Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Печатные СМИ /

Выделяй и властвуй.

Извлеченные "из-под сукна"

Идея создания следственного комитета Генеральной прокуратуры и его управлений на региональном уровне, в том числе и в структуре специализированных прокуратур, имеет, пожалуй, одну из самых длинных в постсоветской России предысторий. В начале 90-х годов было опубликовано несколько законопроектов по реформированию исполнительной, законодательной, судебной ветвей власти и особого ее "ответвления" - прокуратуры. В их числе был и проект закона "О Федеральном следственном комитете".

 К сожалению, по разным причинам те наработки надолго положили "под сукно". Но обоснования для нынешнего проекта предложены те же самые, что и в былом: "Прокуратура совмещает функции следствия и надзора, никому не подконтрольна и фактически надзирает сама над собой. Чтобы усилить следствие, надо отделить его от надзора". И опять предлагается урезать процессуальные полномочия прокуроров: лишить их права возбуждать и прекращать уголовные дела, участвовать в предварительном расследовании и давать руководящие указания следствию, оставив только функции надзора за соблюдением закона при расследовании и поддержке обвинения в суде. Кроме того, за прокурорами должно сохраниться право изымать дела у одного органа и передавать другому, возбуждать и расследовать дела в отношении самих следователей.

 Впрочем, попытку реанимировать идею о разделении функций надзора и следствия предпринимал в 2001 году заместитель руководителя администрации президента Дмитрий Козак. Он предлагал в соответствии с международными стандартами создать единую Федеральную службу расследований, куда бы вошли следователи МВД, ФСБ, наркоконтроля и прокуратуры. А передав новому органу следственные функции и аппарат Генпрокуратуры, ее "остатки" подчинить Министерству юстиции.

Позицию Козака поддержал тогдашний министр внутренних дел Борис Грызлов. И в ноябре 2003-го даже премьер-министр Михаил Касьянов заявил, что такой вариант преобразований будет рассмотрен в феврале 2004 года - после завершения первого этапа административной реформы. Но как раз в указанный срок Грызлов переехал в Думу, а премьер был отправлен в отставку. В дальнейшем проявленную Козаком и Грызловым инициативу постарался свести на нет генпрокурор Владимир Устинов. Год назад он, выступая на заседании в Совете Федерации, высказался категорически против создания Федерального следственного комитета РФ. По его словам, объединяя следователей различных министерств и ведомств в один специальный орган, можно потерять индивидуальность каждого из них. "Они растворятся в одной большой структуре, и хорошей их работа не получится", - сказал Устинов.

Статусные опасения

Почему же Генпрокуратура так настойчиво противодействует предложениям, совпадающим с международной практикой? Дело в том, что прокуратура на сегодняшний день по Конституции является по сути самостоятельной ветвью власти. Это уникальный институт, реформировать который чрезвычайно сложно. Хотя бы потому, что только в прокуратуре нет так называемой собственной системы безопасности в отличие от МВД, ФСБ, МЧС, наркоконтроля. Между тем примеров нарушения законности сотрудниками прокуратуры предостаточно.

 Прокурорские боятся в первую очередь утраты своих реальных привилегий, очень удобной ведомственной обособленности от следовательского сообщества других силовых структур. По признанию Владимира Устинова, возглавляющего ныне Минюст, следователи прокуратуры расследуют лишь 30% возбужденных в стране уголовных дел - вдвое меньше, чем, скажем, обрабатывают сотрудники МВД. Однако первые имеют денежное содержание в 3-4 раза больше, нежели милицейские следователи (30-40 тыс. рублей против 10-15 тысяч). Вот и опасаются прокурорские работники, что возможный переход в единый следственный комитет понизит их профессиональный и социальный статусы до положения сотрудников органов внутренних дел.

Ну а тем, кому суждено остаться лишь "надзорниками", тоже понятно: прокуратура с передачей следственных функций другой структуре лишится не только реального рычага давления на "земные" ОВД, но и превратится из могущественного, влиятельного органа власти в банальную предписывающую контору. Поэтому нынешний вариант проекта поправок в УПК и закон "О прокуратуре", внесенный на рассмотрение в Госдуму, вероятно, ждет тот же финал, что случался с выдвигавшимися ранее предложениями.

Компромисс никому не нужен

Не будем забывать также о предстоящей полосе выборов. В этот период власти тем более не нужна перетряска правоохранительной системы. Этого Генпрокуратура и аффилированные с ней силовики попытаются просто не допустить. Перераспределение статусов и полномочий ни к чему данным структурам, пока по итогам выборов полностью не определится расклад в трех ветвях верховной власти. Раньше на утверждение нового закона можно и не надеяться. Несмотря даже на выраженное вроде бы согласие нынешнего генерального прокурора Юрия Чайки с новым законопроектом. Правда, сделал он это еще в ранге министра юстиции в прошлом году. Объявил на Стокгольмской встрече глав правоохранительных ведомств России и СНГ о том, что в нашей стране будет все-таки создана Федеральная служба расследования. Но заместитель генпрокурора своим недавним заявлением в Госдуме практически дезавуировал сказанное ранее шефом.

 В последней декаде марта депутаты от оппозиционных партий при отсутствии тяжелой артиллерии - высших руководителей органов прокуратуры, Верховного суда, МВД - пытались не пропустить в первом чтении проект, направленный на лишение Генпрокуратуры исключительности. Однако большинством голосов депутаты Государственной думы приняли в первом чтении законопроект о создании в структуре прокуратуры РФ следственного комитета, а в военных прокуратурах - военно-следственных управлений. Но это совершенно не означает, что даже с внесением соответствующих поправок проект закона легко пройдет второе и третье чтение в нижней палате парламента.

Более того, накануне обсуждения проекта закона спикер Госдумы Борис Грызлов высказал предположение, что еще не созданный следственный комитет Генпрокуратуры "может стать прообразом будущего самостоятельного следственного комитета". В общем, нацеленность парламентариев на организацию Федеральной службы расследования РФ не исчезла. И некий компромиссный, временный вариант следственной структуры на самом деле никому не нужен. Все определится лишь тогда, когда будет четко и внятно объявлено политическое решение о создании абсолютно самостоятельной службы расследования. А для этого опять же надо дождаться финала всей круговерти выборов.

Дата — 07 Апреля 2007 года
Опубликовано — Московские новости.№13 за 2007 год (06.04.2007)



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru