Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Печатные СМИ /

Ликвидационная распродажа. Кого вооружает российский ВПК.

Все на продажу

Последние пять лет расходы на закупку, ремонт и модернизацию новой техники увеличились вчетверо. Если в 2000 г. ГОЗ составлял 46 млрд руб., то на 2005-й он запланирован уже в размере 188 млрд руб. Однако поставки современных вооружений в российскую армию не увеличились. Даже боевые части Северо-Кавказского военного округа не имеют всепогодных вертолетов, станций приема и дешифрирования данных, поступающих со спутников, и современных образцов бронетехники. Зато только в течение 2003 г. на экспорт было поставлено 36 истребителей Су-27/30, 48 МиГ-29, два фрегата проекта 11356, 80 танков Т-90С, зенитно-ракетных комплексов С-300ПМУ-2 на сумму 5,56 млрд долл. Одновременно российская армия модернизировала пять Су-27, отремонтировала пять подводных лодок, получила 14 танков Т-90С.

 Еще большие диспропорции наблюдались в 2004 г. В Индию, например, было поставлено 310 танков Т-90, а в российскую армию – только 31 танк. Российская армия получила четыре самолета, а на экспорт было отправлено 55. В 2005 г. Министерство обороны планирует закупить: 17 танков Т-90, 24 боевые машины пехоты БМП-3, 92 бронетранспортера, две пусковые установки ракетного комплекса «Искандер-м», один зенитно-ракетный дивизион С-400. ВВС получат один новый и один модернизированный самолет-ракетоносец Ту-160, семь модернизированных фронтовых истребителей Су-27, новые высокоточные ракеты «воздух – земля». Одновременно подготовлены на экспорт в Индию 40 палубных истребителей МиГ-29 и четыре подводные лодки. Кроме того, для Индии силами российского ВПК будет проведена модернизация тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», она получит в лизинг три самолета Ту-22МР и один Ту-134УБЛ. В Китай будет поставлено восемь зенитно-ракетных дивизионов С-300 «Фаворит», в Марокко отправится российская бронетехника и ЗПРК «Тунгуска». Получается, что отечественная танковая промышленность работает на Индию, бронемашины производятся для Ближнего Востока и Африки, авиапромышленность и военное судостроение работают на Китай и Индию. Между тем заложенный в 2001 г. для российского флота корвет «Стерегущий», на закладке которого присутствовал президент, вступит в строй неизвестно когда.

Поштучное перевооружение

Причин этого противоестественного положения несколько. Прежде всего Федеральная программа обновления вооружения должна начать действовать не ранее 2008–2010 гг., поэтому пока новые образцы военной техники закупаются нашей армией поштучно. Две предыдущие программы были провалены. Большая часть средств уходит на ракетные ядерные лодки нового поколения серии «Борей», первая из которых – «Юрий Долгорукий» – должна вот-вот сойти со стапелей. Не менее важной причиной является чрезмерное количество научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Из 3,5 тыс. таких программ в 2001–2003 гг. ежегодно завершалось не более 100, но одновременно открывалось по 200 – 300 новых, создавая предпосылки коррупции. Яркий пример такого подхода – разработка стратегической ракеты морского базирования «Барк», которая велась в Миассе более 15 лет. Как правило, на подобные испытания отводится не менее семи ракет, однако после трех неудачных пусков проект был свернут и передан в Московский институт теплотехники, где с чистого листа началась разработка нового стратегического комплекса морского базирования «Булава».

 Следующей причиной можно считать странную логику организации ремонтных работ и модернизации. Если ремонт боевых кораблей проводится на судоверфях ВПК, то танковый и самолетный парк ремонтируется на заводах Министерства обороны. Финансирование, естественно, проходит мимо предприятий ВПК, оно непрозрачно и слабо контролируется. Чтобы избавиться от неразберихи, военное ведомство добивается права осуществлять с предприятиями полноценное военно-техническое сотрудничество, которое было ограничено правительством в конце 1990-х гг. В этом есть смысл, ибо, по оценке Михаила Алексеева (ГШ МО РФ), доля современного оружия в Вооруженных силах России не превышает 20%, а оружия, эксплуатируемого свыше 10 лет, – около 80%.

 На первый взгляд это создает для оборонки огромные перспективы, однако принято решение избавиться от этого оружия. Минобороны наделило себя правом самостоятельно поставлять продукцию военного назначения за рубеж, минуя «Рособоронэкспорт». При этом цены таких поставок в несколько раз ниже, чем на мировом рынке. Например, танк Т-64 продается за рубеж вшестеро дешевле своей истинной цены.

 Безответный госзаказ

Особенно много нареканий вызывает управление ГОЗ. Доля его не сопоставима с государственной поддержкой военной промышленности Запада. В США, например, в рамках ГОЗ поступает до 90% инвестиционных ресурсов. По данным за 2003 г., при военном экспорте в объеме 13,6 млрд долл. ассигнования на НИОКР и закупку вооружения составили 114,1 млрд долл., из них на закупку вооружения пошла половина. Госзакупки вооружения впятеро превысили военный экспорт.

В России в том же 2003 г. при объеме военного экспорта в 5,56 млрд долл. доля ГОЗ оказалась в полтора раза меньше военного экспорта. На сегодняшний день доля отечественного ГОЗ, например, на МАПО «МиГ» составляет лишь 3% при доле в 15% всего ГОЗ для ВВС и ПВО. При этом до объединения доля каждого из этих родов войск составляла по 15%. В целом структура ГОЗ, не изменяемая в течение последних 14 лет, нуждается в коренном совершенствовании. Однако, пока оборонным заказом руководит Минобороны через Службу начальника вооружения ВС, Россия поставляет за рубеж вдесятеро больше танков и самолетов, чем покупает для себя.

Мировая практика финансирования собственной обороны показывает, что экономический рост военной промышленности обеспечивает увеличение военных расходов до 3,5–4% ВВП, при 5–6% ВВП в этой сфере возникает кратковременный положительный эффект с последующим замедлением темпов экономического роста, а при расходах на оборону 10–15% ВВП возникает спад. В российском бюджете на 2005 г. Министерству обороны запланировано лишь 564,4 млрд руб., что составляет около 3% ВВП. Видимо, национальная элита не понимает, что без бюджетного финансирования приоритетных фундаментальных программ разработки и производства вооружений, фундаментальных и прикладных исследований в области военных технологий поддержание высокой боевой готовности армии невозможно.

Дата — 07 Апреля 2006 года
Опубликовано — Политический журнал № 22 (73) / 20 июня 2005 Для тех, кто все понимает!



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru