Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

С Сердюковым пора сократить и генералов

В Российской Федерации на сегодня насчитывается только ведомственных армий тридцать шесть, не считая отдельных силовых подразделений охраны и безопасности почти всех министерств. Из 36-ти армий Лондонским международным институтом стратегических исследований учитываются только войска МО, войска, дислоцирующиеся за границей, миротворческий контингент и военизированные формирования ВВ МВД, ФПС, ФСБ, ФСО и железнодорожные войска. Остальные в качестве воинских формирований не классифицируются. Генеральские погоны на своих плечах носят все вышеперечисленные министры, директора федеральных служб и федеральных агентств Правительства РФ, руководители этих министерских управлений и аналогичных управлений семи федеральных округов, восьмидесяти восьми регионов страны, не считая полномочных представителей в международных организациях в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Шутки в сторону. Понятно, что в слабой стране сильные министры имеют фактическую возможность создать собственную армию для спасения населения, строительства и охраны дорог и железнодорожных путей, аэродромов и портов, проведения карантинных мероприятий при эпидемиях и эпизоотиях, для сбора налогов и исполнения судебных решений, контроля в сфере экологии, метрологии, связи, защиты прав потребителей, для демонстрации мощи ведомственных оркестров и спортивных команд.

 Во-первых, это показывает их близость к власти и политический вес в общей системе правительства.

Во-вторых, является практическим элементом силового давления для решения экономических проблем, как в интересах государства, так и в интересах своей любимой структуры.

 В-третьих, дает возможности получения дополнительных льгот (охрану объектов, личную охрану, естественно, получение бюджетных средств на закупку оргтехники для охраны, приобретение по оптовым ценам средств вооружения, а главное – половинную добавку к небольшому должностному содержанию, т.к. оклады у бюджетников скромные).

У нас в стране созданию ведомственных войск способствовала и историческая обстановка. Так, например, все транспортники, моряки, связисты и юристы носят форму с конца 30-х годов. Что касается современности, известно, что в августе 1991 года Борис Ельцин издал распоряжение о создании Российской Гвардии и дал согласие на вооружение Российского корпуса спасателей и трансформации его в Министерство по чрезвычайным ситуациям, поскольку в тот период у РФ, кроме милиции, других вооруженных формирований не было.

Но уже в преддверии подписания Беловежских соглашений президент затормозил, а затем вообще прекратил шаги по созданию Российской Гвардии, поскольку появилась возможность юридически получить свои Вооруженные Силы. Правда, военизированное министерство по ЧС осталось.

 В 91-93гг. на армию в целом надежда была слабая, поэтому параллельно, независимо и ненавязчиво, формировались ведомственные армии как какой-то силовой противовес потенциально опасной и слабоуправляемой в тот время армии. Одновременно с неповторимой скоростью были переработаны все нормативные документы, регулирующие должностные отношения. То, с какой быстротой были утверждены документы на введение специальных званий – внутренних, налоговых, дорожных, морских, спасательных и других, вызывает зависть чиновного люда во всем мире. Мотивы были как будто правильные – вернуться к традиционным в России внутренним и специальным званиям, хотя все четко понимали, что это узаконенная форма двойного-тройного оклада, который не учитывается государственной статистикой, но подсчитывается в домашнем бюджете и при начислении пенсий.

Во всем мире традиционно носили погоны и форму четыре категории государственных людей: армия, дипломаты, полиция, пограничники (и то не везде). Остальные категории чиновников исполняли гражданские функции в гражданских пиджаках. У нас же в стране можно ожидать, что, когда министром жилищно-коммунального хозяйства станет один из будущих руководителей правительственной партии, то и руководитель управления мест общественного пользования будет носить генеральскую звезду.

Мы не против генеральских званий, мы против профанации этих званий.

 Звание генерал-майор означает, что носитель его управляет бригадой или дивизией, в составе которой около 10 тыс. человек и около 2,5 тыс. единиц боевой техники, и может иметь допуск к ядерным секретам.

 Генерал-лейтенант – категория командующего армией или флотилией, в которую входит 3-5 дивизий и армейский комплект частей. Численность подчиненных у него около 50 тыс. человек, в его распоряжении около 15 тыс. единиц боевой техники, в том числе тактические и оперативно-тактические ракеты.

 Генерал-полковник – командующий войсками округа округом, в состав которого входит несколько армий сухопутных войск, войска ПВО, ракетные войска и артиллерия, части и подразделения разведки, связи, РЭБ, инженерные, химические, тыловые и технические войска. Да плюс в оперативном подчинении соединения пограничных, внутренних войск, авиации, спецчастей. Выходит, общая численность личного состава – не менее 400-500 тыс. Этот командующий способен организовать проведение полномасштабной фронтовой операции, в том числе десантной или противодесантной, в которой могут участвовать силы флота, авиации и сухопутных войск.

Примерно из таких расчетов исходят и в цивилизованных странах. Поэтому, например, командующий Центрального командования вооруженных сил США в зоне Персидского залива – четырех звездный (полный) генерал, его заместители – командующие американской группировки численностью около 250 тыс. человек – генерал-лейтенанты, а дивизиями командуют генерал-майоры. Если с такими мерками подходить, например, к МЧС, то в нем на 45 тыс. спасателей и 400 тыс. пожарных не должно быть ни одного полного генеральского звания. А у министра по ЧС заместителей в звании генерал-полковника больше на 30%, чем в Российской армии, насчитывающей 1004 100 военнослужащих и 20 млн. военнослужащих запаса!

В Российской армии по состоянию на январь 2008 года, насчитывается 1107 генералов, к исходу 2012 года их вероятно будет 886 . Если сравнить с американской армией, то там на 1 371 000 военнослужащих насчитывается 879 генералов, из них – 440 бригадных генералов, 290 генерал-майоров, 115 генерал-лейтенантов, 34 полных генералов.

 Армия больше, а генералов в два раза меньше, если еще учесть, что в американской полиции, службе спасения, ФБР и ЦРУ нет генералов. Зато наши генералы обходятся государству гораздо дешевле, примерно в 30 раз. В Российской армии месячный оклад выплачивается по занимаемой должности и воинскому званию. За сложность 120% от оклада, за секретность 40% от оклада, выслуга лет. Например, командир мотострелковой (танковой) дивизии – генерал-майор получает по должности 5373 рубля. За воинское звание вообще наши генералы получают ежемесячно копейки по западным меркам. В армии наших партнеров по антитеррористической операции – армии США ежемесячно выплачивается (в долларах): бригадному генералу –5682; генерал-майору – 6838; генерал-лейтенанту – 7550, генералу – 8518.

 Думается, что ранги и специальные звания должны быть, но не должно российское общество, в частности, его руководящий слой превращаться в военизированное общество даже по форме, не говоря о содержании. Понятно стремление чиновного люда поблистать в генеральских погонах на приеме, в театре, на свадьбе у родственников и знакомых, в семейном кругу, но если вдуматься в суть, то стыдно становится за них и обидно за страну.

 Они не хотят понимать значения этого символа – генеральской звезды на погоне. Форма и погоны генерала предполагают, что человек, их носящий, является «компетентным, ответственным и входящим в профессиональную корпорацию людей, организующих управление насилием в интересах общества (в лице государства)».

272 года назад Петр I ввел табель о рангах – расписание всех чинов по классам. Установил систему по 14 рангам воинских, гражданских и придворных чинов, их соотношение, порядок прохождения государственной службы в Российской Империи. В соответствии табелю чины одного ранга имели право на внешние атрибуты чина: количество, например, колонн своего парадного подъезда или количество запряженных в коляску лошадей. Однако право на ношение погон имели только военные чины четырех разрядов (армия, гвардия, артиллерийские и инженерные войска и флот).

Мне, кадровому офицеру в третьем поколении, полковнику, непонятно, как можно совместить управление оркестром и управление насилием. Генерала – начальника военно-оркестровой службы вряд ли знают за чертой «Арбатского военного округа», а гражданскому Ростроповичу рукоплещет весь мир. Как сочетаются борьба с огнем и спасение людей с «управлением насилием»? Какое может быть тождество между ответственностью юриста перед правом, а врача перед больными – и насилием? Как можно помещать в одну плоскость инспекторские проверки любой деятельности – и «управление насилием»? Это принципиально несовместимые понятия.

 Может, хватит быть посмешищем для цивилизованного мира за чрезмерное увлечение национальной игрой в генералы, хватит быть дикарями с блестящей мишурой на плечах? Видимо, сейчас, когда премьер-министр Владимир Путин просчитывает пути возможного выхода из финансового кризиса и сокращения правительственных функций, надо поставить, наконец, вопрос о целесообразности пошива генеральских форм и изготовления погон для гражданских профессий и общественников и отмене массы незаслуженных законов и правительственных постановлений. Было бы хорошо, если бы этим занялась «Единая Россия», которая при желании сможет «протолкнуть» Федеральный Закон об отмене милитаризации подчиненных правительству структур.

Форму с погонами генералов должны носить только профессионалы, занимающиеся организацией управления объединениями и соединениями в космосе, в воздухе, на море и суше в интересах вооруженной защиты государства, служащие МВД, занимающиеся борьбой с преступниками в интересах граждан и общества, и дипломаты, традиционно вручающие верительные грамоты в мундире. К сожалению, в настоящее время в форме чаще можно встретить генералов гражданских ведомств, чем армейских.

Мой знакомый, преподаватель Академии Генштаба, утром и вечером ходит в гражданском костюме, поскольку по сложившейся традиции последних 18-ти лет, прилюдно ее не носит (могут оскорбить и унизить), а все генералы АГШ переодеваются только в стенах Академии. Это дико, когда профессиональные генералы вынужденно не носят повседневной формы, а гражданские и обшественные генералы с удовольствием в ней щеголяют.

 Но и в силовых министерствах (МО, МВД, ФСБ) нет необходимости всем носить погоны. Финансисты, юристы, административный и управленческий аппарат, службы технические и обеспечения вполне, как и во всем мире, могут быть гражданскими лицами. Миллионы общественных, гражданских и военных генералов русский мужик в условиях всеобщего кризиса не прокормит!

 Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования, кандидат военных наук, член-корреспондент Академии военных наук

Дата — 06 Июля 2009 года
Опубликовано — Сегодня.Ру Информационно-аналитическое сетевое издание. 03/07/2009 07:22



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru