Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Печатные СМИ /

А готовились воевать на чужой территории.

Вначале напомню читателям один сравнительно недавно ставший известным исторический эпизод.

5 мая 1941 года в Кремле Сталин выступил с речью перед выпускниками военных академий, после чего у начальника Генерального штаба РККА Георгия Жукова появилась идея нанести превентивный удар по соединениям вермахта, сконцентрированным близ советских рубежей. Народный комиссар обороны Семен Тимошенко согласился с предложением Жукова. Конкретная задача по его оформлению была поставлена генерал-майору Александру Василевскому. 15 мая он доложил проект директивы Тимошенко и Жукову, однако нарком и НГШ не решились подписать документ без предварительного ознакомления с ним Сталина.

Но последний, узнав о замысле военных, разгневанно спросил: "Вы что, с ума сошли, немцев хотите спровоцировать?" А когда Тимошенко и Жуков сослались на речь вождя 5 мая, Сталин ответил: "Так я сказал это, чтобы подбодрить присутствующих, чтобы они думали о победе, а не о непобедимости немецкой армии". Отсюда делается вывод: план Жукова был зарублен на корню, "хозяин" не пожелал с ним даже ознакомиться.

Правда, вот в чем вопрос: а надо ли было Сталину читать представленные ему документы? Почему им задался автор, будет объяснено ниже.

ВРЕМЯ ОТСЧЕТА - 1939 ГОД

В 1939 году ЦК ВКП(б) принял наступательную военную доктрину. Суть ее заключалась в следующем постулате: "воевать малой кровью на чужой земле", а основное содержание в новом Полевом уставе 1939 года определялась так: "Если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех нападающих армий". В свою очередь, Главное политуправление РККА разъясняло: "Красная Армия освободит трудящихся всех стран от ига помещиков и капиталистов".

 Введен был в действие план стратегического развертывания Вооруженных сил (1937 года), одновременно Наркомату обороны поручалось его уточнить и переработать.

1 сентября 1939 года принимается закон о всеобщей воинской обязанности. На следующий день постановлением Совета народных комиссаров # 1355-279сс был утвержден план реорганизации Сухопутных войск на 1939-1940 годы.

Соответствующим наркоматам определялись задачи по подготовке к войне промышленности, транспорта, по наращиванию выпуска оборонной продукции, в первую очередь - вооружения и боевой техники для ведения наступательных операций (с конечными сроками исполнения поручений до середины 1941 года).

 Тогда же примерно - за два года до нападения Германии на СССР - был фактически переведен на военное положение Народный комиссариат путей сообщения. Народному комиссариату внутренних дел поручалось обеспечить секретность стратегических перевозок.

 В крайне ограниченные сроки был построен и введен в эксплуатацию ряд весьма важных в оборонном и хозяйственном отношении железнодорожных линий и участков: на западном направлении - Тула-Рославль; Брянск- Вязьма; Ворожба-Унеча; Чернигов-Овруч; Орша-Лепель; Бологое-Себеж; Новосокольники- Жлобин; Кингисепп -Псков-Полоцк и другие; на юго-западном направлении - Фастов-Новоград-Волынский; Фастов-Пятихатка; Погребище-Константинов. Одновременно с этим была увеличена пропускная способность ряда военных дорог фронтального направления, подходящих к государственным границам: Бологое-Полоцк, Смоленск-Витебск, Москва-Киев- Жмеринка, Бахмач-Гомель- Минск.

 Пропускная способность железных дорог фронтального направления, из центральных районов страны к западной государственной границе 1939 года значительно увеличилась.

 Важную роль в подготовке железных дорог к предстоящей войне сыграла разработка Генеральным штабом и Наркоматом путей сообщения воинского литерного графика, который создавал благоприятные условия для массовых перевозок. В нем устанавливалась унифицированная норма веса эшелонов для железных дорог страны - 900 т при длине 120 условных осей. Планировалось также перемещение недостающего локомотивного парка на приграничные дороги и подходящие к ним направления, увеличивалось движение воинских поездов.

Между прочим, еще 21 февраля 1941 года Генеральный штаб направил НКПС план воинских перевозок на военное время. На его основании наркомат установил среднесуточную нагрузку на железнодорожные сети, количество вагонов, в том числе 35% вагонов воинских перевозок. Для их осуществления выделялось необходимое количество паровозов из имевшихся 27,9 тыс. (в том числе 22,6 тыс. грузовых).

По решению ЦК ВКП(б) и Советского правительства с 1940 года развернулось значительное строительство новых шоссейных дорог, имевших важное значение в западных приграничных районах (Орша-Лепель, Белая Церковь-Казатин).

Наиболее весомым, убедительным и неопровержимым фактом подготовки именно к войне на чужой территории явилась переброска в течение двух лет (с 1939 года) стратегических запасов техники, вооружения, боеприпасов, продовольствия, ГСМ, фуража, обмундирования и тому подобное из районов Заволжья и Урала в тылы первого стратегического эшелона Киевского и Западного особых военных округов и опять же таки на направлениях основных ударов в районы: Ровно, Проскуров, Винница, Бердичев, Житомир и Лида, Барановичи, Осиповичи, Борисов, Слуцк.

 Подготовку промышленности к войне можно рассмотреть и на примере авиапромышленности. К 1937 году парк самолетов Вооруженных сил СССР насчитывал 8139 единиц. В феврале 1939 года на совещании руководства страны было принято решение начать строительство 6 новых авиамоторных заводов и провести реконструкцию 9 действующих самолетостроительных. Весь комплекс мероприятий планировалось завершить до мая-июня 1941 года. С 13 мая 1940 эта промышленность по требованию наркома обороны Тимошенко и начальника Генерального штаба РККА Шапошникова была переведена на положение военного времени, и к июню парк ВВС насчитывал 15 990 самолетов, из которых 9917 (без авиации ПВО) находились на западном направлении.

Только недавно стал известен такой весьма любопытный факт.

Опять-таки в 1939 году начальник Генерального штаба РККА Борис Шапошников произвел "нарезку" полосы картографической обеспеченности, ограниченной линиями Берлин - Прага - Вена - Будапешт - Бухарест на западе и Петрозаводск - Витебск - Киев - Одесса на востоке. Он собственноручно синим карандашом нанес указанные рубежи на рабочей карте начальника Военно-топографического управления ГШ полковника Кудрявцева (эта карта в июле 1941 спасет Кудрявцева от расстрела). Во исполнение этого распоряжения к началу войны общий запас карт на складах ВТС составлял около 550 млн. экземпляров. Более половины из них хранились к июню 1941 года на складах западных округов, в том числе на Западном Особом - 88 млн., Киевском Особом - 76 млн., Прибалтийском Особом - 58 млн. Имелись карты приграничной полосы масштаба 1:25 000 и мельче, карты зарубежной территории до линии Берлин - Прага - Вена - Будапешт масштаба 1:100 000 и мельче. На большую часть СССР карты не готовились. Только на территорию от Ленинградского до Московского меридиана была составлена карта 1:500 000.

СРАВНИМ ДОКУМЕНТЫ

В проекте директивы, вроде бы представленной и отвергнутой Сталиным в мае 41-го, говорилось: "...первой стратегической целью войск Красной армии поставить разгром главных сил немецкой армии, развертываемых южнее Демблин, и выход к 30-му дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Кройцбург, Ополе, Оламоуц.

Последующей стратегической целью иметь: наступление из района Катовице в северном и северо-западном направлении, разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Наша ближайшая задача - разгромить германскую армию восточнее р.Висла и на краковском направлении и выйти на р.Нарев, Висла и овладеть районами Катовице, для чего:

 - главный удар силами Юго-Западного фронта (выделено мной) нанести в направлении Краков, Катовице, отрезая Германию от ее южных союзников;

- кроме главного удара фронту провести операцию на окружение: концентрическим ударом армий правого крыла фронта окружить и уничтожить противника восточнее р. Висла и в районе Люблина;

 - вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении Седлец, Демблин с целью сковывания Варшавской группировки и содействия Юго-Западному фронту в разгроме Люблинской группировки противника;

 - вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии и быть готовыми к нанесению удара против Румынии при благоприятной обстановке".

 А теперь откроем четвертый том "Истории Второй мировой войны 1939-1945 годов", изданной еще в советское время, и рассмотрим приведенную там группировку РККА у западных границ СССР накануне 22 июня 1941 года.

Анализ оперативного построения войск Красной Армии показывает, что свыше половины наиболее мобильных соединений были сосредоточены на так называемом Львовском выступе в полосе Киевского особого военного округа, где в первом эшелоне находились 5, 6, 26, 12-я армии, каждая из которых имела механизированные корпуса. При этом на направлении главного удара (Краков, Катовице), где предстояло наступать 6-й и 26-й армиям, на противника должны были обрушиться 4, 15, 8-й мк. Во втором стратегическом эшелоне для развития успеха, окружения и уничтожения неприятеля восточнее р. Висла в районе города Люблина располагалась оперативно-маневренная группа фронта в составе 9, 19, 24-го механизированных корпусов. Всего Киевский особый военный округ (Юго-Западный фронт) располагал 32 стрелковыми, 16 танковыми, 2 кавалерийскими дивизиями, 8 механизированными корпусами, 10 авиадивизиями. ЗапОВО располагал 24 стрелковыми, 12 танковыми, 2 кавалерийскими дивизиями, 6 механизированными корпусами, 6 авиадивизиями. Прибалтийский особый военный округ (Северо-Западный фронт) располагал 19 стрелковыми, 4 танковыми дивизиями, 2 механизированными корпусами, стрелковой бригадой, 5 авиационными дивизиями.

Столь мощные группировки РККА на западной границе Советского Союза создавались в течение двух лет, они готовились к войне на чужой территории, и Сталин об этом не мог не знать. Таким образом, ничего Тимошенко и Жуков принципиально нового Иосифу Виссарионовичу не поведали (да и о том ли шел между ними разговор вообще?).

 ПРОСЧЕТЫ

У катастрофического для Красной армии начала Великой Отечественной войны много причин. В их числе и упрямая вера в то, что Германия не решится открыть новый фронт на Востоке, не покончив с Англией (сомневающихся отсылали то к Бисмарку, то к примерам истории, то к статистическим выкладкам о превосходстве советских людских ресурсов над немецкими). От предостережений многих военачальников просто отмахнулись. Хотя еще в 1936 году, например, маршал Михаил Тухачевский на 2-й сессии ЦИК СССР заявил, что Германия готовится к войне и постарается начать ее первой, чтобы обеспечить внезапность нападения на вероятных противников.

 Нельзя сказать, что Генеральный штаб не учитывал изменения, как теперь говорится, геополитического характера. Так, план, разработанный Шапошниковым в ноябре 1938 года, предусматривал вторжение немецко-польской группировки в составе 90 дивизий, основной удар которой предполагался на минском направлении, вдоль дороги Минск-Смоленск, а другой - с юго-востока Польши на Киев. Отразив эти удары в ходе непродолжительных приграничный сражений, Красная армия должна была наступать на Львов и Вислу.

18 сентября 1940 года недавно назначенный на должность начальника Генерального штаба РККА генерал Кирилл Мерецков представил на утверждение Сталину новый план стратегического развертывания. К этому времени Германия разгромила Польшу и Францию. Генштаб предусматривал возможность союза Третьего рейха с Финляндией, Румынией и Венгрией. Предполагалось, что СССР придется вести войну на два фронта - с Германией и Японией.

Однако несмотря на то, что уже имелось непосредственное соприкосновение с немцами, Генштаб не пересмотрел основные положения своей доктрины, а лишь изменил сроки, необходимые Германии для развертывания своих сил, с трех недель до 10-15 суток. Сценарий действий предусматривался по двум вариантам. По первому - все пограничные округа, преобразованные во фронты, сначала участвовали в отражении ударов немцев. После активной обороны Юго-Западный фронт совместно с левым флангом Западного фронта должен был нанести главный удар по юго-восточной части Польши, по группировке противника в районе Люблин. В дальнейшем, развивая наступательную операцию в направлении Краков-Братислава, намечалось отрезать Германию от ее союзников на Балканах, а вермахт от основных сырьевых ресурсов. Конечная задача ЮЗФ - совершение широкого обходного маневра с выходом в район Одер-Бреслау.

 По другому варианту предусматривалось сосредоточение усилий на другом направлении (севернее Брест-Литовска) и проведение контрнаступления силами Северо-Западного фронта против немецких войск, сосредоточенных в Восточной Пруссии.

Что касается других фронтов, то они должны были вести стратегическую оборону, а затем перейти в контрнаступление на территории Польши и Восточной Пруссии. В целом, двухвариантное планирование показывало, что Генеральный штаб учитывал все разведывательные сведения о передислокации соединений вермахта. На обсуждении этого плана в сентябре предполагалось, что Германия может нанести главный удар в направлении Минск-Смоленск, а вспомогательный - из Восточной Пруссии в направлении Рига-Ковно-Вильнюс. Но Сталин был абсолютно уверен в том, что немцы прежде всего двинутся на юго-западном направлении, и категорически отверг иные мнения на сей счет. Сталина поддержали Тимошенко и Жуков, поэтому стратегическую игру, организованную ГШ РККА, провели именно по этому сценарию.

 Последним планом, разработанным Генштабом РККА в марте 1941 года под руководством Жукова, уже предусматривалось нанесение двух ударов (о них говорилось ранее), в том числе главного - силами Юго-западного фронта - в направлении Краков-Катовице. На бои в Польше отводилось четыре недели. С рубежа Катовице-Лодзь удары уже нацеливались на север и северо-запад.

 Между тем к 1941 году Генеральный штаб имел детальное расположение практически всех частей вермахта, в сводках разведывательных управлений приграничных округов перечислялись пункты выгрузки германских войск из железнодорожных эшелонов, их маршруты выдвижения в исходные районы и назывались даже фамилии командиров. Но при этом было налицо непонимание не только Сталиным, но и высшим командным составом РККА изменений в оперативном искусстве немцев, отточенным за два года боев на разнообразной местности и с разным противником. Зациклившись на идее войны на чужой территории, руководство страны и помыслить не могло о переходе к стратегической обороне и отказе от немедленного перехода в контрнаступление.

Дата — 07 Апреля 2006 года
Опубликовано — Опубликовано в Независимом военном обозрении от 17.06.2005



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru