Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Печатные СМИ /

С ВОЛНОЙ - НА НАШ БЕРЕГ. ПРОБЛЕМЫ МОРСКИХ ПРОТИВОДЕСАНТНЫХ ОПЕРАЦИЙ ТРЕБУЮТ РЕШЕНИЯ

Учитывая опыт последней войны в Ираке, когда на ее начальном этапе правительство Турции отказало Соединенным Штатам в пролете самолетов коалиции над своей территорией, а правительство Иордании - в использовании большего числа аэродромов, руководством США был найден такой выход - конструирование и постройка плавучих платформ-островов водоизмещением 62-68 тыс. тонн, длиной 959-1011 футов и со скоростью хода 24 узла. То есть плавучих складов и аэродромов одновременно. Они заменят транспортные суда сил заблаговременного складирования, так как обладают более широкими функциональными возможностями, менее зависимы от береговых баз и лучше обеспечат боевую устойчивость перебрасываемых формирований. Одновременно Пентагон уделяет большое внимание мобильности экспедиционных дивизий ВМС, делая ставку на Корпус морской пехоты (150 тыс. человек).

Экспедиционные ударные группы (ЭУГ) развернуты США в Тихом, Атлантическом и Индийском океанах. В целом американские ВМС способны сформировать 12 ЭУГ и 12 авианосных ударных групп. Общее же число оперативных групп флота может быть 37-38. По расчетам зарубежных экспертов, для переброски экспедиционного батальона морской пехоты необходимо 3-5 десантных кораблей и судов, экспедиционной бригады - 12-18. Для переброски экспедиционной дивизии потребуется 46 кораблей и судов, в том числе 3 десантных вертолетоносца или универсальных десантных корабля-дока, 4 десантных транспорта-дока, 10 десантных войсковых транспортов и 12 десантных грузовых транспортов. Сейчас в боевом составе амфибийных сил Атлантического и Тихоокеанского флотов насчитывается 43 десантных корабля, в том числе 12 универсальных десантных кораблей, два штабных корабля, 11 десантно-вертолетных кораблей-доков, 15 десантных транспортов-доков (десантная вместимость универсального десантного корабля - 1700-1870 чел., десантно-вертолетного корабля-дока - 8400-9300 чел., десантного транспорта-дока - 366-500 чел., танко-десантного корабля - 400 чел.).

Китай, имеющий армию в 2 480 000 человек, в ближайшие годы, хотя и снижает численность своих войск почти на 500 000, ускоряет модернизацию технологически более сложных видов Вооруженных Сил, в частности ВМС. Морские силы КНР уже насчитывают 15 танко-десантных кораблей, 24 средних десантных корабля, 13 малых десантных кораблей, 44 десантных катера, 10 десантных кораблей на воздушной подушке.

 В то же время надо отметить, что в новой России мало уделяется внимания подготовке специалистов по противодесантным операциям и действиям в морском десанте. Сложно даже представить, как выпускник Общевойсковой академии будет организовывать получение данных от пограничного отряда или застав на побережье, от дивизии ПВО, от разведывательного отдела флота и от разведки ВВС в реальном масштабе времени. И по каким картам он будет наносить обстановку? Если не предусмотрены средства связи для организации взаимодействия, а топоосновы сухопутных и морских карт не совпадают в принципе. Если в штатах мотострелковых соединений, дивизиях ВВС и ПВО, морских пограничных частях, флотилиях ВМФ не предусмотрены штатные должности для комплектования оперативных групп по организации взаимодействия. Маловероятно и то, что, скажем, выпускник Военно-инженерной академии начнет приводить в боевое снаряжение, загружать кассеты с донными минами на баржу типа "Танкист" и устанавливать их на баровых отмелях, если этому его обучают по сверхсокращенной программе.

Опыт показывает, что офицеры и генералы становятся специалистами по организации противодесантной обороны и действиям в морском десанте через 3-4 года постоянной учебы в ходе практической работы, в ходе тренировок и на тактических, оперативно-тактических и оперативных учениях с участием не только частей Сухопутных войск, но и соединений и частей флота, ВВС и ПВО, Пограничных и Внутренних войск. На командно-штабных тренировках и учениях, даже руководимых самыми большими армейскими начальниками, научить этому практически невозможно. Практика командно-штабных учений на картах никогда не заменит совместных тренировок с использованием техники и вооружения. Оторванность теории от практики заставляет в войсках, дислоцированных на морском побережье, организовывать изучение взаимодействующих в противодесантной операции сил и средств ВВС и ПВО, ВМФ, Пограничных войск, то есть тех материалов, которые должны были изучаться ранее в училищах и академиях. Узнать боевые возможности тех сил и средств флота, авиации, ПВО, Пограничных и Внутренних войск, которые "на земле" будут взаимодействовать на всех этапах противодесантной или морской десантной операции с мотострелковыми, танковыми и артиллерийскими частями Сухопутных войск, без совместных учений и тренировок просто нереально. Даже такая "мелочь", как незнание условных обозначений и морской терминологии флота для сухопутных офицеров (и наоборот, условные обозначения СВ и терминология для морских офицеров), создает большие сложности в организации взаимодействия, планировании комплексного огневого взаимодействия, оформлении решений командиров и командующих.

 Или другой пример. Вряд ли в настоящее время на бортах сухогрузов разных типов или другого однотипного транспорта, предназначенного для действий общевойсковых сил в морском десанте, заготовлены и лежат в трюмах (как положено по прежним мобилизационным планам) доски для монтирования нар для сил десанта и крепления для боевой техники. Кроме того, маловероятно, что нынешними командирами и командующими могут быть построены походные ордера конвоев. Но самое большое сомнение вызывает распределение штабом целей комплексного огневого поражения между ВВС, кораблями огневой поддержки флота и артиллерийскими частями и соединениями Сухопутных войск как при высадке, так и при действиях десантных сил на берегу.

Морская десантная (противодесантная) операция проводится, как известно, совместными усилиями объединений и соединений Сухопутных войск и ВМФ в тесном взаимодействии с соединениями и частями ВВС и ПВО, а на этапе отражения высадки - с частями Пограничных войск, Внутренних и Железнодорожных войск. В зависимости от масштаба морская десантная операция может включать в себя несколько этапов: планирование, погрузку сил десанта на десантные корабли и суда, переход десанта морем, возможен этап репетиции высадки, высадку десанта и действия на берегу. Соответственно, по этим же этапам проводится и противодесантная операция.

Для проведения морской десантной операции Россия имеет недостаточное количество специальных кораблей и судов. Согласно экспертным оценкам, опубликованным в СМИ, совокупно на всех российских флотах и флотилиях насчитывается 32 десантных корабля. Однако следует напомнить, что отсутствие специальных судов не помешало Советскому Союзу осуществить операцию "Анадырь" в 1961 г. (в период с 12 июня по 22 октября была осуществлена межконтинентальная переброска группы войск на Кубу со штатным вооружением на гражданских судах). Есть и другие примеры. Так, 33-я мотострелковая дивизия Дальневосточного военного округа, где автор проходил службу, в 1979 г. организовала и провела высадку морского десанта на судах Дальневосточного пароходства в бухте Ольга (Приморский край).

Анализ проблем, которые тогда возникли как у командования объединения, так и руководства Тихоокеанского флота при планировании, практической погрузке, переходе морем и высадке мотострелков в ходе названного учения, давал основания полагать, что необходимо кардинально менять подходы к подготовке специалистов по морским десантным и противодесантным операциям в Сухопутных войсках и ВМФ. Первая и основная проблема - организация управления штабами и войсками и взаимодействия между разновидовыми соединениями и частями. Другая проблема - планирование комплексного огневого поражения на этапах морской десантной операции (аналогично применительно к этапам противодесантной операции).

Не думаю, что эти проблемы сейчас решены. Взаимодействие между сухопутными силами и флотом существует только теоретически. Офицеры всех уровней (от командира взвода до командующего армией) не знают возможностей соседей по операции, их характеристик. Несопрягаемость морских, сухопутных и воздушных средств связи и управления, отсутствие единой системы взаимоопознавания создают огромные проблемы для организации комплексного огневого поражения. Данные систем космической и воздушной разведки из-за отсутствия непосредственно в сухопутных соединениях и частях и силах флота пунктов приема и дешифрирования опаздывали при передаче информации на часы и сутки. Система радиолокационной разведки ВВС и ПВО действовала только в своих интересах, не имея возможности передать данные ни взаимодействующим с ними сухопутным частям, ни силам флота, ни пограничникам, ни Внутренним войскам и уж тем более - железнодорожникам. Нестыковка топографических основ морских и сухопутных карт (хотя бы на участках погрузки и участках высадки десанта) значительно усложняла вопросы планирования и управления.

 Отсутствие однотипных судов значительно увеличивало сроки погрузки техники и личного состава. Затруднения вызывали даже расчеты планов погрузки общевойсковых частей на сухогрузы, подготовленные офицерами-операторами общевойсковых дивизий и армий, поскольку такие темы в учебных планах академий СВ отсутствуют. В штабах соединений и частей нет "лишних" офицеров для укомплектования оперативных групп взаимодействия (как при командующем общевойсковым объединением, так и при командующем флотским объединением), поэтому вопросами взаимодействия занимались "случайные" офицеры.

Такие же проблемы возникают перед соединениями и частями, обороняющими морское побережье. Отразить высадку морских и воздушных десантов для них - задача трудновыполнимая по многим параметрам. Например, соединениям и частям назначают полосы обороны, которые из-за их пространственного размаха сложно не только оборонять, но и не допускать высадки противника. Не секрет, что, скажем, несколько сот километров морского или горно-лесистого морского побережья на Дальнем Востоке, определенных в прежние времена соответствующими директивами и приказами к противодесантной обороне, практически невозможно даже прикрыть. По опыту учений, в которых пришлось участвовать, знаю: войска занимают только узловые участки, оставляя большую часть побережья без надежного огневого поражения и даже без радиолокационного и визуального наблюдения. Ожидать эффективности обороны в этих условиях не приходится, надеяться на значительное увеличение привлекаемых сил и средств нереально. Поэтому, учитывая незначительность военных сил и средств в Дальневосточном регионе, здесь необходимо резко усилить техническое обеспечение дислоцированных там группировок, в частности беспилотными летальными аппаратами.

 Требуется принять решение на уровне Министерства обороны по состыковке топографических основ морских и общевойсковых карт для прибрежной зоны. Не станут лишними и изменения в штатной структуре соединений и объединений, предусматривающие кадровые "единички" для организации взаимодействия на приморских направлениях. Не помешает и целевая подготовка офицеров-специалистов исключительно по противодесантной обороне и морским десантным операциям.

Дата — 02 Сентября 2007 года
Опубликовано — Винно - провышленный корьер №27 (193) 18 - 24 июля 2007 года



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru