров ничего выдано не было. Принятый закон не предусматривает повышения пенсий бывшим военнослужащим. Более того, принятое 30 января с.г. постановление российского правительства №47 «О повышении размера ежемесячной надбавки за сложность, напряженность и специальный режим службы (военной службы)...» еще больше увеличивает расслоение между просто военными пенсионерами и пенсионерами «Ивановского призыва», поскольку увеличение ежемесячных надбавок от 1800 до 2200 рублей не скажется на увеличении пенсий бывших военнослужащих. А прибавка в 240 рублей не перекроет повышения квартплаты. При этом военные льготы - это не «пережиток социализма», это естественная реализация моральных обязательств государства по отношению к тем, кого оно посылало отстаивать свои интересы. Военный – не госслужащий, живущий там, где хочет, имеющий премии и самые разнообразные дополнительные возможности для заработка. А поскольку военная служба – особый вид государственной службы, то и привилегии должны быть особые. Во всех развитых странах военнослужащие (как действующие, так и бывшие) имеют самые серьезные и разнообразные льготы. Причем не только в денежном выражении, но и «немонетарные». В США уволившиеся военнослужащие имеют существенную льготу по оплате своего образования. В Великобритании к 60-летию Победы ввели льготу: вдовам захороненных на чужбине воинов предоставлена возможность бесплатного проезда к местам захоронения.

 Анализ поправок, внесенных Государственной Думой в различные законы, касающиеся военнослужащих, показывает: вся система нормативного обеспечения социальной защиты военнослужащих деформирована окончательно.

За последние годы отменено, изменено и приостановлено 22 положения законодательства о правах военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. Отменены 4 правовые нормы, изменены в сторону ухудшения - 5, приостановлено действие - 13. Наибольшим изменениям подвергся федеральный закон «О статуте военнослужащих», принятый при президенте Ельцине и признанный лучшим в Европе, несший колоссальную нагрузку в сфере мотивации военной службы. Закон практически выхолощен и нуждается в принятии новой редакции. Принятие поправок полностью зачеркнуло всю перспективу службы молодым лейтенантам. В результате можно прогнозировать, что отмена льгот повлечет массовый исток из армии офицеров младшего и среднего звена.

В Москве почти 90 % слушателей военных академий работают в ночное время, для получения дополнительного дохода. Замедлившийся в начале 2001-2002гг. массовый исход офицерских кадров из вооруженных сил РФ, связанный с надеждой на то, что Верховный главнокомандующий, выходец из «военной среды», «поднимет армию», с принятием последних законов начинает увеличиваться. По экспертным оценкам, около трети выпускников военных училищ снимут с себя погоны и используют дипломы вне армии. 83,3 % нынешних лейтенантов не намеренны служить до предельного возраста. В «придворных» Таманской и Кантемировской дивизиях Московского военного округа до 40 % должностей лейтенантов и капитанов занято офицерами по призыву (так называемыми «двухгодичниками»), которые сами тяготятся службой и отбывают ее кое – как.

 Армия без лейтенантов, капитанов и майоров существовать не может. Более того, армия вообще невозможна без лейтенантов, капитанов и майоров. В итоге, отменив все льготы для военнослужащих, государство не воюя (по большому счету) и фактически проводя косметические реформы, само разваливает свою армию.

 О Военной доктрине

Самым провальным, по мнению экспертного сообщества, стало принятие откорректированного под руководством триумвирата Совета безопасности (генерала спецслужбы, экс-министра внешних экономических связей , экс-директора Федерального агентства правительственной связи) Военной доктрины, утвержденной президентом в апреле 2000 года, и ее «улучшенный современный вариант» - Белой книги, растиражированной во всех официальных изданиях. Имея солидный профессиональный багаж, каждый в своей области, по неглубокие и поверхностные знания в военной сфере, идя навстречу пожеланиям власти, именно этими людьми приняты документы, не отвечающие национальным интересам России. Военная доктрина и «Белая книга» дают явно выраженную специальную тень, поскольку российской армии ставится задача «уменьшения трансграничной преступности». Утвержденные документы имеют антиармейский и антироссийский коммерчески-внешнеэкономический уклон. В угоду этим интересам только в 2003 году на экспорт было поставлено 44 самолета, 2 фрегата, 80 танков Т-90С, а российские ВС при государственном оборонном заказе $3.8 млрд. модернизировали 5 СУ-27 по стандарту Су-27СМ, отремонтировали 5 подводных лодок, получили 14 танков Т -90С[2]. Еще большие диспропорции имели место в 2004 году - на экспорт было поставлено 310 танков, 55 самолетов, а российская армия приобрела за это время 31 танк и 4 самолета. Преднамеренное откладывание еще на 10-15 лет массовых закупок для армии современного вооружения вызывают в лучшем случае недоумение, которое можно отнести к некомпетенции армейского руководства или к сомнениям о том, кому это выгодно.

Отношение власти к армии можно сравнить с отношением скупой мачехи к растущему пасынку. Вместо того, чтобы купить новые штаны, рубашку и ботинки за 100 рублей на целый год, она ежеквартально сдает в починку его вещи на 95 рублей. Это то же самое, что вместо закупок нового вооружения ежегодно ремонтировать старое. Самое главное, что в интересах получения сиюминутной выгоды (внешнеэкономический синдром Фрадкова) авторы доктрины «не видят» главной угрозы для России с южных и дальневосточных границ.

Поспешное согласие Сергея Иванова на участие России в совместных учениях с китайской армией противоречит национальным интересам России и значительно усложняет процесс подписания мирного договора с Японией. А согласие начальника Генерального штаба России на отработку высадки морского десанта с российских кораблей на Шаньдунский полуостров неизбежно вызовет недовольство США, Японии и Тайваня. В соответствии с «Белой книгой», российская армия по-прежнему собирается воевать с США, поскольку главной задачей Вооруженных сил стоит отражение воздушно-космического нападения. Общество вводится в заблуждение заявлениями о способности нынешней армии вести две локальных войны и наносить превентивные удары по всему земному шару. Искусственное затягивание до 2008 года массовых закупок новых образцов вооружений позволяет сделать вывод и о том, что и третья программа перевооружения будет не выполнена, в угоду продления программ «модернизации» бронетанковой и авиационной техники на ремонтных заводах, подчиненных Министерству обороны, а не на предприятиях ВПК.

О военной науке

В международном и стратегическом плане Иванов не дал правительству четкой и ясной картины стратегии России при дальнейшем расширении НАТО на восток. В результате Россия потеряла стратегическую инициативу, и мы сейчас пытаемся исправить именно те ошибки, которые были совершены российским руководством только по настоянию Министерства обороны. Но самое главное, Иванов не стал генератором новых идей, а в теории оперативного искусства и стратегии только латались те дыры, которые появлялись за счет каких-то внешних воздействий. Во всяком случае, военная наука за время его руководства ушла в глухое подполье.

В Академии сухопутных войск (бывшей академии имени Фрунзе) остались только два действующих полковника - доктора наук, которые еще преподают. О каком уровне преподавания может идти речь? Ранее в академии работало до ста действующих доктора наук. Поэтому в Министерстве обороны России при череде сменяемых министров просто не заметили смены приоритетов в конце 80-90 годов в перспективных стратегиях, где на смену классическим вышли десантные и противодесантные операции с применением интеллектуального боевого оружия. Классическое оружие, поражающее пулями, осколками, кумулятивной струей, не годится для сражений, в которых ставится задача - поразить сознание, нейтрализовать, ослепить, усыпить, или до ужаса испугать. А в это время Генеральный штаб рассчитывает на проведение массовых наступательных и оборонительных операций, в которых будут участвовать тысячи бронированных машин. До 80-х годов это опыт был востребован, в 80-х его эффект был нулевым, а в XXI веке он несет лишь отрицательные последствия.

И сегодня теория военного искусства, а также большинство военных экспертов и у нас, и на Западе, говорят о том, что в ближайшее время таких массовых сражений просто не может быть. Основные сражения могут разворачиваться только на приморских направлениях на глубину 200-300 км. На этих территориях, где проживает 60% всего населения, сходятся пути подвоза энергозапасов, основных материальных ресурсов, и сталкиваются основные интересы. И такие локальные войны в ближайшие два-три десятилетия будут определять характер ведения боевых действий.

 Блеф под названием армейские реформы

Выступления высшего руководства армии о полном завершении реформ, пожалуй, в обществе никого особенно не удивили и не восхитили. Большая часть военных аналитиков со скептицизмом встретила парадные доклады руководства МО РФ. Реально ситуацию в армии и на флоте по итогам последних четырех лет можно охарактеризовать «как практически неизменную в течение последних тринадцати лет». То, что было в армии при «лучшем министре обороны всех времен», сохранилось и поныне. По-прежнему, несмотря на то, что у России другие границы, другие угрозы, другие возможности и другие соседи и партнеры, российская армия, заменив звезду на орла, оставила прежние нормативные документы - уставы и наставления, по которым учатся сами и учат подчиненных нынешние стратеги и тактики. В них 80% отведено наступательным и оборонительным операциям, 15% - операциям в особых условиях (в горах, пустынях, северных районах) и 5% - десантным и противодесантным операциям. Вооруженные силы США, которые нам «не друг и не враг, а так», наоборот, 80% отводят десантным и противодесантным операциям.

Новой России нужна новая армия, так как нынешняя не подлежит реформированию. Самым разумным было бы пойти по пути Петра 1, когда поняв, что стрелецкое войско не подлежит реформированию, он приступил к формированию своей Петровской Армии. Новая Россия должна строить новую армию, не перелицовывая старую. Точно так сделали и большевики в 1918 году. Сегодня же складывается впечатление, что российская армия готовится по-прежнему к войнам ХХ века, а наши партнеры по антитеррористической коалиции - почему-то к войнам ХХI века. Видимо, поэтому у наших американских коллег по профессии есть отдельные министерства армии и флота, небольшой комитет Начальников штабов и самодостаточные региональные командования, включающие в себя армию, авиацию и флот.

В России же, верной историческим традициям, гражданский министр обороны командует военным парадом, вызывая недоумение у ветеранов армии и военного атташата. При гражданском министре взращен аппарат, сравнявшийся в этом году по «весу» с ГШ. Российская армия, пожалуй, единственная в мире, не имеет профессиональной прослойки сержантов. В течение этих лет так и не была решена проблема создания средних учебных заведений для подготовки сержантов. Выдвижение офицеров и генералов на высшие должности через две-три ступени, по скрытым мотивам, без обсуждений офицерской общественностью осуществляется не открытым конкурсом (баллотировкой), как было принято в русской армии до 1917 года, или как сейчас происходит во многих армиях мира, а по фаворитизму. Отношения в армии на флоте стали базироваться на денежной основе. В Министерстве обороны расцвел фаворитизм, протекционизм. Повышение по службе через две ступени, перевод к новому месту службы, получение положенных видов довольствия, выписка жилищных сертификатов, представления к боевым наградам стоят денег. Самым главным итогом руководства господином Ивановым армией в течение этих лет было принятие исполнительной властью пакета законов и поправок, несущих явно выраженный коммерческий интерес, маскируемый заботой о наполнении государственного бюджета.

Ложный посыл о том, что на простейших должностях солдат и сержантов должны быть контрактники, связан с неудачами применения войск в контртеррористических операциях и борьбе с сепаратистами на Северном Кавказе, к которым, по большому счету, армию вообще нецелесообразно привлекать, за исключением подразделений спецназа. В этой связи высказывание господина С. Иванова[3], где он относит к угрозам, нейтрализация которых входит к числу задач Вооруженных сил, «деятельность сепаратистских и радикальных религиозно-националистических движений; трансграничную преступность, контрабандную и иную противозаконную деятельность», дает основание полагать, что он, находясь на должности министра обороны, до сих пор все оценивает через призму генерала спецслужбы. Только этим и можно объяснить гонки атомных крейсеров за браконьерами и тематику оперативных и стратегических учений 2004 года с целью снижения уровня контрабанды на конкретном оперативном направлении и постепенную трансформацию российской армии в армию одной из спецслужб.

 В таком случае командующие округами и армиями, флотами и флотилиями будут согласовывать свои решения, как в прошлом советском веке, с начальниками политотделов, которые в будущем станут начальниками особых отделов при штабах армий и округов. Тогда Россия окончательно потеряет шанс стать демократическом государством в ХХ1 веке.

Гипотетическая карьера министра обороны

Практически за все годы пребывания в высших эшелонах власти Сергей Иванов является одним из наиболее близких и доверенных лиц президента. По мнению экспертного сообщества, не исключено, что возможен его дальнейший карьерный рост в системе правительства для подготовки к предстоящим президентским выборам. Одним из наиболее часто высказываемых предположений является его назначение за год до выборов на пост премьера, что в нашей истории уже было.

 Второе предположение карьерного роста для Сергея Иванова подразумевает воссоздание под него поста вице-президента либо возвращение в кресло секретаря Совета безопасности с вице-президентскими функциями. Отговорки для прессы о том, что Иванов не видит себя на высшем посту страны, есть не что иное, как дымовая завеса и дезинформация, проводимая кадровым разведчиком достаточно убедительно. Основанием для таких предположений могут, в том числе, служить его смелые высказывания, чаще сделанные за рубежом, не совпадающие, а иногда и противоречащие высказываниям главы государства. Видимо, власть дает ему карт-бланш на использование площадки, какой является пост министра обороны, для проверки себя как будущего кандидата в президенты. При этом у господ-либералов уже не будет повода говорить, что будущий лидер не командовал даже губернией, поскольку Министерство обороны Российской Федерации будет посолидней московского губернаторства, а пост вице-президента или премьера может дать практику более плотного знакомства с огромным механизмом управления страной.

 [1] Андрей Лунев. Несущие возмездие. Красная звезда.3203. 28.10.2004.

[2] Дмитрий Васильев. В поисках невидимки. Руссий фокус 28.06.04.№23

[3] Сергей Иванов. Вооруженные силы России и ее геополитические приоритеты. Россия в глобальной политике.Том2, №1.С.42

Дата — 01 Апреля 2006 года
Опубликовано — Информационное агенство Маркетинг и Консалтинг



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru