Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Проблемы и перспективы морской авиации и противодесантных операций.

Они заменяют транспортные суда сил заблаговременного складирования, обладают более широкими функциональными возможностями, менее зависимы от береговых баз и лучше обеспечат боевую устойчивость перебрасываемых формирований. Одновременно правительство США, поддерживая в боевой готовности свои авиабазы, интенсивно приступило к передислоцированию военных баз с территории Германии и Южной Кореи в другие регионы и, делая основную ставку на корпус морской пехоты (численность которой достигает 150 тысяч человек), основное внимание уделяет мобильности экспедиционных дивизий ВМС для действий на морских театрах.

Экспедиционные ударные группы (ЭУГ) развернуты США в Тихом, Атлантическом и Индийском океанах. В целом, например, силы ВМС США позволяют сформировать 12 ЭУГ, 12 авианосных ударных групп (АУГ, АМГ), а также дополнительное количество корабельных ударных групп (КУГ). Общее число оперативных групп флота может быть 37-38 . По некоторым оценкам, их боевой потенциал выходит за рамки требуемого национальными интересами США. В боевом составе амфибийных сил Атлантического и Тихоокеанского флотов насчитывается 43 десантных корабля (в РФ – 3), в том числе 12 универсальных десантных кораблей (УДК), два штабных корабля, 11 десантно-вертолетных кораблей-доков (ДВКД), 15 десантных транспортов доков (ДТД). Десантная вместимость их составляет: универсального десантного корабля – 1700-1870 чел, десантно-вертолетного корабля-дока – 8400-9300 чел., десантного транспорта-дока – 366-500 чел., танко-десантного корабля – 400 чел.

По расчетам зарубежных экспертов, например, для переброски экспедиционного батальона морской пехоты США необходимо 3-5 десантных кораблей и судов, экспедиционной бригады –12-18. Аналогично, для переброски экспедиционной дивизии потребуется 46 кораблей и судов, в том числе 3 десантных вертолетоносца или универсальных десантных кораблей-доков, 4 десантных транспорта-дока, 10 десантных войсковых транспортов и 12 десантных грузовых транспортов.[2]

По нашему мнению, теория стратегии, оперативного искусства и тактики обороны морского побережья, противодесантные и морские десантные операции незаслуженно отодвинуты на задворки. В настоящее время ставка в обучении офицеров и генералов сухопутных войск делается на оборону и наступление, чуть-чуть - на особые условия (в пустынях, лесах, северных районах, горах, городах и на морском побережье, противотеррористическим действиям). Другое соседнее с Россией государство – КНР, - имеющее армию 2 480 000 человек[3], в ближайшие годы, хотя и снижает численность своих вооруженных сил почти на 500 000, одновременно ускоряет модернизацию технологически более сложных видов ВС – ВМС, ракетных и космических войск. ВМС Китая на современном этапе насчитывает: 15 танкодесантных кораблей, 24 средних десантных корабля, 13 малых десантных кораблей, 44 десантных катера, 10 десантных кораблей на воздушной подушке.[4]

Общая направленность разработок зарубежных специалистов в определении новых и перспективных угроз предполагает, что в ближайшие десятилетия они могут быть нейтрализованы и решены только мобильными высокотехнологическими войсками во главе с находящимися в постоянной боевой готовности подготовленными командными управлениями и штабами, подготовленными к действиям, как в составе морских десантов, так и в качестве основных сил коалиционных группировок.

Больше всего проблем с морской ракетоносной авиацией. Возможен отказ Украины от договора по эксплуатации наземного тренажерного комплекса НИТКА в Крыму, имитирующего палубу авианесущего крейсера для подготовки летчиков палубной авиации, и используемого экипажами корабельного авиаполка Северного флота ВМФ России в обучении взлета и просадки без риска для жизни.

В настояшеее время в морской авиации флота насчитывается: личного состава 35,000

Организационная структура Вооружение и техника: 217 боевых самолета, 102 вертолета.

Самолеты: Бомбардировщики-ракетоносцы: 45 Ту-22М

 Истребители-штурмовики: 52 Су-24, 10 Су-25, 52 Су-27

 Противолодочная и разведывательная авиация: Ту-142, 26 Ил-38, 4 Бе-12

Военно-транспортные самолеты: 18 Ан-12, 37 Ан-12/ Ан-24/ Ан-26

 Вертолеты: Противолодочные вертолеты: 3 Ми-14, 72 Ка-27

Военно-транспортные/ транспортно-десантные вертолеты: 8 Ми-8

Многоцелевые транспортно-боевые/ударные вертолеты: 12 Ка-29, 15 Ми-24

 Ракеты:Противолодочные ракеты: Х-22, Х-66, Х-27, Х-58, Х-28, X-59.

В частности, в Северном флоте: в морской авиации по вооружению: 72 боевых самолета, 30 боевых вертолетов.

Самолеты: Бомбардировщики-ракетоносцы: 25 Ту-22М

Истребители-штурмовики: 10 Су-25, 24 Су-27

Противолодочная и разведывательная авиация: 11 Ил-38

 Военно-транспортные самолеты: 2 Ан-12

Вертолеты: Противолодочные вертолеты: 25 Ка-27

Многоцелевые транспортно-боевые/ударные вертолеты: 5 Ка-29.

В частности в Балтийском флоте (основное место базирования - Калининград): в морской авиации по вооружению: 55 боевых самолета, 41 боевых вертолетов

 Самолеты: Истребители-штурмовики: 25 Су-24, 28 Су-27.

 Военно-транспортные самолеты: 2 Ан-12/ Ан-24/ Ан-26.

Вертолеты: Противолодочные вертолеты: 22 Ка-27.

 Многоцелевые транспортно-боевые/ударные вертолеты: 4 Ка-29, 15 Ми-24.

 В частности, в Черноморском флоте (основное место базирования — Севастополь) в морской авиации по вооружению: 35 боевых самолета, 13 боевых вертолетов.

Самолеты: Истребители-штурмовики: 27 Су-24.

Противолодочная и разведывательная авиация: 4 Бе-12.

Военно-транспортные самолеты: 4 Ан-12.

Вертолеты: Противолодочные вертолеты: 5 Ка-27.

Транспортные вертолеты: 5 Ка-29.

В Тихоокеанском флоте (основное место базирования — Владивосток). Базы во Владивостоке, Петропавловске-Камчатском, Магадане, Советской Гавани, Фокино в морской авиации по вооружению: 55 боевых самолета, 26 боевых вертолетов.

Самолеты: Бомбардировщики-ракетоносцы: 20 Ту-22М.

Противолодочная и разведывательная авиация: 10 Ту-142, 15Ил-38.

Военно-транспортные самолеты: 10 Ан-12.

 Вертолеты: Противолодочные вертолеты: 25 Ка-27.

 Многоцелевые транспортно-боевые/ударные вертолеты: 3 Ка-29.

О важности для России вопросов обороны морского побережья говорить не приходится, большая часть нашей границы проходит по урезу воды. Во второй мировой войне открытие второго фронта произошло только после успешного проведения стратегической Нормандской десантной операции «Овер лорд», в которой приняли участие четыре армии (37 дивизий и 12 бригад), три воздушно-десантных дивизии, при поддержке 12 300 самолетов, с использованием более 7 тысяч судов: из них 1213 боевых кораблей, 5786 транспортов и вспомогательных судов. [5] Только в первом эшелоне высадилось 136000 человек, во втором – около 300000, а всего в операции было задействовано более 2 876 000 человек.

Конечно, сравнивать с Нормандской операцией высадку трех оперативных десантов (из них только один удачный) в районах: Керчь - Феодосия, Южная Озерейка - Станичка, Керчь - Эльтинген и более ста тактических морских десантов, высаженных Советским ВМФ в годы второй мировой войны, не стоит. Грешно говорить о существенном вкладе в развитие теории ПДО-МДО. Видимо, поэтому ложная гордость и отсутствие умения учиться на опыте других оказывают медвежью услугу новой России по подготовке специалистов по противодесантным операциям.

 Видимо, поэтому молодые лейтенанты – выпускники училищ - и молодые подполковники – выпускники академий совершенно не обучены организации ведения наиболее сложных боев и операций в современных условиях – противодесантных и морских десантных, не знают основ организации самого сложного взаимодействия, которое необходимо организовывать командирам и командующим при согласовании действий войск, сил и средств на приморских направлениях.

Сложно представить, как выпускник расформированной ныне военно-инженерной академии, например, начнет приводить в порядок боевое снаряжение, загружать кассеты с донными минами на баржу типа «Танкист» и устанавливать их на баровых отмелях, если этому его обучают по сверхсокращенной программе. Также сложно представить, как выпускник общевойсковой академии, разведчик или оператор будет организовывать получение данных от пограничного отряда или застав на побережье, от ОРЛР дивизии ПВО, от разведывательного отдела флота и от разведки ВВС в реальном масштабе времени и по каким картам он будет наносить обстановку?

Если не предусмотрены средства связи для организации взаимодействия. Если топоосновы сухопутных и морских карт не совпадают в принципе. Если в штатах мотострелковых, танковых, ВВС и ПВО дивизиях, морских частях погранвойск, бригадах и флотилиях ВМФ не предусмотрены штатные должности для комплектования оперативных групп по организации взаимодействия. В нынешний момент он не способен ответить на эти вопросы.

Опыт показывает, что офицеры и генералы становятся специалистами по организации противодесантной обороны и действиям в морском десанте через 3-4 года постоянной учебы в ходе практической работы, в ходе тренировок и на тактических, оперативно-тактических и оперативных учениях с участием не только частей сухопутных войск, но соединений и частей флота, ВВС и ПВО, пограничных и внутренних войск. На командно- штабных тренировках и учениях, даже руководимых самыми большими армейскими начальниками, без практической отработки этих вопросов частями и подразделениями научить этому невозможно.

Бумажная практика командно-штабных учений на картах никогда не заменит практических совместных тренировок с использованием техники и вооружения. Оторванность теории от практики заставляет в войсках, дислоцированных на морском побережье, организовывать изучение взаимодействующих в противодесантной операции сил и средств ВВС и ПВО, ВМФ, пограничных войск, т.е. тех материалов, которые должны были изучаться ранее в училищах и академиях. Узнать боевые возможности тех сил и средств флота, авиации, ПВО, пограничных и внутренних войск, которые « на земле» будут взаимодействовать на всех этапах противодесантной или морской десантной операции с мотострелковыми и танковыми и артиллерийскими частями сухопутных войск без изучения своих соседей, без совместных учений и тренировок - просто нереально.

Такая «мелочь», как незнание условных обозначений и морской терминологии флота для сухопутных офицеров и наоборот создают большие сложности в организации взаимодействия, планировании комплексного огневого взаимодействия, оформлении решений командиров и командующих. Или другой пример. Сложно представить, что в настоящее время на бортах сухогрузов разных типов или другого однотипного транспорта, предназначенных для общевойсковых сил действий в морском десанте, заготовлены и лежат в трюмах (как положено мобилизационным планом), доски для монтирования нар для сил десанта и крепления для боевой техники.

Вызывает сомнение, что нынешними командирами и командующими могут быть построены походные ордера конвоев, где учтены ходовые характеристики, и перед высадкой основного десанта проведена репетиция высадки на своем побережье, а в ходе перехода организована противолодочная, противодиверсионная, противоминная, противовоздушная оборона и противорадиоэлектронная борьба, а катера-ориентиры обозначения участка высадки и участка формирования волн десанта имеют точные координаты, уточненные по данным ГЛОНАСС из космоса.

Но самое большое сомнение вызывает распределение штабом целей комплексного огневого поражения между ВВС и ПВО, кораблями огневой поддержки флота и артиллерийскими частями и соединениями сухопутных войск при действиях на берегу, как при высадке, так и при действиях десантных сил. Многие старшие начальники, реально командовавшие максимум дивизией, просто не представляют сложности организации управления и взаимодействия, организации комплексного огневого поражения разнородными силами и средствами на этапах морских десантных и противодесантных операций.

Морская десантная операция проводится совместными усилиями объединений и соединений сухопутных войск, флота, в тесном взаимодействии с соединениями и частями ВВС и ПВО, на этапе отражения высадки – с частями пограничных, внутренних и железнодорожных войск. В зависимости от масштаба, морская десантная операция может включать в себя несколько этапов: планирование, погрузку сил десанта на десантные корабли и суда, переход десанта морем, возможен этап репетиции высадки десанта и действий на берегу. Соответственно, по этим же этапам проводится и противодесантная операция.

Для проведения морской десантной операции Россия имеет недостаточное количество специальных кораблей и судов. На сегодняшний день, по экспертным оценкам,[6] совокупно на всех флотах и флотилиях военно-морского флота Российской Федерации насчитывается 32 десантных корабля, в том числе 3 больших десантных корабля типа «Иван Рогов»

Спроавка:Корабль-вертолётоносец-док: 1 корабль типа «ИВАН РОГОВ», проект 1174 «Носорог»; в состав вооружения корабля входят: 1 спаренная ПУ ЗРК "Оса-М" (боекомплект 20 ЗУР), двухорудийная 76,2-мм артустановка АК-726 (боекомплект 1000 снарядов) с радиолокационной системой управления стрельбой типа МР-105, 4 30-мм автомата АК-630 с 2 радиолокационными системами управления стрельбой типа МР-123 (по два на каждом борту), 1 ПУ реактивной системы залпового огня "Град-М" (боезапас 320 ракет). В состав радиотехнического оборудования входят: РЛС общего обнаружения МР-310А, 2 навигационные РЛС, средства радиосвязи, пассивные системы РЭБ, средства обнаружения и уничтожения подводных диверсантов. Может нести на борту четыре-пять вертолетов Ка-27. На борту кораблей этого проекта может разместиться усиленный батальон морской пехоты со всем имуществом (десантная емкость 46 танков с экипажами или 440 человек и 79 единиц техники) .

 Танкодесантный корабль - 20: 16 больших десантных кораблей типа БДК-47, проект 775. Рассчитаны на перевозку усиленной роты морской пехоты или 225 десантников, 9 танков. 4 больших десантных корабля проекта 1171 "Тапир"; допускается загрузка 20 танков, десант: 300 человек.

 Средний десантный корабль: 1 СДК-135, проект 773 (десант 180, танков 6 или вмещающие по 13 танков или 19 БТР). Плюс около 21 катера: 6 малых десантных катеров Акула - пр.1176; около 15 десантных кораблей/катеров на воздушной подушке (4 корабля типа МДК-95 пр. 12322 «Зубр»; 3 катера типа МДК-167 пр. 1232 «Джейран» (1 танк или 2 БТР); 3 катера пр.1238, шифр "Касатка", 1 катер типа Д-456 пр. 1238 «Кальмар», 1 катер пр. 1209 «Омар», 2 десантных экраноплана типа МДЭ-150 пр. 904 «Орлёнок» и 1 противокорабельный экраноплан "Лунь" проект 903). Плюс около 80 катеров меньшего размера, что ориентировочно позволит осуществить погрузку и десантирование около одной мотострелковой дивизии со штатной техникой или до половины бригады морской пехоты ВМФ.

Однако следует напомнить, что отсутствие специальных судов не помешало Советскому правительству осуществить операцию «Анадырь» в 1961 году. В период с 12 июня по 22 октября [7] была осуществлена межконтинентальная переброска группы войск на Кубу со штатным вооружением на судах морского флота. Одно из соединений Дальневосточного военного округа, в частности, 33 мотострелковая дивизия (в котором проходил службу автор), в 1979 году организовало и провело высадку морского десанта также на судах сухогрузов Дальневосточного пароходства с высадкой в бухте Ольга (Приморье). С тех пор много воды утекло, практически высадки не проводились, навыки утрачены, а специалисты уволены.

Анализ массы проблем, которые возникли как у руководства объединения, так и у руководства Тихоокеанского флота при планировании, практической погрузке, переходе морем и высадке в ходе названного учения, дает основания полагать, что необходимо кардинально менять подходы к подготовке специалистов-военнослужащих, как в Сухопутных войсках, так и во флоте. Первая и основная проблема – организация управления штабами и войсками и взаимодействия между разновидовыми соединениями и частями.

Другая проблема - планирование комплексного огневого поражения на этапах МДО (аналогично - применительно к этапам противодесантной операции). До настоящего времени эта проблемы не решены. Взаимодействие между сухопутными войсками и флотом существует только теоретически.

Офицеры всех уровней, от командира взвода до командующего, слабо знают возможности соседей по операции, их характеристики. Несопрягаемость морских, сухопутных и воздушных средств связи и управления, отсутствие единой системы взаимоопознавания создает огромные проблемы для организации комплексного огневого поражения. Нынешний Начальник Генерального штаба  генерал армии Макаров уже заявил, в доклоде, что достиннуты сопрягаемость. Посмотрим.

 Знаю по личному опыту в участии и проведении таких учений, что наибольшие проблемы возникали у разведчиков, артиллеристов, операторов и топографов, общевойсковых инженеров и морской инженерной службы. Разведывательные данные систем космической и воздушной разведки из-за отсутствия непосредственно в соединениях и частях сухопутных войск и сил флота пунктов приема и дешифрирования опаздывали при передаче информации на часы и сутки. Система радиолокационной разведки ВВС и ПВО действовала только в своих интересах, не имея возможности передать данные ни взаимодействующим с ними сухопутным частям, ни силам флота, ни пограничникам, ни внутренним войскам – или, тем более, железнодорожникам.

Нестыковка топографических основ морских и сухопутных карт (хотя бы на участках погрузки и участках высадки десанта) значительно усложняла вопросы планирования и управления, особенно на этапе высадки и действий десанта на берегу. Отсутствие однотипных сухогрузов значительно увеличивало сроки погрузки техники и личного состава. Наибольшее затруднение вызывали расчеты в короткие сроки планов погрузки общевойсковых частей на сухогрузы слабо подготовленными офицерами - операторами общевойсковых дивизий и армий, поскольку ни в одной из академий сухопутных войск таких тем в учебных планах нет.  Сомневаюсь , что за один год обучения в Общевойсквковой Академии (как заявленно в  докладе Начальника ГШ), итот материал будет изучен.В штабах соединений и частей нет «лишних» офицеров для укомплектования оперативных групп взаимодействия, как при командующем сухопутным объединением, так и при командующем флотским объединением, поэтому вопросами взаимодействия занимались «случайные» офицеры. Перед соединениями и частями, обороняющими морское побережье, стоит задача – отразить высадку морских и воздушных десантов на морское побережье. Но решение этой задачи трудновыполнимо по многим параметрам и связано со многими проблемными вопросами, которые также в Российской армии и на флоте до сих пор рассматриваются достаточно поверхностно.

 Например, соединениям и частям назначают полосы обороны, которые сложно не только оборонять, но и не допускать высадки, из-за их пространственного размаха. Не секрет, что несколько сот километров морского или горно-лесистого морского побережья Дальневосточных морей, определенных соответствующими директивами и приказами к противодесантной обороне, практически невозможно прикрыть, а тем более оборонять. По опыту учений, войска занимают только узловые участки, оставляя большую часть побережья без надежного огневого поражения и даже без радиолокационного и визуального наблюдения. Ожидать эффективности обороны в этих условиях не приходится, надеяться на значительное увеличение привлекаемых сил и средств нереально.

Учитывая незначительность сил и средств в Дальневосточном регионе для России необходимо в этом регионе резко усилить техническое современное обеспечение дислоцированных там группировок. В первую очередь, пересмотреть ранее принятые решения Государственной технической комиссии, под руководством вице-премьера, министра обороны о прекращении финансирования беспилотных летательных аппаратов, в том числе и морского базирования, как не отвечающих национальным интересам России. Во вторых, ввести курс и дисциплины целевой подготовки офицеров-специалистов исключительно по противодесантной обороне в общевойсковой академии сухопутных войск. Необходимо принять решение на уровне Министерства обороны по состыковке топографических основ морских и общевойсковых карт на прибрежной зоне. А главное - внести изменения в штатную структуру соединений и объединений, предусматривающие штатные органы, силы и средства для организации взаимодействия на приморских направлениях.

[1] Чертанов В. Амфибийные силы американского флота на современном этапе // Зарубежное военное обозрение. 2003. №3. С. 43-44

 [2] Чертанов В. Амфибийные силы американского флота на современном этапе // Зарубежное Военное Обозрение. 2003. № 3. С.43.

[3] Шунков В.Н. Вооруженные силы стран мира. Минск: Попурри, 2002. С.164

[4] Справочные данные. Вооруженные силы зарубежных стран // Зарубежное Военное Обозрение. 2004. № 1. С65.

 [5] Доценко В.Флоты 20 века. Т. 2. Кн. 1. С. 600.

[6] Шунков В.Н. Вооруженные силы государств мира. Минск : Попурри, 2002. С.275

 [7] Капитанец И.В. Флот в войнах шестого поколения. М. : Вече, 2003. С. 156.

Анатолий Цыганок

Дата — 20 Июля 2009 года
Опубликовано — Рolit.ru



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru