Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Стратегические уроки военных действий на Кавказе (II).

Необходимо также отметить полную зависимость всех средств поражения, включая ВВС, ВМФ, Сухопутные войска (самолеты, вертолеты, корабли, танки, артиллерия, РСЗП, высокоточные боеприпасы, крылатые ракеты) от навигационного обеспечения. Российской армии необходимо развертывание многоцелевой группировки, способной обеспечить навигационными данными морские, воздушные, сухопутные средства ядерного сдерживания, а также навигационные системы в оперативном и тактическом звене. Назрела также необходимость введения в действие новой системы оперативного обеспечения - навигационной, которая в настоящее время в Российской армии находится в зачаточном состоянии.

Следует полностью оснастить Российскую армию приемниками Глобальной навигационной спутниковой системой (ГЛОНАСС). Прежде всего, необходимо полностью развернуть орбитальную группировку спутников ГЛОНАСС. В настоящее время на орбите находится 13 спутников. Для бесперебойного же покрытия территории России нужно как минимум 18, а для покрытия всего мира - 24. Такое количество аппаратов обеспечит круглосуточное нахождение четырех спутников над одной и той же территорией, что делает возможным точное определение координат. Необходимо в первую очередь обеспечить армию переносными и стационарными приемниками. Здесь существуют технологические проблемы. В России есть только опыт проектирования чипов с технологией 0,18-0,13 мкм. Приемники на таких компонентах, даже если и есть, не могут обеспечить столь же точностных характеристик, как современные GPS-приемники. Необходимо изготовить ГЛОНАСС-чип по технологии 0,09 мкм.

 Решением Президента должны быть определены параметры функционирования структуры, которую можно было бы назвать «информационными войсками», в состав которых должны быть включены, в частности, государственные средства массовой информации и военные СМИ. Цель «информационных войск» – содействие в продуцировании нужной государству реальности, в том числе психологическое подавление противника, информирование и дезинформирование, нарушение информационных сетей противника и защита своих. Видимо, российскому руководству и руководству российской армии следует начать работу по созданию новой службы или даже рода войск – «информационных» с учетом уроков прошедшей войны.

Существующие системы разведки, связи, управления необходимо адаптировать из аналоговых в цифровые. С учетом этого фактора войны в Российской армии с переходом на цифровые технологии необходимо приступить к разработке «оперативно-тактических центров организация огня», но в программе управления внести корректировку и реакцию на информацию, получаемую по данным наземной разведки и подразделений частей сухопутных войск.

 Все возрастающее значение разведки на поле боя. Разведывательная информация всех сил и средств должна немедленно доводиться до частей и подразделений на поле боя. Опыт ведения разведки в Кавказской войне показывает всю несостоятельность решения об изъятии рот «Р» и «РТР» из состава ОРБ мотострелковых (танковых) соединений и передаче их в состав отдельных батальонов РЭР и РЭБ. Ведение радиоразведки для подавления радиоэлектронных средств противника не совпадает по целям и задачам с разведкой для получения и накопления информации. Силы и средства РЭБ работают в основном по схеме "обнаружил - определил ценность - подавил", а зачастую просто "обнаружил - подавил". Поэтому разведывательные сведения, получаемые начальником разведки дивизии, полка по взаимодействию от начальника службы РЭБ, не систематизированы, носят отрывочный характер и не могут быть безоговорочно использованы.

 Усиливающее значение оперативной и тактической маскировки и скрытности как одного из основных видов боевого обеспечения. В условиях поставки в Грузию натовской и израильской систем электронной и оптической разведки и приближения ТТХ тактических средств к максимальным дальностям этой разведки, соблюдение оперативной и тактической маскировки и скрытности становятся стратегической задачей наступающих и обороняющихся войск.

Анализ реальных боевых действий российской авиации позволил сделать вывод о том, что отсутствие армейской авиации и излишняя или завышенная оценка действенности авиации даже в условиях абсолютного превосходства в воздухе не может служить гарантией решительного поражения противника. И не может сломить его волю и уничтожить возможности для продолжения им активного вооруженного сопротивления.

Учитывая опыт войны на Кавказе, можно полагать, что решение о передаче армейской авиации в состав ВВС и ПВО было ошибочным. Следует ввести должности по армейской авиации и ПВО при Главкоме СВ, командующем войсками военного округа и командующем общевойсковым объединением с воссозданием управлений и отделов авиации. Нахождение армейской авиации в составе Сухопутных войск позволит осуществлять ее планомерное развитие в интересах СВ, а также примерно на 30% уменьшит нагрузку в штабах ВВС и увеличит эффективность применения авиации в интересах операций и боевых действий и частей. Тем более что армейская авиация оставлена в Космических войсках и Ракетных войсках стратегического назначения. В Воздушно-десантных войсках самолетные (вертолетные) эскадрильи входят в состав каждой дивизии. В других силовых ведомствах – МВД, МЧС, ФСБ – авиация входит в состав внутренних и пограничных войск. В армиях НАТО в Сухопутных войсках имеется более 2470 боевых вертолетов. В каждом армейском корпусе США их более 800 (из них до 350 ударных), а в дивизии – 100-150 вертолетов. Необходимо восстановить командование армейской авиации в сухопутных армиях и корпусах.

Беспилотные летательные аппараты в руках грузинских военных - это каждодневная практика в режиме онлайн, которая позволяет вести постоянное наблюдение за полем боя, наводить артиллерию и авиацию. Достойно сожаления, что Военно-техническая комиссия России приняла в 2006 году решение - до 2012 года отказаться от разработки беспилотных ударных самолетов и аппаратов, которые предлагали совместно фирмы «Иркут» и «Яковлев», а также компания «Сухой». Россия и так отстала от наиболее развитых стран в этом отношении. От США и Израиля – надолго, от Индии и Пакистана - на десяток лет. Во всем мире идет соревнование за первенство в этой области, поскольку в перспективе (если, конечно, говорить о сохранности человеческой жизни) за беспилотными аппаратами явное преимущество при нанесении ударов по объектам в глубине обороны противника. Беспилотные летательные аппараты (БПЛА) необходимы, причем не только разведывательные, которые поставляли Грузии израильтяне, но и ударные, штурмовые. Беспилотников, способных не только выискивать вражеские цели, но и подсвечивать их лазером, нет пока даже в перспективе. В частности, в Пентагоне поставлена задача создания тяжелых БПЛА, которые могут закрыть брешь - существующую неспособность сейчас наносить удары с помощью истребителей и бомбардировщиков по таким целям, как ракетные комплексы и другие стратегические объекты, находящиеся в глубине территории неприятеля. Для этой цели разрабатывается «Боевая беспилотная авиационная система» Unmanned Combat Air Vehicle - UCAVJ для супер-БЛА.

 Итоги «пятидневной войны» могут стать аргументом в пользу не только пересмотра и отмены ранее принятого решения военно-технической комиссии Российской Федерации по свертыванию программ производства беспилотных летательных аппаратов до 2012 года, но и восстановления программ по конструированию, производству беспилотных летательных аппаратов различного назначения. Необходимо уже с этого года заказать строительство фронтовых и тактических БПЛА (образцы которых имеются в конструкторских бюро), а не закупать израильские и французские БПЛА. Кроме того, следует заняться решением сопутствующей проблемы – разработкой новых радиолокационных станций для обнаружения и опознавания беспилотных летательных аппаратов и других малоразмерных воздушных объектов и целей. Имеющиеся на вооружении Российской армии РЛС с данной задачей не справляются.

Неотложные тактические и технические меры по итогам войны.

 Итоги боев на Кавказе должны побудить российское военно-политическое руководство срочно принять ряд неотложных мер технического характера. Если опять начнутся боевые действия, мы рискуем вступить в них с тем, что имеем, и будем радоваться, что добыли трофеи, модернизированные за нас противником. Несомненно, что в Российской армии также должны быть разработаны разделы боевых уставов по особенностям ведения боевых действий в миротворческой операции, по ведению боевых действий в горно-пустынной местности, при десантировании на необорудованное побережье.

 В условиях современных боевых действий, когда время на принятие решения по огневому воздействию сведено к минимуму, а средства разведки позволяют обнаруживать противника на достаточно большом расстоянии, исключающем визуальное опознавание, предотвращение «огня по своим» становится наиболее сложной проблемой. Требуется принятие решения о разработке систем «свой-чужой» для оружия и боевой техники разных поколений, разновидовых вооружений в целях четкого взаимодействия частей Сухопутных войск с ВВС, с подразделениями спецназа, ВМФ и ВВС, ВМФ и СВ.

 С переходом на цифровые технологии в Российской армии необходимо внести в военное дело технологий ХХI века также нанотехнологии. Взять хотя бы приборы ночного видения, современные средства связи, технической разведки, совершенствования авиационной и спутниковой группировки. Мы давно уже отставали и в развитии элементной базы, микроэлектроники. Многое из этой номенклатуры закупается за границей, и это очень плохо потому, что в любой микрочип наши «заклятые партнеры» могут заложить соответствующую программу. Приборы ночного видения Россия также закупает за рубежом, в частности во Франции. Чужие тепловизоры мы вынуждены сегодня ставить даже на танки, хотя в танкостроении раньше опережали Запад на 3-5 лет. Авионику для российских самолетов планируем получать из Израиля (хорошо хоть перед войной в Южной Осетии Израиль прекратил поставку оружия Грузии, поскольку не захотел портить отношения с Россией)...

 К 2010 году ВС России должны быть выполнены задачи по переводу сетей на цифровые носители. Перевод всей системы связи армии и флота на цифровые носители должен быть завершен к 2015 году. К 2015 году завершится создание объединенной системы связи вооруженных сил России. Российская армия уже отстала от США, где перевод войск на цифровые технологии начался 1987 году. Первый «Сухопутный боец» - Land Warrior - появился в армии 2002 году, сейчас проходит обкатку в Ираке. Немецкие военнослужащие в Афганистане (в 2006 - 2007 гг.) проводили полевые испытания комплекта "Солдат будущего" (IdZ - Infanterist der Zukunft). На основе полученных в ходе полевых испытаний результатов предполагается разработать совершенно новый комплекс - IdZ-ES. Мы отстаем от Франции, разрабатывающей программу «Скорпион». Натурные испытания «цифрового» солдата, обеспеченного комплектом военнослужащего FELIN (Fantassis a Equipement et Liasons Integres) - «Интегрированные оборудование и средства связи пехотинца», - были проведены еще в 2000 году. В настоящее время готовятся к войсковым испытаниям три комплекта: солдата, командира отделения и командира взвода. В Израиле армейские специалисты разработали программы перевода коммуникаций войск на цифровую основу, которые были показаны на выставке новейших военных технологий для ведения локальных боевых действий в 2005 году. В 2006 году в ходе Второй Ливанской войны и в боях против ХАМАСа в Секторе Газа в 2009 году они уже применялись в отдельных израильских частях. Суть всех аналогичных систем заключается в объединении всех находящихся на поле боя сил в единую коммуникационную сеть. То, что видит перед собой рядовой солдат, командир отделения и командир взвода, транслируется через миниатюрную видеокамеру на монитор в штабе, кабине самолета, вертолета или танка. Команды из штаба поступают одновременно всем родам войск, что помогает их взаимодействию и способствует успеху в бою.

В Российской армии весьма острой является кадровая проблема, что можно проиллюстрировать хотя бы на примере снарядов «Смельчак» и «Сантиметр», которые находятся на складах 58-й армии, но о которых во время боев в Южной Осетии почему-то «забыли». Такие снаряды разнесли бы в пух и прах батареи РСЗО «Град», которыми грузины обстреливали мирный Цхинвал и колонны нашей бронетехники на марше. Правда, для того, чтобы применять такие 152-мм снаряды, нужны еще грамотные корректировщики артиллерийского огня. Разведчиков-спецназовцев, умеющих действовать в тылу, не учат работать в тандеме с артиллеристами, стреляющими "Краснополем". Видимо, нужно ввести в подготовку групп разведки (СН и дивизии) корректировщиков артиллерийского огня, обученных наведению высокоточных боеприпасов и лазерному наведению БПЛА.

 Бронетанковые подразделения или мотострелки на БМП (или на БМПТ) должны действовать в бою при постоянной поддержке с воздуха, в первую очередь вертолетов – Ми-24 или Ми-28. Между «вертушками» и «бронниками» должна существовать постоянная устойчивая связь. У вертолета больше и глубже обзор, он «видит» те цели и те угрозы, которые незаметны оптическим приборам с земли, и может наводить на них экипажи боевых машин, предупреждать об опасности засад.

Кроме того, конфликт снова показал, что необходимо срочное и обязательное оснащение всех штурмовиков и боевых вертолетов ВВС России современными комплексами защиты от ракет современных переносных зенитных комплексов. Без этого авиация непосредственной поддержки войск обречена на потери в любой операции.

Необходимо ввести вновь обучение приемам и способам действий отделения, взвода, роты «в окружении». В разделы тактической подготовки мотострелковой, воздушно-десантной роты ввести тему «деблокирование окруженного взвода и отделения».

При проектировании новых образцов наземного тяжелого вооружения (танков, САУ, бронетранспортеров), кораблей военно-морского флота и самолетов ВВС и ПВО необходимо учитывать поражающий фактор радиоэлектронного противодействия, дающий сбои электроники. Поэтому необходимо предусматривать и дублирование систем электроники механическим ручным управлением бронетанкового и самоходного артиллерийского вооружения, летательных аппаратов и кораблей ВМФ. Излишнее доверие к электронным показателям приводит к потере навыков ручного управления и традиционным «классическим способам ориентирования». Меры по исправлению имеющихся серьёзных недостатков необходимо исправлять уже сейчас.

В противном случае Россия окажется безоружной перед лицом войн «нового поколения».

Дата — 08 Августа 2009 года
Опубликовано — Фонд стратегической -культуры 04.08.2009э



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru