Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Глобальные угрозы /

Азиатская безопасность на фоне Корейского кризиса.

Оценка мощности подземного взрыва разнится в разы

Больше всего расхождений было между оценками мощности проведенного взрыва российскими специалистами и их коллегами из Южной Кореи, Японии, США и Австралии.

 Вопрос о тротиловом эквиваленте проведенного взрыва оспаривался экспертами различных стран. По данным южнокорейского института геологии и минеральных ресурсов, мощность подземного взрыва составили 400-500 тонн в тротиловом эквиваленте, максимум — 800 тонн. По заявлению российского министра обороны Сергея Иванова мощность взрыва была на разы больше (от 5 до 15 кт). И эта оценка достаточно непонятна — не потому что завышает в разы мощность ядерного взрыва, а потому что еще восемнадцать лет назад были согласованы методики определения мощности подземных ядерных взрывов между США и СССР, поэтому разницы в определении мощности заряда «в разы» просто теоретически не должно быть.

 Известно, что после совместно проведенных советскими и американскими специалистами в 1988 году экспериментов на Семипалатинском и Невадском испытательных полигонах были согласованы технологии проведения измерений в части, обеспечивающей применение гидродинамического контроля с использованием национальных расчетных формул и методик расчета при определении мощности подземного ядерного взрыва. При гидродинамическом методе контроля расхождения в определении мощности взрыва составили: на территории США на площадке полигона Пахьют — Месса по основной скважине «Кирсардж» — 8%, на территории СССР на площадке полигона Балапан по основной скважине «Шаган» — 7%. Разница составила 1%, но одновременно было определено, что этот метод обладает многими недостатками, что не дает возможности использовать его в режиме мониторинга, и на этот метод практически не ссылаются.

Тогда же было определено, что телесейсмический метод измерений свободен от многих недостатков гидродинамического метода, но требует знания геологических и геофизических условий в зоне формирования сейсмических волн. Тогда же между двумя странами было согласовано, что статистический анализ объявленных ядерных взрывов показал, что при мониторинге телесейсмический метод может обеспечить точность измерения и определения мощности подземного ядерного взрыва в пределах 30% [1].

 Исходя из этих согласованных параметров, цифры, приведенные вице-премьером, министром обороны РФ Сергеем Ивановым, можно оценивать по разным версиям и разным вариантам. Либо технические погрешности повлияли на оценку и мощность взрыва действительно составила от 0.8-1 до 2.5-3 кт, либо российские специалисты потеряли навыки определения мощности и оценочно завысили предполагаемую мощность в пять раз, введя в заблуждение министра обороны и президента, либо американские, австралийские, японские и южнокорейские специалисты занизили в «политических» (?) целях мощность взрыва. Правда, последний вариант предполагает сговор нескольких национальных систем геологического и метрологического мониторинга, что весьма сомнительно. Либо какая-то из сторон не знает геологических и геофизических условий в зоне формирования сейсмических волн Северной Кореи и неверно оценивает мощность подземного ядерного взрыва.

 Ядерный или неядерный взрыв?

Национальные средства ядерного контроля России и Южной Кореи зафиксировали испытание ядерного оружия в Северной Корее. «Наши средства контроля за ядерными взрывами сегодня в 05:35 по московскому времени зафиксировали испытание ядерного оружия в Северной Корее. Это был на 100% подземный ядерный взрыв», — сообщил начальник 12-го Главного управления Минобороны РФ генерал-лейтенант Владимир Верховцев.

По данным южнокорейского Института геологии и минеральных ресурсов, в момент проведения испытания зафиксировано сейсмическое колебание силой 3.68 баллов по шкале Рихтера.

 По первому заявлению японского Метрологического управления, ядерное испытание, предположительно плутониевой бомбы, было осуществлено внутри горного хребта Хамген, примерно в 130-150 км к юго-западу от границы РФ — российской пограничной станции Хасан. Координаты очага сейсмических волн — 129,2 градуса восточной долготы и 41,2 градуса северной широты, на полигоне Хвадэри в районе Кильджу южная часть провинции Хамген-Пукто на северо-востоке страны.

 Однако впоследствии японская сторона дезавуировала свое заявление о том, что это был ядерный взрыв, мотивируя это тем, что японские и американские самолеты радиационного контроля на границе воздушного пространства КНДР не зафиксировали наличия в воздухе радиоактивных частиц, которые в обязательном порядке должны появиться после ядерного, пусть и подземного, взрыва.

Разнополюсные выводы специалистов большей части стран и США с Японией о том, был ли это ядерный или неядерный взрыв, можно объяснить только политическими причинами.

Физических совпадений и различий между взрывом обычных взрывчатых веществ и ядерным взрывом достаточно много. В обоих случаях регистрируются колебания земной коры. За время интенсивных испытаний в СССР, США, Франции, Великобритании, КНР, Индии, Пакистане, на Новой Земле и атоллах Тихого океана или в пустынях Африки и Азии, Невады или Семипалатинска — подземных, наземных (надводных) и воздушных взрывов — накоплен такой богатый опыт фактического материала, что специалистам не требуется много времени для расшифровки сейсмограмм и определения типичного крупномасштабного подземного ядерного взрыва.. Картина землетрясения и подземного ядерного взрыва имеет совершено разную амплитуду.

 Сейсмограммы: землетрясения (вверху) и ядерного взрыва (внизу)

При обычном взрыве образуется каверна в глубине земной породы, в воздухе не появляются радиоактивные частицы. При ядерном взрыве происходит лучистый перенос энергии, при котором происходит прогрев грунта излучением, в грунте формируется область высокого давления, характерная для ядерного взрыва, и сильные газодинамические течения, при этом твердые в обычных условиях вещества теряют прочностные свойства, и происходит «оседание» грунта и выброс в атмосферу радиоактивных элементов. Примером тому служат материалы подземных испытаний, проведенных на территории СССР (Якутии) в период с 1974 по 1987 годы. Всего было проведено 12 мирных подземных взрывов, в ходе проведения двух из них («Кратон-3» и «Кристалл») произошел выброс в атмосферу продуктов ядерного деления и загрязнения окружающей среды. Это было зафиксировано наземными и воздушными средствами радиационного контроля СССР.

Одинаково при обоих взрывах (ядерном и неядерном) воздействие на земную кору. В обоих случаях регистрируются колебания земной коры. Как правило, сейсмическая энергия не превышает энергии взрыва. Примером тому — эксперимент Bencham (Невада, США, мощность взрыва 1100 кт), где сейсмическая энергия составила около 1% от энергии взрывной волны, которая, в свою очередь, составила 2,6% от энергии взрыва. Однако известны случаи (хотя и единичные), когда сейсмическая энергия существенно превышает энергию взрыва. Последнее может произойти в том случае, когда значительный по объему участок массива горных пород с большим запасом тектонической энергии находится в состоянии неустойчивого равновесия. В этом случае подземный ядерный взрыв может явиться спусковым механизмом для сильного землетрясения. Примером подобного техногенного землетрясения может служить крупное землетрясение, произошедшее 16 апреля 1989 г. в районе Кировского рудника производственного объединения «Апатит» (г. Кировск Мурманской области) после проведения обычного подземного взрыва 230 тонн химического ВВ в подземных условиях. Система замедлений с последовательным подрывом скважин занимала интервал 400-500 мс. Именно в этом интервале произошло землетрясение, которое по сейсмическому эффекту в эпицентре имело силу 6-7 баллов. В г. Кировске, отстоящем от эпицентра на 6 км, внешние проявления соответствовали уровню в 4-5 баллов.

 В целом у специалистов не должно быть сомнений в природе ядерного взрыва. Тем более, что спустя неделю воздушными средствами контроля Японии и США были обнаружены элементы ядерных частиц в воздухе, поэтому все эксперты спустя неделю сошлись во мнении, что Ким Чен Ир испытал свою «ядерную дубину».

 Несовершенство системы противоракетной обороны России

Почему у российского экспертного сообщества возникли вопросы к уровню эффективности системы ПРО? Что представляет собой система предупреждения о ракетном нападении и противоракетная оборона России в целом и на Дальнем Востоке в частности?

 Надо понимать, что радиолокационные станции системы предупреждения о ракетном нападении (РЛС СПРН) типов «Днепр», «Дарьял» или «Воронеж» — это глаза и уши российской противоракетной обороны с различных стратегических направлений. После уничтожения РЛС в Красноярске в рамках выполнения договоров РФ с США на Дальне — Восточном стратегическом направлении — контроль за этой частью космического пространства стал явно недостаточен. Кроме того, запуск в прошлом году военного космического аппарата, в дополнение к уже имеющемуся на орбите над этим регионом, оказался неудачен. Действующий КА не мог своевременно зафиксировать пуски ракет, что сказалось на несвоевременном докладе о проведенных групповых пусках.

Лишение системы предупреждения «дальневосточных глаз и ушей» создало в системе радиолокационного контроля России окно невидимости и неслышимости, накрывающее огромный Азиатско-Тихоокеанский регион, в котором и находится Корейский полуостров. Регион, в котором сосредоточена вторая по численности после Европы группировка войск, не считая группировки России и Китая. Только на Корейском полуострове сосредоточена почти миллионная группировка КНДР и такая же у союзников Южной Кореи. В Японии Вашингтон держит крупнейшую в Азии армейскую группировку США численностью в 60 тысяч человек. Кроме того, на японских островах находится база Седьмого американского флота.

 КНДР Южная Корея Япония Силы США в Корее Силы США в Японии Армия л.с. 847 000 686 000 239 000 29 100 41 600 Танки ср. 2770 2 330 1 020 116 - Орудия ПА 12728 4590 750 БММ 2440 2520 990 РСЗО 1090 185 120 ВВС л.с. 82 000 63 000 45 600 7 600 11 350 Самолеты 646 563 270 90 90 Вертолеты боевые 30 117 90 - - ВМС л.с. 47 000 19 000 44 400 300 5 200 Надводные корабли 7 11 54 - 9 самолеты - 21 80 - - Малые и сверхмалые подводные лодки 29 30

 Источник: IISS The Military Balance 2005.

 Регион, в котором четыре страны — США, Россия, Китай и КНДР — обладают ракетными и ядерными технологиями. По своему потенциалу Япония близка к этим технологиям. Но три страны (США, Россия и Китай) являются официальными ядерными странами и, соответственно, выполняют возложенные на них ограничения (воздерживаются от шагов, способных нарушить международные договоренности). Однако в этом регионе имеются страны, близкие к овладению ядерными технологиями.

 По заявлению генерального директора Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Мухаммеда эль-Барадеи, выступившего 16 октября на симпозиуме МАГАТЭ по мерам по улучшению контроля с целью предотвращения распространения оружия массового уничтожения, технологии для создания ядерного оружия в течение очень короткого времени могут появиться у 30 стран. При этом глава МАГАТЭ не назвал конкретные страны, способные, по его данным, получить доступ к ядерному оружию. Речь может идти о ядерных бомбах на стадии сборки. Обычно считается, что такие несобранные бомбы есть у Германии, Украины и Казахстана. Велика вероятность того, что они имеются в АЗТР у Японии и Тайваня [2].

 Поэтому если ранее эксперты говорили об угрозе одиночных несанкционированных пусков ракет, последние события показали, что и групповые пуски со стороны ближайших «соседских друзей», о которых Россия узнает с опозданием, тоже представляют угрозу. Правда, справедливости ради следует признать, что Пхеньян учел критику, прозвучавшую в его адрес после того, как он не предупредил даже соседей о групповых пусках ракет. Поэтому при испытании первого ядерного заряда КНДР заранее предупредил своих западных и северо-западных соседей: Китай и Россию. За два часа до проведения взрыва российский посол в Пхеньяне Андрей Карпов был вызван в МИД, где его проинформировали о предстоящем взрыве и вручили ноту о намеченном испытании. Аналогичную информацию довели до китайского посла за 20 минут до команды «пуск». В свою очередь Пекин предупредил об этом и США.

 Из этой ситуации России следует сделать несколько выводов

Для улучшения ситуации с оценкой определения мощности возможных ядерных взрывов необходимо восстановить систему подготовки специалистов геологического и геофизического профиля для укомплектования подразделений и структур 12-го Главного управления Минобороны РФ и национальных технических средств контроля за подземными испытаниями ядерных взрывов для более качественного анализа данных и более точных расчетов на основе знания основных методов контроля (гидродинамического и телесейсмического).

 Для ликвидации окна невидимости и неслышимости, накрывающего огромный Азиатско-Тихоокеанский регион, Россия обязана ускорить вывод на орбиту военного космического аппарата, который обеспечивал бы своевременную подачу информации об угрозе ракетного нападения. Одновременно необходимо ускорить работы по вводу в эксплуатацию РЛС типа «Воронеж» высокой заводской готовности.

 Важно признать тот факт, что после первого ядерного испытания через некоторый промежуток времени Северная Корея произведет второе испытание ядерных боеприпасов и тогда сможет претендовать на признании ее девятой ядерной державой.

Угрозу, которую представляют ядерные испытания Пхеньяна и распространение ракетно-ядерных технологий, нельзя рассматривать вне контекста анализа целостной картины общей ситуации как в АЗТР, так и в конкретной ситуации двусторонних отношений между странами «шестерки». Вычленить ситуацию с проведенными Северной Кореей испытаниями ядерного боеприпаса из общего контекста мировой и азиатско-тихоокеанской политики практически невозможно.

 Групповые пуски северо-корейских ракет и испытания ядерных зарядов создали ситуацию «момента истины». Для азиатских государств, вовлеченных в шестисторонний формат переговоров по проблеме Северной Кореи, становится необходимостью создание азиатской международной многосторонней структуры, в которой ведущие азиатские страны имели бы постоянную площадку для плановых и регулярных прямых контактов на уровне министров иностранных дел, торговли, министров обороны, предложения которых по сложным вопросам выносились бы на форумы руководителей азиатских стран.

 Ныне существующие АНЗЮС, СЕАТО, Азиатский банк развития (АБР), Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АГЮВА), Комиссия Южно-Тихоокеанского региона (КЮТР), Форум Южно-Тихоокеанского региона (ФЮТР), Южноазиатская Ассоциация регионального сотрудничества (ЮАРС), Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), Центрально Азиатское сотрудничество (ЦАС) включают не все страны Азии, а только государства одного региона. Существующие региональные конфессиональные структуры, как, например, Конференции исламских государств, тоже не в состоянии решать множество сложных международных вопросов безопасности.

По аналогии с ЕС, в перспективе в Азиатском регионе должно начаться формирование такой структуры. Нравится или не нравится это Европейским государствам и США, — это другой вопрос. Но в этой структуре должны быть представлены все крупные Азиатские страны (Индия, Китай, Россия, Пакистан, Корея, Япония, Индонезия, Таиланд, Иран).

Признаваясь в обладании ядерным оружием, КНДР тем самым признала тот факт, что будет использовать ядерное оружие как оружие сдерживания. Из войны против Багдада, который постоянно говорил об отсутствии у него ОМП, Ким Чен Ир сделал вывод о том, что уступки в прекращении разработок ядерного оружия не гарантируют его стране мирное развитие событий. Однако мировое сообщество обязано заставить Пхеньян уважать свое мнение и требования.

Примечания

[1] Некоторые итоги Советско-Американского эксперимента на Семипалатинском и Невадском испытательных полигонах по контролю Договора об ограничении подземных испытаний ядерного оружия — atomas.ru/isp2/3_10.htm.

[2] Глава МАГАТЕ считает, что "ядерный клуб может разрастись в несколько раз" — www.regions.ru/news/2017874/

Дата — 25 Октября 2006 года
Опубликовано — ПолитРу



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru