Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Военно-политический анализ / Конфликты /

Имитация антитеррора

В отчетных докладах Командующего внутренними войсками МВД перечисляется, сколько полковников Министерства обороны с боевым опытом переведено во внутренние войска - для укомплектования Групп оперативного управления. С каким высоким качеством проведены учения внутренних войск за летний период во всем Кавказском регионе. Как быстро аэромобильные группы из состава Объединенной группировки войск в зоне проведения контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона были привлечены к действиям по деблокированию “окруженных объектов в столице Кабардино-Балкарской республики”. Министр внутренних дел перечислял количество секторов в Назрани, по которым проводятся “адресные мероприятия”, какие силы и средства находятся на внешнем и внутреннем кольце блокирования города. Сколько скрытых секретов на проселочных дорогах и тропах.

 За массовостью привлекаемых к проведению контртеррористической операции боевой техники, офицеров и прапорщиков, военнослужащих срочной службы и контрактников кучи всевозможных правоохранительных структур и наблюдающих за ними контролирующих ,прокурорских работников власть не видит или не хочет замечать, что прежними силами, методами, прежними формами и способами невозможно было победить чеченский, тем более, радикально, – исламистский терроризм, пришедший на смену чеченскому. По мнению Сергея Маркедонова, именно эти структуры атаковали Назрань.

Через Назрань от Курорта Нальчика, через Центральный парк культуры и отдыха и центральные кварталы правительственных зданий, мимо железнодорожного вокзала до аэропорта и обратно выдвинулись среди бела дня рейдовыми террористическими группами и атаковали одновременно пятнадцать объектов силовых структур - полторы сотни интернациональных членов “исламского национализма”. Предположительно, групп было шесть. Количество боевиков колебалось от 100 (по мнению замгенпрокурора Колесникова) до 570 -1000 - по данным Коммерсанта (№ 195 от 17.10). Корреспондент посчитал, что шесть групп подразделялись на 16 подгрупп, в каждую из которых входило от 8 до 15 человек (6 х 16 по 8-15 чел). Хотя автор, выступивший от имени Басаева, на сайте Кавказ назвал цифру 217 “моджахедов”.

Потери с обеих сторон спорные. Естественно, что каждая сторона стремится преувеличить свой героизм и преуменьшить его у противника. Это нормальная практика войны - преувеличивать потери у противника и по возможности преуменьшать свои. Однако тот факт, что не были допущены корреспонденты и близкие к убитым во время этих событий, вызывает сомнение в том, что все убитые были боевиками. Порочная практика сокрытия реальных фактов со стороны власти только подпитывает эти подозрения.

Увлекшись выстраиванием антитеррористической силовой вертикали в стране (и особенно на Северном Кавказе), власть в пылу этого строительства и законотворчества не заметила смены идеологий, упустила время и вновь оказалась неготовой к смене политического противника и перехода террористов к открытым партизанским рейдовым боевым действиям. Завершением же вертикали должен стать прием Государственной Думой закона, регламентирующего порядок введения режима террористической опасности и распределения ответственности чиновников всех рангов ФСБ, МВД, МЧС и МО.

Все усилия растрачены на разработку схем воинского взаимодействия, сигналов взаимного опознавания МВД, ФСБ, Минюста, Минобороны, Генпрокуратуры, МЧС и т.д. - организацию всех видов связи и управления. К сожалению, аналитические выводы Сергея Иванова о том, что действия боевиков оказались вынуждены, а инициатива находилась на стороне “федералов”, а также первые доклады Президенту первого заместителя министра внутренних дел Александра Чекалина “о блокировании в пригороде Нальчика крупнейшего лидера незаконных формирований” и его классификация попытки захвата города “отвлекающими действиями” - судя по всему, оказались ошибочными и не соответствовали реально складывающейся обстановке.

Это было подтверждено последующими событиями. По словам заместителя министра внутренних дел РФ Андрея Новикова, 15 октября “было определено место базы, откуда выдвигались боевики”. Вся группировка была разбита на шесть групп по 10 -15 человек” (НГ -17.10).” Все экипированы в жилеты – разгрузки, в “афганки” песочного цвета. Операция была хорошо скоординирована. По свидетельству капитана милиции из 2-ого отделения милиции, боевики постоянно находились на связи. (Изв.18.10). Как-то не похоже на спонтанные действия, в чем пытался убедить Президента заместитель министра. По словам врачей, оказывавших помощь боевикам, у всех загорелые руки и лица и незагорелое тело. Этот признак говорит о лесной жизни. По меньшей мере, наблюдались две части боевиков: “лесные” и “городские”.

 Очевиден прокол в первую очередь ФСБ и МВД по получению информации. Упреждающей информации о крупномасштабной деятельности ни городской подпольной структуры, ни вышедших из леса формирований получено не было. А поскольку информации не было, то и разговоры об упреждении в действиях являются “блефом”, чтобы прикрыть оказавшиеся бессмысленными действия по контролю за режимом передвижения, режимом проверки документов, контролю за дорогами, контролю за оружием. Несмотря на несколько разрозненных информационных сообщений о возможной атаке, режим “боевая готовность повышенная” введен не был, большая часть сотрудников была без оружия и не готова к немедленным действиям

Надо прямо сказать, что разведывательные и контрразведывательные мероприятия спецслужб проводятся формально, для галочки. Несмотря на то что финансирование только ФСБ за последние 8 лет выросло вчетверо (около 40% расходов бюджета на правоохранительные органы приходится на спецслужбы), результаты нулевые. Оперативные мероприятия в системе МВД неэффективны, хотя в бюджете на 2006 год заложен прирост расходов на правоохранительные органы на 25%, и в целом сумма составит свыше 550 млрд рублей. Агентурная сеть специальными и правоохранительными структурами среди населения не создана, хотя эта трудоемкая работа ведется более десяти лет.

 Правоохранительная и судебная структура на Кавказе частично поражена коррупцией, заражена предательством, что в совокупности делает невозможным скрытность проведения любых спецопераций. Сотрудники спецслужб, милиционеры и военнослужащие ВВ и МО РФ хозяйничают во всех северокавказских республиках. Об этом говорит в своем докладе полпред президента в ЮФО Дмитрий Козак: ”Во всех северокавказских республиках руководящие должности в органах власти занимают лица, стоящие в родственных связях... Произвол властей порождает у большей части населения социальную апатию”. Это доказывает, что меры, принимаемые Кремлем, не действуют или действуют с непозволительным опозданием.

информационном плане власть опять запаздывает. Еще в феврале министр внутренних дел докладывал на коллегии министерства, что “в рамках борьбы с терроризмом в Северо-Кавказском регионе создана единая информационно-разведывательная база даных, она успешно используется в повседневной жизни”, однако в экстремальной ситуации эта система не сработала. Части Министерства обороны, внутренних и пограничных войск не были приведены в повышенную боевую готовность. Утром на всех проведенных совещаниях и разводах в отделениях милиции ни слова не было сказано о предполагаемом штурме. Готовности правоохранительных структур к защите трехсоттысячного города от действий штурмовых групп - не было. Не только население города не было эвакуировано на американский манер, но даже в школы и детские сады не поступило никакой информации.

Сложившаяся практика оценки антитеррористической деятельности со стороны власти основывается на в принципе ложном посыле, что все противодействие террору могут организовывать только силовые структуры и чиновники, отвечающие за эти структуры или параллельные им. Эта система не учитывает ни изменения в обществе, ни степень доверия общества к власти, ее силовым и особенно правоохранительным структурам. Не учитывается и степень противодействия общества власти из-за злоупотреблений последней, ее коррупционных связей. Примером этому может быть оценка происшедшего президентом Кабардино-Балкарии Каноковым, который назвал три причины: уровень безработицы (создающей благоприятную почву для вербовки сторонникам экстремистских организаций); создание помех новым властям в наведении порядка в экономике; попытка извне взорвать спокойную стабильную обстановку в республике.

По сообщениям журналистов, среди боевиков было немало молодых местных сельских интеллигентов, которые взяли в руки оружие, не добившись ответа от власти о судьбе своих близких. Много среди боевиков верующих молодых людей, по словам близких, бежавших от произвола правоохранительных органов.

На Кавказе, на территории Северо-Кавказского военного округа и зоны ответственности Каспийской флотилии, по различным оценкам, сосредоточена почти треть сил и средств российской армии. Создана крупнейшая по плотности группировка войск в Европе. Из пяти дивизий внутренних войск – четыре дислоцируются в этом регионе. Однако непосредственно на территории Кабардино-Балкарии дислоцировался только 135 отдельный мотострелковый полк (Прохладный), укомплектованный контрактниками на 30%. Сюда же перебрасывалась выводимая из Грузии военная техника. В поселке Звездном в процессе формирования находился полк ВВ. В Нальчике располагается и группа оперативного реагирования. В настоящее время в городе находится более 1500 военнослужащих. Границы КБР перекрыты, город оцеплен федеральными войсками.

 Однако вывод может быть один: если при такой плотности войск и специальных структур возможны одновременные атаки столицы республики, то это означает, что созданная группировка войск и сил и вся силовая и правоохранительная система недееспособна и неизлечимо больна.

Судя по последним данным, боевые действия выносятся в другие регионы, в которых, по-видимому, формируются различного рода группы, отряды, “джамааты”. И вовсе не факт, что они будут сформированы только из этнических чеченцев или ингушей. Если судить по данным "Коммерсант ВЛАСТЬ" №7, то можно предполагать, что следующие аналогичные события следует ждать в Черкесске или Элисте, где практически нет воинских частей и соединений.

Борьба с терроризмом в России в условиях существования демократических ценностей демократического государства заведомо обречена на поражение без изменения подходов в оценке и анализе как действий сепаратистов, так и действий власти, без активного участия общества. Это касается не только России, но и всех цивилизованных государств: власти запаздывают в принятии решений и “бьют по хвостам событий”.

 Думается, что власти необходимо сосредоточить усилия на нескольких направлениях противодействия современным угрозам. Нынешние структуры системы внутренних дел нуждаются не в коренной перестройке, а в создании новых, параллельно существующим, главной задачей которых должно быть достижение доверия и уважения у населения. При всех министрах внутренних дел (Степашине, Ерине, Куликове, Рушайло, Грызлове, Нургалиеве), при смене красной звездочки на российского орла осталось советское содержание – превосходство государственного над общественным. До тех пор пока будут висеть в кабинетах портреты Дзержинского, пока будут выбиваться нужные признания, а население будет бояться человека в милицейской или военной форме, ожидать изменений в сфере доверия к власти практически невозможно.

Для этого мало создания “разведывательно-информационной базы” - необходимо создание информационной программы и соответствующей структуры по изменению имиджа силовых, специальных и правоохранительных структур в глазах общества, по аналогу программ Канады или Австралии. Следует признать, что применяемые структуры форм и методов только военного противостояния против видоизмененного сепаратизма явно недостаточны. Необходима более тонкая адресная работа по привлечению всех слоев населения на сторону общества, в том числе и той части верующих мусульман, которые лояльны российской власти.

История православного христианства в России показала, что повсеместное изгнание, например, старообрядцев со всех российских земель нисколько не уменьшило их веру в свои религиозные ценности, но прервало на несколько столетий их поддержку российского общества. Складывается мнение, что бездумная поддержка только нынешних Духовных управлений с точностью повторяет ту ошибку, которую сделала царская власть, встав на сторону только “истинно православных”.

Всеобщая война, развернутая на Кавказе против 9 тысяч верующих мусульман, отрицающих официальное духовенство, должна быть заменена кропотливой работой специалистов с каждым конкретным человеком. Правоохранительные органы от этой работы должны быть отстранены.

Следует воссоздать систему муниципальной и общественной безопасности. У России уже был опыт создания своей службы общественных помощников милиции (шерифов по американскому образцу) – Московской городской народной дружины, входившей в структуру Правительства Москвы, но эта идея опередила время на полтора десятка лет. МГШНД подчинялся муниципальной власти, в отличие от советского образца ДНД, подчинявшегося милиции. В этом основное принципиальное отличие. Дружинники не только выполняли роль помощников муниципальной власти при пожарах и других бедствиях, работали с трудными подростками, наводили порядок во дворах, проверяли подвалы и чердаки, но и помогали милиции, оказывая помощь ФСБ на массовых мероприятиях, при охране границы, организации спасения на водах, поддержания порядка на дорогах. Для воссоздания аналогичной системы общественной безопасности с привлечением граждан необходимо вернуться к рассмотрению и принятию в кратчайшее время закона “Об общих началах применения общественных структур правоохранительной направленности”, прошедшего два думских чтения в середине 90-х годов и загубленного боявшемися конкуренции лоббистами МВД.

 Другим направлением должно стать усиление внимания к малоразмерной авиации как элементу террористических угроз. В некоторых изданиях согласно информации из Нальчика говорилось об угрозе захвата военно-транспортного самолета или вертолета. Мир вступил в эпоху “москитной“ авиации, к приходу которой ни общество, ни власть не подготовились. Стоящая на вооружении ВВС и ПВО техника конструктивно разрабатывалась для условий СССР, где предполагалось ее применение в большеразмерных целях, что и реализовано технически. После того, как маленький легкомоторный самолет Руста нагло сел в центре Москвы у Храма Василия Блаженного, решение было принято быстрое, но неправильное. Вместо того чтобы оценить опасность массовости легкомоторных летательных аппаратов, имеющих возможность полета на высотах ниже 50 метров, сняли министра обороны, его заместителей. Но проблема осталась не решена.

 Контроль над взлетно-посадочными площадками находится больше в сфере МВД, ФСБ. И тоже без изменения имиджа спецслужб и милиции, без доверия к ним общества, без взаимодействия структур владельцев летательных аппаратов и авиационных служб, регистрирующих и контролирующих малую авиацию, без активного участия общества невозможно сдвинуть с места эту проблему.

 Речь идет о смене ориентиров в определении основных угроз обществу не только в борьбе против террористических и сепаратистских радикалов. Угрозу обществу несет дальнейшая милитаризация так называемой антитеррористической борьбы, в которой предусматривается не взаимодействие власти с обществом, а отсечение общества от этой борьбы. В результате потери несут и власть (которая теряет авторитет), и общество, которое теряет своих граждан. Попытки власти не замечать факторы, которые подрывают ее авторитет в глазах мирового сообщества, и представлять ситуацию как выступления отдельных наркоманов, деклассированных элементов, с которыми способны бороться только люди с оружием, могут привести к тому, что взорвется вся ситуация не только на юге России, но и в сопредельных государствах.

Сколько еще можно прикрывать героизмом, отвагой, личным мужеством отдельных генералов, офицеров, прапорщиков и солдат политические и экономические просчеты? До каких пор все усилия будут направлены только в сторону милитаризации в борьбе с новыми угрозами? Почему уровень коррупционности и предательства на Кавказе не уменьшается? Почему все дальше и дальше у общества растет недоверие в властным структурам? К сожалению, создается впечатление, что власть на самом высоком уровне не хочет или не может понять, что старыми методами, без изменения структур взаимодействия с обществом, проблема противодействия террору, в том числе и на Кавказе, не будет решена.

Дата — 01 Апреля 2006 года
Опубликовано — Полит.Ру



Главная
Военно-политический анализ
Глобальные угрозы
Военные угрозы
Не военные угрозы
Военная реформа
Конфликты
Безопасность
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru