Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Печатные СМИ /

Силы и вооружения на территории Грузии готовы к действиям.

В настоящее время в границах бывшей Грузинской ССР находятся Грузинская Республика со столицей в Тбилиси (признанная в декабре 1991 года ООН), не признанные ООН государства - Абхазия (со столицей Сухуми) и Южная Осетия (со столицей Цхинвали). Кроме того, в Кодорском ущелье (село Аджара) находится «правительство Абхазии», ранее до осени 2006 представлявшее «правительство Абхазии в изгнании» в Тбилиси, и с ноября 2006 в селе Эредви (недалеко от Цхинвали) находится «альтернативное правительство Южной Осетии». Уникальностью грузинского феномена является одновременное сосуществование пяти различных президентов, которые являются Верховными Главнокомандующими и командующими своими силовыми структурами, от численности и вооружения которых во многом зависит развитие ситуации не только на территории Грузии, но и всего Южного Кавказа.

Численность армии и силовых структур Грузии составляет около 29 300 человек, в том числе 23000 в Министерстве обороны и около 7000 в МВД. Кроме того, в Департаменте охраны границы числится 6703 человека, в ВМС – от 1500 до 2300, в ВВС – 1300. Численность Национальной?гвардии–2300. Мобилизационные возможности Грузии более значительные, чем Южной Осетии или Абхазии, и составляют 990000 человек, в том числе только офицеров 112?000 человек.

 На вооружении Сухопутных войск грузинской армии имеется 127 единиц бронетанковой техники, в том числе 80 боевых машин пехоты, порядка 100 танков Т-55, Т-64 и Т-72, 18 реактивных систем залпового огня «Град», более 115 стволов артиллерии.

В составе ВВС имеется: 10 штурмовиков СУ-25, 10 учебно-тренировочных L– 39 и 42 вертолета (8– боевых вертолетов Ми-24, 14 – транспортно-боевых и транспортных вертолетов Ми– 8т, 6 Ми -14, 4– Ми-2, 10 вертолетов – производства США «Ирокез»).

В системе ПВО имеется 7 пусковых установок зенитно-ракетного комплекса - С-125, ПЗРК «Стингер» американского производства и российские ПЗРК «Игла-1», «Стрела 2», «Стрела 2м», «Стрела 3»,

На вооружении грузинских ВМС числится: 2 фрегата (приобретенных у Литвы), 1 ракетный катер, 11 морских катеров, 5 десантных катеров. В составе береговой артиллерии в дивизионе береговой обороны 27 -100 -мм орудий береговой обороны, в бригаде морской пехоты 10 боевых машин пехоты, 2 бронированных машины и 1 реактивная система залпового огня БМ -21 «Град».

 В «признанном Тбилиси, альтернативном правительстве Южной Осетии - Санакоева» вооруженные отряды насчитывают около 2000-2700 человек, в том числе в созданном в мае отряде спецназа насчитывается около 300 человек.

Правительство Абхазии в изгнании в Кодорском ущелье (Верхняя Абхазия) имеет около 300 полицейских, бывших военнослужащих грузинских внутренних войск.

 Численность вооруженных сил Южной Осетии составляет около 3000 человек и примерно 15000 резервистов. На вооружении Южной Осетии находятся: 87 танков (75 Т-72 и 12 Т-55), около 120 орудий и минометов (из них 42 самоходных артиллерийских гаубицы (122-мм «Гвоздика» и 55-мм «Акация»), 30 -122 мм - гаубиц, 40 – 122-мм и 82 –мм минометов. 23 реактивные системы залпового огня БМ – 21 «Град» и несколько подвижных на автомобильной базе направляющих блоков НУРС С-5 и С-8, 180 единиц бронетанковой техники, в том числе 80 боевых машин пехоты БМП -1 и БМП, около 85 бронетранспортеров БТР- 70 и БТР -80. Зенитные средства состоят из 100- мм зенитных пушек КС-19, ЗСУ – 23-4 – «Шилка», переносных зенитно-ракетных комплексов ПЗРК – «Игла», 4 вертолетов Ми-8. Подразделения министерства внутренних дел насчитывают около 1100 человек.

В составе комитета государственной безопасности Южной Осетии имеется подразделение по борьбе с терроризмом. 35-40% вооруженных сил находятся в повышенной боевой готовности к отражению возможных провокаций со стороны армии и внутренних войск Грузии.

 Вооруженные силы Абхазии организационно состоят из трех групп войск (Центральной, Восточной, Западной), ВВС и ВМС. Численность вооруженных формирований, по различным данным, колеблется от 4500 до 10000 человек. Численность резерва составляет около 28 000 человек.

На вооружении абхазской армии насчитывается около 60 танков (из которых 2/3 составляют танки Т-72), около 85 орудий и минометов, в том числе – 152-мм гаубицы и САУ, 116 единиц бронетанковой техники.

На вооружении ВВС имеется 2 -Су-27, 1Миг– 23, 5 – Су-25, 3 учебно – транспортных самолета L– 39, 1 – Ан -2, 1 -Як-52,1 Ми -8т, 1 Ми -2.

В ВМС в трех дивизионах морских катеров (Сухуми, Очамчира, Пицунда) насчитывается 21 морской катер типа «Гриф», в бригаде морской пехоты -12 бронетранспортеров и боевых машин пехоты, одна реактивная система залпового огня БМ -21 «Град», в дивизионе береговой обороны 27 -100 -мм орудий береговой обороны.

 Около одной трети подразделений армии находятся в повышенной боевой готовности для возможных отражений высадки морских и воздушных десантов.

 На военные нужды Тбилиси выделяет огромные суммы. Военный бюджет Грузии растет значительно быстрее, чем другие отрасли экономики, промышленности. Не идя на подписание Соглашения с Южной Осетией и Абхазией о неприменении силы, чего требуют рекомендации СБ ООН и ОБСЕ, Тбилиси, после того, как на рижском саммите НАТО Грузия получила отсрочку на вступление на неопределенное время, уже не может пойти «ва-банк» и силой присоединить неподконтрольные территории, но угроза использования силы в районах конфликта остается.

 Военный бюджет Грузии вырос за последние три года в 3,86 раза. Если в 2005 на финансирование военных нужд было выделено138,8 миллиона лари (77,6 миллиона долларов), в 2006 году- 392 миллиона лари (220 миллионов долларов), то в 2007 году на эти цели было выделено 300 миллионов долларов. Одновременно возросли и расходы на финансирование системы министерства внутренних дел - с 151,6 миллиона лари (85 миллионов долларов) до 197 миллионов лари (110 миллионов долларов). Однако, по заявлению грузинского премьер-министра Зураба Ногаидели, «Грузия увеличивает военный бюджет, но не планирует никаких военных действий». Увеличение военного бюджета, по его словам, «является естественным процессом для страны, которая потеряла территории и которая собирается вступить в НАТО».

Наличие у Грузии второго после Азербайджана военного бюджета (что, правда, отрицается лидерами из Тбилиси) говорит о целенаправленной подготовке и использовании мифа «самой современной и самой сильной армии на Кавказе», способной решить силой вопросы «усмирения взбунтовавшихся автономий» и объединения страны. Подтверждением тому является и замена военных в Генеральном штабе выходцами из МВД. В этом же ряду стоит и перенос и сосредоточение базы бронетанковой техники из Тбилиси в Гори, и решение о переводе госпиталя из Тбилиси ближе к Цхинвали, и учения, проводимые в непосредственной близости от Сухуми и Цхинвали, на Горийском полигоне.

Сравнение боевых возможностей силовых структур Грузии, Абхазии, Южной Осетии показывает, что практически ни в вооружении, ни в личном составе, ни в технике Тбилиси не имеет превосходства ни над Цхинвали, ни над Сухуми. В действительности у Грузии, несмотря на постоянные воинственные заявления, не хватит ни сил, ни средств, ни вооружения для силового присоединения Южной Осетии или Абхазии к стране ни одновременно, ни по отдельности. Моральный дух трудно поддается оценке, а наличие на вооружении осетин и абхазов современных ПЗРК делает грузинское превосходство в вертолетах и легких самолетах достаточно сомнительным. Поэтому даже гипотетические предположения, что силой Грузия сможет присоединить сначала Южную Осетию, а затем Абхазию, не имеют под собой реальных оснований.

Однако возможные варианты «присоединения Цхинвали по тирольскому варианту» разрабатываются и предусматривают проведение военно-гуманитарных операций. Во-первых, взятие под контроль основных транспортных направлений,что может быть осуществлено выброской групп из состава батальона спецназначения и16-го горнострелкового батальона для блокирования перевальных участков, узостей и мостов, на основных транспортных магистралях, ведущих к Рокскому, Мамисонскому и Крестовскому перевалам. Затем привлечение грузинских транспортных конвоев под охраной батальонов внутренних войск для «дорожных работ» к селам с преимущественно грузинским населением. И в завершение операции привлечение трех механизированных бригад(6,11,21) для блокирования российских миротворцев и возможных очагов сопротивления народного ополчения Южной Осетии.

 Аналогичные сценарии предусматриваются для Абхазии при небольших отличиях. На транспортных направлениях Зугдиди-Сухуми-Гагра предусматриваются «захваты» мостовых переходов и туннельных железнодорожных участков на реках Ингури, Голидзга, Кодори и Бзибь. Осуществлять их будут спецназ совместно с военно-морскими силами и бригадами морской пехоты.

 Выстрелы в конце июня в районе объездной дороги недалеко от Цхинвали и обстрелы из минометов Цхинвали и Томарашени преследовали цели создания условий для проведения такого рода военно-гуманитарных операций.

 Вторая цель направлена на выдавливание России из формата миротворческой операции и замену их миротворцами ГУАМ, о чем было принято решение на бакинском саммите в Баку.

Поэтому третья цель направлена на формирование общественного мнения, что миротворческие операции российскими миротворцами в зонах конфликтов не осуществляются, что нет надобности в миротворческих силах в регионах.

Тбилиси это проще будет сделать, если будет создан негативный образ «обмазанного краской российского миротворца», которые якобы не в состоянии контролировать ситуацию в зоне конфликта, в которой отмечены взаимные обстрелы грузинских и осетинских сел, бесконтрольные строительства различных дорог и перемещения вооруженных групп.

 Тем силам, которые заинтересованы в нагнетании напряженности, по различным причинам нужны поводы – поэтому четвертой целью взаимных обстрелов может быть демонстрация напряженности.

Этим же целям служат попытка Грузии в одностороннем порядке принять решение о прекращении экономической помощи России Южной Осетии и выводе смешанных сил по поддержанию мира и расформирование смешанной контрольной комиссии. Решение грузинского парламента принципиально противоречит Сочинскому соглашению от 6 июля 1992 года. Сюда же относятся и требования заменить миротворцев международными полицейскими силами. Лукавство Тбилиси заключается в том, что миротворцы не имеют мандата принуждения одной из сторон к принятию политической позиции другой стороны. Это означает, что грузинская сторона хочет заменить российские миротворческие силы не на миротворцев из других стран, а на полицейские силы других стран, которые принудят Абхазию и Южную Осетию согласиться с позицией Грузии.

Дата — 02 Сентября 2007 года
Опубликовано — Ноев ковкег , 8 (190), за авгеуст 2007



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru