Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Цитирование /

Российская армия: к чему приведут реформы?

Оборонное ведомство составило график сокращения офицерского состава. Как пояснил министр, «урезать» армию будут поэтапно, до 2012 года – «по категориям». «Первая категория, - сообщил Сердюков - это 7,5 тысяч офицеров, которые служат 24 месяца. Вторая категория - 26,7 тысяч - это офицеры, достигшие уже сейчас предельного возраста пребывания на военной службе. 9,1 тысяч - следующая категория - достигнет этого возраста в 2009 году. Остальные подлежащие сокращению 117,5 тысяч будут сокращены в течение трех лет». Министр также пообещал, что будет сокращена численность центрального аппарата Минобороны РФ и органов военного управления. «У нас сейчас численность центрального аппарата составляет 10 тысяч 523 человека, органов военного управления - 11 тысяч 290 человек», - рассказал Сердюков.

К 2012 году, по его словам, штат сократится в 2,5 раза - до 8,5 тысяч человек. В связи с этим к 2012 году из 1100 генералов останется только 900, то есть примерно по одному на батальон. «К 2012 году мы скомплектуем миллионную армию, в которой численность офицерского состава будет 150 тысяч, то есть составит 15% от общей численности» - уточнил министр. Масштабная «плановая оптимизация» Генерального штаба ВС должна завершиться к 1 марта 2009 года и привести к почти 50-процентному сокращению численности личного состава управлений и служб Генштаба. Зато численность младших офицеров – лейтенантов и старших лейтенантов – должна возрасти к 2012 году с 50 тыс. до 60 тыс. человек.

По словам министра, «сегодня мы имеем 65 вузов, в том числе 15 академий, четыре военных университета, 46 военных училищ и военных институтов. Вместо этого мы хотим создать 10 системообразующих вузов». К 2012 году, сообщил он, запланировано создать три военных учебно-научных центра, шесть военных академий и один военный университет. Они будут и учить, и вести исследовательские работы. В них Анатолий Сердюков намерен сосредоточить весь имеющийся профессорско-преподавательский состав. А существующие сегодня военные училища и институты станут филиалами этих центров.

«Коммерсант» со ссылкой на свои источники в Минобороны отмечает, что пока неизвестно, по какой схеме и в какие сроки будут расформировываться многочисленные дивизии и полки, но то, что это будет сделано во что бы то ни стало, среди генералов поняли уже многие. Большинство же отставных военных и гражданских экспертов склонны видеть в обнародованной Сердюковым программе как здравый смысл, так и «элементы волюнтаризма».

Эксперты, на которых ссылался «Интерфакс», отмечают, что «такого масштабного сокращения центрального органа управления Вооруженными силами не было даже в девяностых годах, когда были разрушены Вооруженные силы СССР и создавалась российская армия». При этом многие наблюдатели подчеркивают, что реформу в армии ускорила «пятидневная война» на Кавказе, выявившая преимущества более компактных подразделений. А между тем, чтобы нейтрализовать возможные политические, экономические и социальные риски массовых сокращений, Анатолий Сердюков провел «разъяснительную встречу» с полпредами президента России в федеральных округах, на которой обсуждались вопросы переподготовки и обустройства увольняемых офицеров. Министр выразил надежду, что власти регионов помогут военным в этом вопросе. При этом он заверил, что многие увольняемые с военной службы офицеры не лишатся работы в военном ведомстве: их переведут на гражданские должности. Также Сердюков твердо пообещал, что все социальные гарантии в отношении сокращаемых военнослужащих будут выполнены. «Процесс сокращения офицерского состава пройдет плавно и не вызовет никакого напряжения», - выразил уверенность министр обороны.

Однако его оптимизм не разделяют многие военные специалисты. Так, Леонид Шершнев, генерал-майор в отставке, президент Фонда национальной и международной безопасности отмечает: «Что касается общего сокращения армии, то это вполне объяснимое решение. Армия должна сегодня воевать не количеством, а умением. Но я не могу согласиться с резким сокращением именно офицерского корпуса. На мой взгляд, это не будет, мягко говоря, способствовать повышению боеспособности нашей армии. Есть одна аналогия. Не знаю, совсем ли она уместна, но мне вспоминается, что Германию после поражения в Первой мировой войне заставили иметь небольшую по численности армию. И вот эта армия на 80% состояла из офицерского корпуса. Поэтому она очень быстро потом смогла отмобилизоваться и стать по-настоящему боеспособной армией. Я не потому это говорю, что мы должны стремиться к большой мобилизационной армии в расчете на некую большую войну. Я просто говорю, что офицер составляет костяк армии. Тем более в современной армии офицерский корпус – это ее ядро. К тому же есть еще один нюанс. Сердюков говорит, что будут сокращаться в основном должности тылового характера. Трудно сказать, насколько это оправданно, потому что у армии все-таки есть свои традиции. Одно дело, если в хозяйственном взводе солдатами командует военнослужащий - прапорщик или офицер. И другое дело, если командует гражданское лицо. Не случайно в годы войны директора военных заводов имели, как правило, генеральские звания. Это же, по существу, хозяйственники, но генеральскими званиями подчеркивалась их особая важность. Армия, особенно современная, ведет не только вооруженную борьбу, в армии же очень много других функций – идеологических, функций информационной борьбы, обеспечения мирных условий на какой-то занятой территории. Армия имеет многоцелевую функцию, и надо исходить из этого. То есть люди, находящиеся в армии на службе и тем более занимающие командные должности, все-таки должны быть в погонах».

Некоторые военные эксперты еще более категоричны – по их мнению, решение о сокращении армии в случае своей реализации может по сути уничтожить армию. «В последнее время у нас практикуется назначение на армию гражданских министров. Однако оно происходит совсем не по образцу все того же Запада, на который у нас любят ссылаться. Там министр обороны - опытный политик, за которым стоит одна из ведущих политических партий. У нас же министр не несет никакой ответственности за свои деяния ни перед одной из партий страны, что, безусловно, ослабляет армию и ведет к ее деградации. Грядущее сокращение станет тому примером», - заявил президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов. «Если сегодня лишить Вооруженные силы и страну такого органа, как Генштаб - а сокращение на 50% по сути дела означает лишение его основных функций - это приведет к утрате нашей боеспособности», - констатировал эксперт.

Это мнение разделяет вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков, по словам которого, политика, которая проводится министром обороны, идёт в разрез с национальными интересами. «Насколько мне известно, сейчас готовится очередное сокращение офицеров. Такую политику могут вести только полные дилетанты в военном деле. Специалистам понятно, что офицерский состав нельзя сокращать, так как в противном случае наша армия лишится мобилизационного резерва. Хочу заявить с полной ответственностью, что после сокращения наших Вооруженных сил до 1 миллиона человек они не будут способны проводить даже регионально-локальные операции по одной простой причине – такие Вооруженные силы просто не смогут перекрыть все стратегические направления вдоль наших границ в силу их большой протяжённости (67 тыс. км). Нам необходимо на каждые 2 тыс. км границы иметь минимум одну дивизию. Поэтому очевидно, что во главе Вооруженных сил у нас сегодня стоят не компетентные люди, которые своей политикой подрывают обороноспособность государства», – заявил Сивков.

 Однако другие военные специалисты не столь категоричны. Как считает первый заместитель председателя комитета Госдумы по обороне Игорь Баринов, «ситуация, сложившаяся с численным соотношением сержантско-солдатского и офицерского составов в наших армейских структурах, просто нетерпима - из 1 миллиона 134 тысяч военнослужащих примерно 330 тысяч офицеров и генералов». Эту ситуацию, по словам, депутата, надо срочно менять.

 «За счет численности Генштаба должен быть усилен аппарат министра обороны», - предлагает со своей стороны председатель Комиссии по политике безопасности и экспертизе военного законодательства общественного совета при Минобороны РФ полковник Виталий Шлыков. По его словам, «Генштаб сейчас занимается многими функциями, которые ему не свойственны и которые следовало бы отдать аппарату министра. Например, мобилизационные мероприятия и призыв. Почему их должен проводить именно Генштаб? Он должен быть аналитическим планирующим органом, а не заниматься чисто организационной работой».

Между тем планов радикального сокращения Генштаба ВС РФ нет. Об этом заявил заместитель начальника Генштаба ВС РФ генерал-полковник Василий Смирнов. «Мы развиваемся как любая военная структура, которая приводится в соответствие к объему решаемых задач», - сказал Смирнов. При этом он отметил, что центральные органы военного управления постоянно проходят «плановую оптимизацию». Вместе с тем Смирнов не стал касаться «объемов» оптимизации органов военного управления. «Какие-то структуры будут больше, какие-то меньше. Ни одна никуда не исчезнет. Может быть, будут изменены некоторые названия. Словом, система управления будет построена под имеющиеся задачи», - сказал он.

Член общественного совета при Минобороны Руслан Пухов заявил, что российской армии действительно не нужен столь большой центральный аппарат, как советской армии, и поэтому оптимизацию можно считать неизбежной. Военный эксперт Александр Гольц со своей стороны заверил, что никто армию «по-живому» резать не собирается. Сокращение даже «никто особо не заметит», пообещал Гольц. Обобщая опасения военных аналитиков, обозреватель РИА Новости Никита Петров констатирует, что резкое сокращение офицерского состава российской армии, тем более в такие короткие сроки, о которых заявил министр Сердюков, содержит очень много рисков. Оно может существенным образом повлиять на снижение боеготовности вооруженных сил. Приведение армейской структуры к западным образцам, считают эксперты, должно начинаться с создания высокопрофессионального корпуса младших командиров, которые будут способны заменить офицеров в деле воспитания и обучения солдат, как это происходит в той же армии США. А это дело не на один-два года. Кроме того, в войсках должна быть высокотехнологическая боевая техника, которой смогут управлять солдаты-контрактники. А еще современные системы управления боем и системы обеспечения боя – разведки, целеуказания, связи, навигации, высокопроизводительная и наукоемкая вычислительная техника и многое другое, без чего боевые действия, тем более против высокотехнически организованных армий, немыслимы. Ни того, ни другого, ни третьего в российских войсках пока нет, и к 2012 году появиться вряд ли сможет. Так как к этому не готова ни оборонная промышленность, ни образовательный уровень тех воинов, которые должны будут владеть этим оружием. За три-четыре года поднять его невозможно. Федеральная целевая программа перевода всех сержантов и старшин вооруженных сил России на контрактный способ комплектования только заявлена, но пока не утверждена. На нее не выделены необходимые средства. Нет базы для обучения и воспитания профессионалов-младших командиров, не разработаны для них соответствующие программы. И главное – не созданы необходимые социальные и финансовые условия, которые были бы приемлемы для таких людей, стимулировали бы их долгосрочную, - не на три года, а на десять-пятнадцать лет нахождения в боевом строю, вызывали у них стремление глубоко и основательно осваивать свою боевую специальность, обучать ее тонкостям солдат срочной службы…

 Так какие же все-таки предложения Анатолия Сердюкова вызывают наибольшие опасения у военных экспертов?

 Отвечая на этот вопрос, Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования, профессор Академии военных наук, рассказал МиК: - Самым опасным является то, что пока еще не привели в окончательный вид военную доктрину, а министр обороны уже проводит реформирование, не обращая на нее никакого внимания. Смысл действий гражданского министра обороны, на мой взгляд, должен быть такой. Сначала он должен определить, какие существуют угрозы, в соответствии с этими угрозами он должен определить, какой должна быть доктрина. По этой доктрине с учетом этих угроз необходимо определить, какие могут быть приоритетные направления развития ВС – по этим направлениям надо создать оперативные командования, определить для них силы и средства, понять, какие у них должны быть вооружения, и только после этого принимать решение, какое количество солдат и офицеров должно соответствовать этому количеству вооружения.

 Самая большая ошибка министра обороны заключается в том, что когда он говорит, что создается новая структура, практически ничего нового не создается – поскольку военные округа российской армии существуют с 1919 года. Поэтому мое мнение такое – если действительно есть такое решение, что вместо полков надо создавать бригады, и эти бригады должны входить в оперативные командования, то оперативные командования не должны входить в военные округа. Почему? Потому что оперативные командования должны замыкаться непосредственно на Генеральный штаб. В России, кстати, уже был такой печальный опыт с 1975 по 1985 гг., когда по предложению маршала Огаркова были созданы оперативные командования. Но беда была в том, что военные округа одновременно подчинялись оперативному командованию и параллельно подчинялись Генеральному штабу. Сейчас же, как я уже сказал, главная проблема в том, что нельзя подчинять оперативные командования военным округам. Это раз.

 Второе – если министр обороны говорит, что создается новая структура, то мне думается, что сначала нужно провести какие-то исследования, и военная наука должна четко показать: если мы меняем полки на бригады, то зачем и для чего мы это делаем. Кроме того, существует так называемый полевой устав. И там написано: полк-бригада-дивизия. В следующем уставе написано: армия и военный округ. Но если мы говорим, что должна быть только одна бригада, а я думаю, что в этой бригаде будет большее количество батальонов, тогда нужно будет просчитать, как взаимодействует бригада с остальными подразделениями, и если мы говорим, что отсутствуют армии как таковые, то кому эти бригады будут подчиняться? Не проведя научные исследования, как будет действовать бригада в составе оперативного командования, я считаю, что затевать подобные изменения – нонсенс. И ни один я об этом говорю. Президент Академии военных наук генерал армии Махмуд Гареев также считает, что подчинение нельзя дублировать: оперативные командования и военные округа. Это бессмысленно.

И потом, как мне кажется, министр обороны, осуществляя эту реформу, приводит в действие свой лозунг: бизнес и армия едины. Оперативные командования ему нужны только для того, чтобы оставить военные округа, в составе которых находятся заводы по модернизации танков, БМП, самолетов и всего остального. Почему? Потому что ранее он уже принял решение, согласно которому эти заводы переходят в акционирование. Но я считаю этот подход неправильным, потому что бизнес и армия несовместимы по многим вопросам. Бизнесу нужно на этом заводе отремонтировать танк по максимуму, чтобы получить бюджетные деньги, а для армии максимум – это меньшее количество вооружений. Еще один аспект – несмотря на то, что количество финансовых средств, направляемых на армию, увеличивается, к сожалению, реально вооружение в армию не поступает. В том числе, потому, что бывший министр обороны сделал ряд ошибок, когда он говорил, что вооружение надо поставлять батальонными комплектами. Человек просто не может понять, что если в армии находится полк, как единая часть, и в этом полку заменить два батальона, а один батальон остается, то в этом случае полку одновременно надо везти боеприпасы и для новой техники, и для старой. Ремонт должен также вестись и для новой техники, и для старой – должны быть соответствующие ремкоплекты. И ремонтные мастерские, которые имеются в каждом полку, должны иметь эти два ремкоплекта. В общем, это бред.

 И нынешний министр обороны повторяет те же ошибки, которые делал его предшественник. Цель у министра обороны одна, как я думаю – изменить финансовые потоки, причем в своих целях, поскольку он привлекает к этому процессу бизнес. И вторая задача – построить офицерскому составу квартиры. Никаких других задач он практически не решает.

Также я хочу отметить еще один аспект, более глобальный. На фоне того, что российская армия сейчас составляет 1 млн. 100 человек, всего в России насчитывается порядка 3 млн. людей с оружием. Помимо российской армии, около полутора миллионов приходится на МВД, неизвестно сколько в погранвойсках, и точно известно, что 40 тысяч – в войсках МЧС. С этой точки зрения смысл реформы российской армии представляется мне непонятным. Так как в стране по сути действует четыре армии, которые друг другу только мешают – армия, войска МВД, пограничные войска и войска МЧС. Возвращаясь же к предложениям министра обороны, я не могу не отметить еще один тревожный факт – в стране остается только десять военных училищ. Как это может быть?

У нас примерно 25 родов войск и служб. Из них надо отдельно учить мотострелков, отдельно – связистов, отдельно - специалистов по радиоэлектронной борьбе, саперов, химиков, зенитчиков, артиллеристов, моряков, служащих береговых частей и т.д. И все это – в десяти училищах? Мне кажется, что это непродуманное решение. Наверное, министру обороны очень понравилось, когда он перевел академию химзащиты из Москвы в Кострому, но дело в том, что для того, чтобы подобный перевод дал конечный результат, нужно 10 лет. Во-первых, потому, что только несколько преподавателей, не имеющих квартир в Москве, согласились на этот перевод. Во-вторых, большая часть докторов наук туда не поехала – они обеспечены работой здесь. Кроме того, как мне известно, всего восемь офицеров, закончивших эту академию, остались там преподавать. То есть, для восстановления функционирования этой академии в полном объеме потребуется очень много времени – примерно десять лет. Их них два года пойдут на обустройство, четыре года человек должен обучаться, после чего он поступает в адъюнктуру, еще три года он там учится, затем, в случае если он талантлив, пишет докторскую диссертацию – получается 10-11 лет. Только по истечению этого времени появится в академии первый собственный специалист, который будет в состоянии возглавить новую научную школу.

 Поэтому я считаю постоянную пертурбацию военного образования, которую мы наблюдаем в последние годы, явлением крайне вредным. Военные академии превратили в военные университеты с соответствующими изменениями, военные училища превратили в институты, затем опять возникли училища. Теперь сокращается масса академий и сливается в какую-то одну – все это неправильно. Ведь люди перестают вообще понимать систему военного образования! И то, что десять училищ не могут обеспечить функционирование необходимого количества военных школ – это очевидно. На мой взгляд, все эти пертурбации проводятся с одной целью – сократить личный состав для того, чтобы получить больше денег, и тем офицерам, которые останутся, в два раза повысить оклад.

Ведь Сердюков крайне заинтересован в том, чтобы доложить президенту, что все офицеры обеспечены квартирами, и оклады у них по сравнению с ситуацией у его предшественника, выросли в два раза. Однако эти повышенные оклады совершенно не влияют на пенсии, в связи с чем возникают скандалы, так как военные пенсии у нас рассчитываются совершенно несправедливо. На эту тему много говорилось и писалось, но почти ничего не меняется. Также, на мой взгляд, порочной является новая практика награждения премиями лучших офицеров. Насколько я знаю, подобные схемы насквозь коррупционные, так как военное начальство попросту договаривается с офицерами: я тебе даю 20 тысяч, но ты мне 10 верни обратно. Конечно, это вслух часто не говорится, но подразумевается. И распространяются эти вещи очень быстро. Так что очень много проблем и очень мало действительного полезного я усматриваю во всех тех реформах, которые затеял наш министр обороны. К сожалению…

Дата — 26 Октября 2008 года
Опубликовано — http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=40552



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru