Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Печатные СМИ /

"Антиусилия" и "Антистраж". Афганистан спутал планы НАТО на Черном море и Каспии.

Россия после Стамбульского саммита НАТО активно участвует в военно-морской операции НАТО Active Endeavour ("Активные усилия"), предусматривающей контроль и наблюдение за судоходством и сопровождение торговых судов в Средиземном море. Эта операция - ответ на теракты, совершенные 11 сентября 2001 г. против США. Уже менее чем через месяц, 6 октября, Североатлантический альянс развернул в восточной части Средиземного моря соединение военно-морских сил, перед которым была поставлена задача по выявлению и сдерживанию террористической деятельности. Россия поддержала "Активные усилия".

В марте 2004 г. район операции Active Endeavour был распространен на все Средиземное море. До встречи в верхах в Стамбуле непосредственно в операции принимали участие главным образом Греция, Испания, Италия и Турция. После Стамбульского саммита Россия и Украина оказали поддержку этой операции. К марту 2004 г. объектами контроля стали около 42 000 судов. По состоянию на январь 2005 г. в рамках "Активных усилий" было запрошено по радио около 59 000 судов, а на борту 80 судов произведен досмотр с согласия их капитанов.

Отряд боевых кораблей Черноморского флота России под флагом заместителя командующего ЧФ вице-адмирала Василия Кондакова в феврале 2006 г. принял участие в "Активных усилиях". На борту ракетного крейсера "Москва" находилась группа офицеров НАТО, которые прочитали лекции по теории операции. Затем в ходе совместных учений с двумя кораблями постоянно действующего соединения Сил реагирования НАТО в Средиземном море (Standing NRF Maritime Group) - фрегатами "Наварра" (Испания) и "Ноттингем" (Великобритания) - были отработаны "боевые задачи по маневрированию, противовоздушной и противокорабельной обороне международного отряда кораблей. Проведены тренировки по передаче грузов с одного корабля на другой, по связи и совместным действиям досмотровых групп, организации взаимодействия при осуществлении полетов палубной авиации".

 На самом деле Средиземное море имеет принципиально важное значение для Европы и НАТО не как район перехвата путей "миграции терроризма и вооружения", а как основной район поставки энергоресурсов. По морю ежегодно переправляется 65% потребляемых в Европе нефти и газа. Здесь проложены трубопроводы, соединяющие северную Африку с Италией и Испанией.

В этой связи по-разному можно оценивать высказывания командующего Объединенных ВМС НАТО на Южно-Европейском театре военных действий итальянского вице-адмирала Фердинандо Санфеличе ди Монтефорте о проведении такой операции в Черном море. При обсуждении операции "Активные усилия" адмирал отметил возможность переноса средиземноморской программы Active Endeavour на Черное море, где, как известно, уже проводится операция "Блексифор". Мотивация внешне привлекательная: "Обмен информацией... на горизонтальном уровне" и "оказание помощи России не только научиться взаимодействовать с нами, но и через участие в такого рода операциях показать, как можно оперировать в этих условиях".

 Резонно спросить: какие еще цели планирует НАТО для увеличения военного присутствия на Черном море? Ведь, получив согласие на размещение военно-морской базы в Румынии и уговаривая Болгарию на аналогичное размещение морских сил, руководство альянса, видимо, запланировало на перспективу "временное присутствие в Крыму" и, вероятно, размещение базы в Батуми. Тем самым будет достигнута неафишируемая цель - взятие под контроль района поставок энергоресурсов из Средней Азии и Кавказа морским путем. И ничего более. Все остальные словеса - только дымовая завеса для маскировки истинной цели.

Понятно, почему командование НАТО рассчитывает на легкое взятие под контроль акватории Черного моря. Здесь Турция, Болгария, Румыния - уже члены альянса, а Грузия стремится туда. До последнего времени (до того как Виктор Янукович стал главой правительства) об этом открыто говорила и Украина.

 При этом сценарий распространения "Активных усилий" в этом регионе, как можно предположить, будет аналогичен средиземноморской антитеррористической программе. В 2003 г. добавилась задача сопровождения судов, проходящих через Гибралтарский пролив. Затем начались досмотры все большего и большего количества судов на предмет контрабанды и незаконных мигрантов. В настоящее время, повторим, Active Endeavour ведется по всему Средиземному морю.

Россия, естественно, обеспокоена такими планами Брюсселя. Если не изменится ситуация и Киев будет настаивать на отказе от пролонгации договора аренды российской стороной Крымских земель (что достаточно вероятно), то с 2017 г. российский Черноморский флот вынужден будет базироваться только в Новороссийске. Поэтому Россия выступает против предоставления НАТО мандата на проведение "Активных усилий" в Черном море. "Мы не видим никакого смысла в расширении мандата на Черное море", - подчеркивает министр обороны РФ Сергей Иванов.

 Заметим, масштабные учения, аналогичные по целям Active Endeavour, проводятся и в рамках операции "Блексифора", в них участвуют ВМС России, Грузии, Болгарии, Турции, Украины. Повторять учения для тех же участников не имеет смысла. Кроме того, в рамках совместных российско-турецких учений, опять же аналогичных "Активным усилиям", отрабатываются задачи по перехвату нелегальных мигрантов и оружия. Поэтому существующих антитеррористических сил и средств на Черном море достаточно.

Тем не менее Грузия постоянно поднимает вопрос о переносе военно-морских усилий НАТО на Черное море. Похоже, проведение учений в рамках операции "Активные усилия" для Тбилиси имеет не столько военный, сколько политический характер. Примером тому служит выступление председателя грузинского парламентского комитета по европейской и евроатлантической интеграции Давида Бакрадзе, который высказался прямо: "Грузия не только кавказская, но и черноморская страна. При отношении к Грузии только как к кавказской стране теряется значение Грузии в мировом масштабе. Таким образом, для нас очень важно, чтобы черноморские учения НАТО состоялись". Еще один аспект. Грузия, имея в составе своего флота только катера, не в состоянии контролировать морское побережье Абхазии. Оттого и настаивает на проведении натовских учений у своих берегов, чтобы чужими кораблями контролировать абхазское побережье.

Однако с учетом последних событий, связанных с объявлением Россией санкций против Грузии, Североатлантический альянс вынужден был дезавуировать ранее высказанные заявления о возможном ускоренном приеме Грузии в свои ряды. В ходе своего визита в Москву генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер поспешил успокоить Кремль, что путь новичков в альянс еще очень долог. Эти слова генсека стали холодным душем для тбилисского руководства, излишне понадеявшегося на поддержку Брюсселя.

К несчастью для Михаила Саакашвили и Ко, резкое ухудшение в летне-осенний период ситуации в Афганистане потребовало от НАТО смены курса и пересмотра взглядов - от соперничества с Россией к привлечению России для поддержки операции альянса в Афганистане. Это отразилось и в пересмотре взглядов натовского руководства по отношению к Черному морю. Брюсселю, как Вашингтону в 2001 г., вновь потребовалась помощь Кремля для уговоров Узбекистана, Казахстана и Таджикистана по пролонгации договоров на деятельность авиационных баз и продлению разрешения в использовании воздушного пространства. Не исключено, что на переговорах в Москве рассматривались вопросы дополнительной помощи России в поставках вооружения и запасных частей для афганской армии.

Уже ясно, что Брюссель отодвинет на неопределенный срок близкое сотрудничество с Грузией, ему сейчас важнее тесное сотрудничество с Россией в Центрально-Азиатском регионе. Как считается, военно-морское присутствие НАТО на Черном море тоже уменьшится. Во всяком случае, "Активные усилия" в этот регион переноситься не станут.

 Схожие проблемы и на Каспийском море, откуда НАТО также пытается вытеснить Россию. Наибольшее беспокойство у Кремля вызывают действия всех без исключения стран Каспия по милитаризации региона и целенаправленному наращиванию национальных военно-морских сил. Между каспийскими государствами сейчас есть экономические, военно-политические и географические противоречия. А при вмешательстве "международного сообщества" - то ли в формате США, то ли в формате НАТО - эти противоречия значительно усложнятся.

 Стремление Вашингтона усилить свое влияние в этом регионе обосновывается и стремлением обезопасить транспортный коридор нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, и желанием иметь тыловые базы в случае силового решения иранской проблемы (правда, о последнем в Вашингтоне сейчас стараются не говорить). Как заявил посол США в Баку Рино Харниш в интервью американскому агентству AFP, "Вашингтон уже выделил 30 млн. долларов на усовершенствование береговой охраны Азербайджана. Теперь США намерены потратить 135 млн. долларов в рамках программы "Каспийский страж", которая предусматривает улучшение состояния ВМС Азербайджана и Казахстана"

. Агентство AFP также сообщило, что по заказу правительства США компания Washington Group International уже соорудила две радиолокационные станции. Кроме того, в рамках индивидуального плана партнерства с НАТО новейшей техникой будут оснащены ВМС и Пограничная служба Азербайджана. Об этом же говорил, выступая в Конгрессе США, главком европейского командования ВС США генерал Джеймс Джонс. По его словам, Соединенные Штаты "достигли огромного прогресса в продвижении в жизнь программы "Каспийский страж". Суть ее состоит в создании интегрированного режима контроля в воздухе, на воде и на сухопутных границах Азербайджана и Казахстана и быстром реагировании на возникновение чрезвычайной ситуации, включая угрозы нападения террористов на нефтяные объекты. Дополнительные сведения предоставила газета "Уолл-стрит джорнел", сообщив о том, что командный центр "Каспийского стража" будет находиться в Баку. Официально провозглашается борьба с ядерными устремлениями. Поэтому делается попытка окружить в первую очередь Иран военной инфраструктурой "на всякий случай".

У РФ по понятным причинам есть стремление ограничить влияние США и НАТО на Каспии - в зоне, непосредственно примыкающей к центральным областям России, Уралу и Поволжью. Москва обоснованно подозревает, что планы "Каспийского стража" направлены не только против Ирана, но и против нее. Напомним, в Астрахани на Международной конференции по вопросам безопасности на Каспии президент Владимир Путин сказал, что "государства Каспия, объединив усилия, смогут эффективно сами решить все эти вопросы". Однако, похоже, финансовый прессинг США и НАТО на Каспии - это еще один клин, вбитый в отношения между Россией и ее прикаспийскими соседями. На Каспии, как ранее в Киргизии и Таджикистане, началось соревнование в развертывании военных баз России и НАТО, а это в условиях кризиса вокруг иранской ядерной программы грозит созданием нестабильной ситуации.

Дата — 15 Ноября 2006 года
Опубликовано — Военно - промышленный курьер. №44 (160) 15 - 21 ноября 2006 года



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru