Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Печатные СМИ /

Подготовка к сталинскому блицкригу привела к трагедии 22 июня.

Сформирование двух фронтов – Украинского и Белорусского и опубликованное в 1996 году [2] говорит о том, что решение на большую Европейскую войну Сталин принял где–то 19 августа 1939 года. То, что постановление СНК принято 2 сентября 39 года и то, что утвердило ранее представленный план реорганизации сухопутных войск, говорит о том, факт реорганизации войск отталкивался не от факта начала войны, а от ранее принятых решений. А формирование фронтов говорит о его нацеленности на войну. Кроме того, стала известна выписка из решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 26 октября 1939 года, утвердившая предложения Ворошилова о размещении на Украинском о Белорусом фронтах большинство усиленных дивизий (по 14 тысяч человек). Сентябрь 1939 года внес некоторые коррективы в этот план. Видимо, Ген. Штаб СССР предполагал, что Польша сможет оказать серьезное сопротивление, по аналогу Сербии в 1914 году. Поэтому секретный протокол Риббентропа-Молотова можно считать больше блефом Сталина. Советский вождь точно знал (в отличии от Гитлера), что Англия и Франция начнут войну, и рассчитывал на длительный общеевропейский конфликт. Поэтому идея расчления Польши имела очевидную цель втянуть Германию в широкомасштабную войну. Этим можно объяснить и факт неподготовленной пропагандистской акции 17 сентября, обосновывающий вторжение Красной Армии в Польшу: о страданиях братьев – украинцев и белорусах, и как вариант подтверждения того, что эта акция заранее не планировать. Еще одними документами, подтверждающими версию о подготовки превентивного удара служат: а) письмо Ворошилова Сталину и Молотову от 7 апреля 1940 года о переводе 10 стрелковых дивизий обратно на штат мирного времени; б) письмо Тимошенко и Шапошникова от 4 июля 1940 года - о реорганизации структуры округов в результате «освобождения Бессарабии и Буковины», ввода новых войск в Прибалтику, а также «резко изменившейся ситуации на Западе». Документы стали известны также в 19996 году. [3] В письме Ворошилова говорится, что «чистых стрелковых дивизий, исключая, танковые и моторизованные, предназначенных главным образом для наступательных действий, маневра и отражения контратак, мы будем иметь 148, из них 22 на Дальнем Востоке и в Забайкалье, 10 горных дивизий, и для Запада остается только 116 дивизий, что совершенно недостаточно». Любопытно читать Постановление СНК от июля 1940 года «… во изменение постановления Комитета обороны (?!) от 22 мая 1940 года № 215 СС в Красной Армии иметь 200 дивизий., из них стрелковых дивизий по 12 тыс. человек (в том числе 15 дивизий Дальневосточного фронта»). В 1999 году опубликована [4] рабочая карта начальника Военно–топографического управления РКК полковника М.К. Кудрявцева, на которой собственно ручным синим карандашом написано «начальник Генерального штаба РККА Б. Шапошников в 1939 году нанес «Нарезку» полосы картографической обеспеченности, ограниченной линиями Берлин–Прага–Вена–Будапешт-Бухарест на западе и Петрозаводск–Витебск – Киев – Одесса. Их публикованных также в 1996 году директивы НКО от 14 мая 1941 года №503920 сс/ос, директивы и оперативных планы округов по обороне госграницы (Прибалтийского, Западного отдельного, Белорусского, Киевского особого и Одесского) по «Прикрытию отмобилизования, сосредоточения и развертывания войск и организации обороны «можно определить, что они разработаны для прикрытия действий, отсчет времени во всех документах ведется от определенного дня мобилизация, предполагается, что инициатива находится в руках советского командования. Сам день мобилизации предполагался на как раз на 21 -22 июня, и округа не успели развернуть свою оборону в соответствии с этими планами. Других планов, кроме вспомогательных и привязанных к планам развертывания (для наступления) не было. Миф о внезапности появился гораздо позже войны и был удобен правящей элите для перекладывания своих просчетов на «коварного противника» и противоречат архивным документам. Например, за три дня до войны командный пункт Прибалтийского военного округа находился в лесе 12 км северо-восточнее Паневежаса. 20 июня 1941 года командный пункт 12 механизированного округа находился в лесу – 2 км западнее Найсе. Штаб 8 армии в 15 км юго–западнее Шауляя. 11 стрелкового корпуга - в лесу 2 км юго – западнее Скаудвиле. Части округа был готовы в течении трех часов установить минные поля, а с 15 июня приступили к установке проволочных заграждений. К 22 июня в соответствии с приказом Командующего ПрибВО № 00 52 от 15 июня 1941 года командиры дивизий должны выработать на местности решение и утвердить их у командующих армиями. Внезапность была другого рода. Неожиданными для Верховного командования РККА явились направления главных ударов немецких танковых группировок и нахождение танковых частей в первом эшелоне. Неожиданными были обходы ожесточенно обороняющихся районов, отказ от ввязывания в бои и решительные и гибкие атаки. Главная неожиданность заключалась в том, что качество войск РКАА оказалось на несколько порядков ниже германских. С командирами командовавшими частями и соединениями несколько месяцев нельзя было сравнить немецких, имевших двухлетний опыт боевых действий. Естественно качества всегда превосходит количество, что и явилось основой ужасающих потерь в начальном периоде войны. А самое главное, наступательные группировки РКАА, построенные в течение двух лет, оказались неприспособленными для оборонительных действий. Потеря в первые два месяца боев стратегически запасов техники, вооружения, ГСМ, продовольствия и фураж преступно складированных в тылах Киевского и Белорусского округов повлекли не только значительные жертвы , но и значительно облегчили проблему обеспечения германских частей продовольствием, ГСМ, фуражом.. Кроме того увеличили общие сроки ведения войны. История Великой отечественной войны, особенно ее начальный период трагична и требует до сих пор анализа и критической переоценки, а не истеричных выходок ура–патриотов, закрывающих глаза на главную причину поражения июня 1941 года - военная и политическая элита СССР допустила преступные просчеты, связанные с изъянами существующего строя и готовя страну к войне, а армию только к наступлению, практически не готовились к отражению агрессии, не подготовлены были оборонительные рубежи, ни войска на этих рубежах, за что весь народ поплатился самыми большими потерями во второй мировой войне.

Дата — 07 Апреля 2006 года
Опубликовано — За права человека №25 (43) июнь 2005г



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru