Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Печатные СМИ /

Миф о внезапном нападении. Главной причиной неудач Красной Армии в начале войны была политизация советского Генштаба.

На днях Минобороны объявило, что гриф секретности снят с документов, хранившихся в Центральном архиве МО в Подольске, Центральном военно-морском архиве в Гатчине и Военно-медицинском архиве в Санкт-Петербурге. Только в ЦАМО, наконец, открыли доступ к 4 млн архивных дел периода 1941-1945 годов. Мне же по роду службы довелось ознакомиться с некоторой частью этих документов еще несколько лет назад. И прийти к выводам, отличным от наиболее распространенных оценок того, что предопределило поражения Красной Армии в начале войны.

 Очевидная угроза

Главной причиной катастрофы, случившейся в июне 1941 года, стала организация работы Генерального штаба... как отдела ЦК ВКП(б). А также непонимание не только самим Сталиным, но и высшим командным составом РККА серьезных изменений в оперативном искусстве немцев, отточенном за два года боев на разнообразной местности и с разными противниками. Менявшиеся начальники Генштаба - Борис Шапошников, Константин Мерецков и Георгий Жуков - строго следовали партийной установке на ведение активной обороны у своих границ с последующим нанесением агрессору быстрых, решительных ударов и переносом вооруженной борьбы на вражескую территорию.

 Заметим, что понятие "внезапность нападения врага" применимо разве что в тактическом плане или, в исключительных обстоятельствах, в оперативно-тактическом. Но когда Германия вела войну на Западе, ни руководство Генштаба, ни сам генеральный секретарь Иосиф Сталин даже мысли не допускали о возможном открытии Берлином второго фронта на Востоке. Сомневавшихся отсылали то к цитатам из Бисмарка, то к историческим примерам, то к статистическим выкладкам о преимуществе людских ресурсов Советского Союза перед Германией. Хотя еще в 1936 году маршал Михаил Тухачевский на II сессии ЦИК СССР заявил, что Германия готовится к внезапной войне и ее армия способна начать боевые действия первой, чтобы обеспечить неожиданность нападения. Уже само понимание подобных намерений вероятного противника, получение сведений о его подготовительных действиях делали фактически нереальным достижение внезапности вторжения на нашу территорию. Но от предостережения ряда военачальников просто отмахнулись. Сначала от Тухачевского, а впоследствии и от наркома обороны Семена Тимошенко.

Невозможно объяснить с точки зрения нормальной логики, почему Сталин так верил в возможность вообще избежать войны. Не было в военной истории случая, когда бы руководство страны так же бездействовало, имея предупреждения о готовящейся агрессии абсолютно на всех уровнях. Имелись максимально достоверные данные, подтвержденные сразу несколькими источниками, о планах Германии. В Москве прекрасно знали о перевозках частей вермахта железнодорожным транспортом на Восток, о выводе за две недели до начала войны из всех портов СССР немецких кораблей, о прекращении поставок по торговым договорам, о резком увеличении облетов немецкой авиацией нашего воздушного пространства, о массовой засылке диверсионно-разведывательных групп.. Но советское правительство даже не пыталось практически подготовить стратегические оборонительные рубежи.

Границу все же прикрыли

В начале лета 1941 года Генеральный штаб имел сведения о детальном расположении практически всех частей немецкого вермахта. В сводках разведуправлений приграничных округов (рассекреченных архивами) перечислялись даже пункты выгрузки частей из железнодорожных эшелонов, их маршруты выдвижения в исходные районы. Эти документы доказывают, что для командования советских военных округов вторжение немецкого вермахта не было неожиданным.

Так, командирами соединений Прибалтийского ВО на основании директивы штаба округа от 18 июня 1941 года были отданы приказы о приведении в боевую готовность частей и выходе для занятия районов, определенных планом прикрытия госграницы. По приказу командира 12-го механизированного корпуса N 0033 части, совершив ночные марши, 20-21 июня заняли оборону вблизи государственной границы. А части 28-го механизированного корпуса, выполнив все необходимые мероприятия, организовали противовоздушную оборону и приступили к ведению разведки предполагаемого района боевых действий. В оперативном донесении 22 июня командир корпуса докладывал: "При проведении рекогносцировки оперативная группа попала под бомбежку..."

Растиражированный киношный миф о концертах, где командиры якобы пребывали в ночь на 22 июня, о выпрыгивающих в исподнем белье из горящих казарм красноармейцах без оружия не имеет под собой исторической правды. Соединения и части Прибалтийского округа по установленному плану прикрыли госграницу, и начало войны для них не было неожиданным. Вообще в первые месяцы сражений с немцами в донесениях из армий и с фронтов о внезапности нападения противника ничего не упоминается.

РККА должна наступать

Нельзя сказать, что непосредственно в Генштабе не учитывали постоянных изменений, как теперь говорят, геополитического характера. Например, в плане, разработанном маршалом Шапошниковым в ноябре 1938 года, предполагалось вторжение на территорию СССР совместной немецко-польской группировки в составе 90 дивизий, которая могла нанести основной удар на минском направлении, вдоль дороги Минск - Смоленск. Другой удар предполагался с юго-востока Польши на киевском направлении. Поэтому после короткого периода приграничных сражений Генштаб планировал развернуть контрнаступление на Львов и Вислу. Таким же образом намечалось отразить возможные удары противника еще с пяти направлений. Но военно-политическая обстановка в мире продолжала изменяться.

И 18 сентября 1940 года на утверждение Сталину был представлен новый план стратегического развертывания новым начальником Генерального штаба РККА генералом Мерецковым. К этому времени Германия разгромила Польшу и Францию. Генштаб ожидал возникновения союза Германии с Финляндией, Румынией и Венгрией. К тому же предполагалось, что СССР придется вести войну на два фронта - с Германией и Японией.

 Однако, несмотря на то что СССР уже оказался в непосредственном соприкосновении с немцами, Генштаб не пересмотрел основные положения своей доктрины, лишь изменил расчетные сроки, необходимые Германии для развертывания своих сил, с трех недель до 10-15 суток. Сценарий советских действий предусматривался по двум вариантам.

По первому - все пограничные округа, преобразуемые во фронты, должны участвовать в отражении ударов немцев, но основную наступательную операцию на главном направлении должен проводить Юго-Западный фронт (ранее - Киевский особый военный округ). Ему после активной обороны совместно с левым флангом армии Западного фронта предстояло нанести главный удар в юго-восточной части Польши по группировке в районе Люблина. В дальнейшем, развивая наступательную операцию в направлении Краков - Братислава, отрезать Германию от ее союзников на Балканах, а вермахт - от основных сырьевых ресурсов. Конечная задача фронта: совершение широкого обходного маневра с выходом в район Одер - Бреслау.

 Второй вариант предусматривал проведение контрнаступательной операции силами Северо-Западного фронта против войск, сосредоточенных в Восточной Пруссии. Что касается других фронтов, то они в этом случае должны были вести стратегическую оборону, а позднее тоже перейти в наступление на территории Польши и Восточной Пруссии.

 В целом двухвариантное планирование показывало, что Генеральный штаб, используя весь объем поступающих разведданных, учитывал все перемещения и смену мест дислокации войск Германии. Во время обсуждения этого плана в сентябре 1940 года многие военачальники пришли к выводу о наибольшей вероятности немецкого главного удара в направлении Минск - Смоленск. И еще одного - из Восточной Пруссии в направлении Рига - Ковно - Вильнюс. Но Сталин посчитал, что более вероятно нанесение главного удара немцами на юго-западном направлении. Вождя поддержали Тимошенко и Жуков, которые раньше командовали Киевским округом. Поэтому стратегическую игру, организованную вскоре Генштабом, провели именно по такому сценарию.

 И нам хотелось блицкрига

Последним предвоенным документом, разработанным в Генштабе под руководством Жукова в марте 1941-го, предусматривалось нанесение главного советского удара силами Юго-Западного фронта в направлении Краков - Катовице. На ведение войны в Польше отводилось: всего четыре недели. В общем, тоже своего рода блицкриг, проводимый в основном за пределами советской территории...

Заранее готовить стратегические оборонительные рубежи, чтобы в случае необходимости развернуть на них войска, считалось неперспективным. Такова была позиция советского политического руководства. Все директивные документы ВКП(б) по военным вопросам требовали в случае внешней агрессии скорейшего перехода Красной Армии в контрнаступление. И хотя теоретически рассматривалось нанесение вермахтом сосредоточенных, концентрированных ударов на узких направлениях, выстраивать на пути сильного противника глубоко эшелонированную, рассчитанную на долгое сопротивление стратегическую оборону попросту не собирались. Слишком велико было влияние партийной идеологии на развитие советского оперативного искусства. Ответственность за это во многом ложится персонально на человека, которого впоследствии часто называли главным организатором разгрома Германии.

 Многие генералы и офицеры военной поры с годами очень сильно засомневались в полководческом таланте Иосифа Сталина. Соглашаясь с их оценкой, могу добавить в подтверждение неизвестные ранее факты.

Рядовой необученный Главковерх

За 14 месяцев до войны Сталин на заседании 17 апреля 1940 года резко критиковал руководство РККА за допущенные просчеты в финской кампании. Подводя ее итоги перед командирами полков, дивизий, командующими армий и флотов, представителями высших инстанций Красной Армии, вождь абсолютно безграмотно оценивал дислокацию и оперативную обстановку в полосе фронта.

 Привожу дословно. "Войска были размещены на фронте в виде пяти основных колонн" - так он понимал оперативное построение со времен Гражданской войны. "Одна наиболее серьезная колонна наших войск - на Карельском перешейке" - это о сосредоточении усилий и направлении главного удара. "Другая колонна наших войск и направление этой колонны - было северное побережье Ладожского озера с основным направлением на Сердоболь" - это о другом ударе. "Третья колонна - меньшая - направлением на Улеаборг. Четвертая колонна - с направлением на Торнио, и пятая колонна - с севера на юг, на Петсамо. Правильно ли было такое размещение войск на фронте? Я думаю, что правильно. Чего хотели добиться этим размещением наших войск на фронте?"

Из процитированного стенографического отчета хорошо видно, что человек, далекий от армии, совершенно не понимает стратегии, абсолютно не владеет основными терминами, не имеет представления о направлении ударов, не понимает сути сосредоточения усилий. Это было всего за год до Великой Отечественной войны. Сталину не раз показывали генштабовские карты, на которых были четко обозначены направления ударов и задействованные силы на Карельском перешейке. Но он все эти оперативные построения называл "одной главной колонной"? Военных специалистов сей термин из XVI века обескураживает. Но ведь сугубо гражданского человека страстные почитатели пытались (да и сегодня пытаются) возвести в "ранг" великого полководца.

 Понятно, что Верховный главнокомандующий по положению не обязан разбираться в тонкостях военного искусства, но хотя бы общие положения, понятия знать мог бы. Сталин же не владел ими даже тогда, когда отдавал приказы в 1941 году, не имел представления о последовательности и порядке планирования стратегических операций.

 Идеология разрушительной силы

Лично Верховный главнокомандующий, политически "отрегулированный" Генштаб и командующие Западным, Резервным и Брянскими фронтами виноваты в трагедии Красной Армии под Вязьмой. Сталин, являясь приверженцем наступательных действий, все же настоял на отправке в войска так называемой директивы о переходе к стратегической обороне 27 сентября 1941 года. Однако с военной точки зрения это было классическое решение ЦК ВКП(б), где за общими фразами нельзя уловить суть.

 В директиве не был определен замысел операции, не поставлены конкретные задачи войскам, не указывались способ ведения операции, начертание оборонительных рубежей, порядок взаимодействия и управления частями. Зато присутствовало идеологически выверенное указание о проведении частных наступательных операций. В результате из-за нечеткости формулировок директивы, неверных расчета времени и оценки обстановки, неудобного для управления оперативного построения немцы, не имея общего превосходства над Красной Армией, смогли буквально разгромить ее на том направлении. Они окружили и уничтожили 7 полевых управлений армий (из 15), 64 (из 95) дивизии, 11 (из 13) танковых бригад, 50 (из 64) артиллерийских полков. Три фронта практически были уничтожены из-за беспрецедентной безграмотности Верховного главнокомандующего и беззубости подчиненного ему Генштаба, не рискнувшего противоречить партийной дисциплине.

Немцы тогда потеряли 145 000 солдат и сержантов. Потери Красной Армии составили 959 200 (855 100 - безвозвратные, в том числе 673 000 - пленными, 104 100 - ранеными). "Гениальность" полководца Сталина только в октябре 1941 года обернулась для СССР утратой почти 1 млн солдат и офицеров!

Увы, высшее военное руководство страны, все ведущие военачальники, следуя политическим догмам, поступались профессиональными знаниями, нарушали законы ведения вооруженной борьбы и ничего не сделали для создания мощной стратегической обороны в стране. Конечно, не последнюю роль в этом сыграли массовые репрессии среди командного состава Красной Армии перед войной. В результате сформировались аппарат Наркомата обороны, Генеральный штаб, абсолютно подчинившиеся партийной власти, беспрекословно выполнявшие даже самые абсурдные указания ВКП(б). Все остальные причины неудач РККА в начале войны были по сути второстепенными. Хотя они и описаны очень подробно в 12-томной "Истории Второй мировой войны", а также многими отечественными и зарубежными авторами.

Дата — 22 Июня 2007 года
Опубликовано — Московские новости. №24 за 2007 год (22.06.2007)



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru