Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Военная реформа /

Господа офицеры. Интервью журналу "Эксперт -Урал"

«Дело рядового Сычева» не стало серьезным поводом для изменения системы прохождения службы не только рядового и сержантского, но и офицерского состава, считает руководитель московского Центра военного прогнозирования Института военного и политического анализа, членкорреспондент Академии военных наук Анатолий Цыганок: «Оно вылилось в заурядную разборку между военным прокурором и министром обороны. Победил последний, добившись смены неудобного противника. Из этого случая в Минобороны сделаны два вывода. Во-первых, восстановлена военная гаупвахта. И я это поддерживаю. Во-вторых, создана военная полиция, подчиненная Минобороне, против чего я категорически возражаю. Военная полиция необходима для поддержания правопорядка на территории частей и соединений Минобороны, МВД, МЧС, ФСБ, службы внешней разведки и еще двенадцати структур. А раз так, она должна подчиняться не Минобороне, а Министерству юстиции».

 Откройте казармы

— Анатолий Дмитриевич, какие меры, ведущие к устранению неуставных отношений, вы предлагаете?

— Нужно поднять планку призывного возраста до 21 года для всех призывников, поскольку в это время завершается биологический рост мужчины. При этом решается проблема отсрочек от призыва студентов, которые либо окончат вуз, либо останутся неучами и в отсрочке нуждаться не будут. Прохождение службы должно осуществляться на территории призыва. Следует законодательно запретить призыв в армию лиц, осужденных по тяжелым статьям и находившихся в заключении.

 Армия должна быть укомплектована по смешанному принципу. На должностях рядовых в мотострелковых, десантных, внутренних войсках иметь контрактников — большая роскошь и глупость. Но сержантами могут быть только контрактники. Они должны отбираться по конкурсу не менее чем из 4 — 5 человек. В противном случае контрактная армия станет сборищем люмпенов и деклассированных элементов. Нормальный парень не пойдет на оклад 1700 рублей, такие деньги можно и дома заработать.

 Далее: следует восстановить профессиональную прослойку сержантов в армии и на флоте. Организовать двухгодичные или трехгодичные факультеты (курсы, колледжи) по подготовке сержантов при военных училищах и академиях, куда принимать только после года солдатской службы. Так сделано, например, в Таиланде.

Необходимо возродить «Положение о баллотировке при выдвижении офицера на вышестоящую должность». Такой принцип действовал в российской армии до Первой мировой войны. Он учитывал мнения всех офицеров части путем проведения тайного голосования по тремчетырем кандидатурам.

— Какую роль вы отводите идеологической подготовке?

— Первая задача Вооруженных сил — защита страны от внешней агрессии. Но ее невозможно выполнить без формирования единой российской нации в рамках гражданского (а не этнического) национализма. Необходимо воспитание военнослужащего как защитника единой России. Эта работа должна носить надэтнический, надконфессиональный и надпартийный характер.

 — Разве сейчас такая работа не ведется?

 — В такой постановке, к сожалению, нет. В российской армии пока приветствуется только одна конфессия — православное христианство. А как быть с мусульманами, баптистами, иудеями, буддистами, католиками?

— Какую роль может сыграть гражданское общество в реформе армии?

— Все без исключения военнослужащие должны обладать всеми правами, предусмотренными Конституцией РФ. Специфика воинской службы не подразумевает бесправия солдат и офицеров. В этой связи необходим гражданский контроль над Вооруженными силами. В первую очередь — парламентский: нужна большая открытость статей бюджета и контроль за их исполнением со стороны депутатов. Сегодня полный анализ бюджетных расходов на армию невозможен: 4/10 бюджета засекречено, хотя по закону должны быть закрыты только расходы на специальную деятельность — разведывательную, контрразведывательную и оперативнорозыскную. Нужно ввести должность уполномоченного по правам военнослужащего — гражданского лица, имеющего своих представителей в соединениях и частях армии, МВД и ФСБ.

 Покойся с миром

— Как вы видите план реформирования армии в соответствии с современными военными угрозами?

— Нынешнюю армию необходимо оставить в покое и начать комплектовать новую, по новым принципам, которая отвечала бы требованиям современности. Начиная с 1985 года все президенты — от Горбачева до Путина, все министры — от Язова до Иванова, занимались физическим сокращением армии с 4,7 миллиона до одного, оставляя неизменной ее структуру. Но именно в ней вся проблема. До сих пор политическая элита России воспринимает страну как усеченный СССР, поэтому остались без изменения армия, ФСБ, милиция. Но у России другие угрозы, границы, соседи и возможности.

Исходя из этого необходимо разработать новую военную теорию, в соответствии с ней организовать обучение генералов и офицеров. Спрогнозировать, какие силы и средства нужны для создания группировок войск, определить технические требования к перспективным образцам вооружения и выдать задания по исполнению государственного заказа, производству необходимой техники и вооружений (каких — см. «Враг внутри»).

Кроме того, России нужно отказаться от архаичной структуры армии. Генеральный штаб, военные округа, армии, корпуса, дивизии, полки — все это осталась неизменным с XIX века. Вместо Генерального штаба, существующего с 1711 года, следует создать Главный штаб, у которого должны остаться только оперативные, разведывательные и организационные функции. Военные округа, образованные при проведении военной реформы после поражения в Крымской войне, должны сменить территориальные командования.

 — Что это такое?

 — В мирное время это объединения, включающие в себя сухопутную, воздушную и морскую группировки и их центры управлений. Сейчас в период крупных стратегических и оперативных учений такие командования создаются на временной основе из состава различных военных округов, видов и родов войск, а после учений разбегаются по видовым структурам. Но в будущей войне не будет роскоши временного промежутка, позволяющего сформировать такие командования на театре военных действий на отдельных направлениях, в соответствии с угрозами.

 Кроме того, в составе Вооруженных сил, помимо сухопутных войск, ВВС, ПВО, РВСН, ВМФ, должны быть космические и информационные войска. Надобность последних вытекает из анализа войн последнего десятилетия, когда армия, разгромив противника, проигрывает ему информационную войну, как США в Ираке, а Израиль — в Ливане.

— Вам не кажется, что оставить существующую армию в покое и начать с чистого листа комплектовать новую — утопия? Кто будет защищать страну, пока у нее не будет армии?

 — Россия переживает уникальный период в своей истории: в ближайшие 10 — 15 лет не прогнозируются войны. И этот шанс необходимо использовать с таким расчетом, чтобы через 15 лет Россия обладала современной армией. Так поступил Петр Первый, который не стал реформировать стрелецкое войско, поскольку оно не подлежало реформированию. Так поступил Владимир Ленин после Октябрьского переворота, разогнав царскую армию. Так поступили Кемаль Ататюрк и строители послевоенной немецкой армии.

 Нужно начать с формирования отдельных полков с новым вооружением. В основу должна быть положена новая военная теория, которая не предполагает сплошных линий окопов и траншей на тысячи километров, а для наступления не предусмотрены тысячи танков. Но зато на вооружении есть роботизированные и беспилотные комплексы, электронные карты, на которых каждый командир видит обстановку не только перед собственным носом, но и на ближайшие 2,5 тыс. кв. километров и лично может перепрограммировать боевые комплексы. И подчиненные ему не объясняют, что это за «непонятные черточки» на дисплеях.

— Почему этим мерам сопротивляются в Миноброне?

— Видимо, потому что большая часть военных руководителей озабочена распродажей списанного военного имущества и получением прибыли от подсобных хозяйств, расположенных на территории частей. Их вполне устраивает нынешняя структура управления не потому, что они не понимают природы современного сражения и современных требований к управлению войсками. А именно потому, что при реформировании военных округов, армий, корпусов (в порядке эксперимента это постепенно проводит начальник Генерального штаба Юрий Балуевский в Приволжско-Уральском военном округе) количество нынешних командующих будет на две трети сокращено. А кто же в России будет копать под себя?

УГРОЗЫ ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В XXI ВЕКЕ (ПО ВЕРСИИ АНАТОЛИЯ ЦЫГАНКА): — терроризм;

 — конфликты в соседних государствах;

— несанкционированные пуски баллистических ракет со стороны соседних и сопредельных стран: США, Китая, КНДР, Ирана, Израиля, Франции и Великобритании;

— развал по образцу СССР коммунистического Китая, в этом случае вдоль границ России возможно появление зон нестабильности;

— наркоторговля с территории Афганистана;

— незаконная миграция;

— приход к власти неосталинистов, реанимация противостояния с НАТО.

Дата — 07 Октября 2006 года
Опубликовано — Эксперт Урал №36 | 2 октября 2006



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru