Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Корейский вызов.

В октябре 2006 г. Пхеньян объявил себя ядерной державой, проведя подземное испытание ядерного устройства. Затем, не обращая внимания на международное сообщество, демонстративно провел испытание корейского ядерного устройства на северо-востоке Корейского полуострова. Летом 2006 года КНДР провела испытательные запуски нескольких ракет. Спустя 35-40 секунд после запуска ракеты упали в Японское море, в том числе, и в особой экономической зоне России. Одна из ракет немного недолетела до российской территории, упав в нескольких десятках километров от порта Находка. В сентябре 2008 года КНДР провела испытания ракетного двигателя, предназначающегося для межконтинентальной ракеты Taepodong-2. Дальность ее полета составляет 6,7 тыс. километров. Таким образом, в радиусе действия этой ракеты, способной нести ядерную боеголовку, оказывается западное побережье США. После ядерных испытаний 27 мая власти Северной Кореи заявили, что больше не считают себя связанными условиями перемирия 1953 года, которое положило конец Корейской войне. Фактически это означает отказ Пхеньяна признавать демаркационную линию, проходящую по 38 параллели, – границу между Северной и Южной Кореями.

Потенциальная опасность северокорейской оборонительной доктрины заключается не только в угрозе агрессии против Республики Корея, но и в обладании ядерным оружием, что подтверждают прошедшие испытания ядерного заряда.

Группировки войск Северной Кореи

Северная Корея, начиная с началом перемирия, пятьдесят шесть лет готовилась к войне. Она подготовила западное и восточное побережье Корейского полуострова к противодесантной обороне. В настоящее время угроза войны вполне реальна. Считается, что основу обороны страны составляет активная оборона вдоль границы с Республикой Корея, в сочетании с противодесантной обороной на наиболее возможных направлениях действий морских и воздушных десантов на восточном и западном морском побережье КНДР, с одновременной диверсионно-разведывательной операцией на всю глубину территории Республики Корея.

 По американо-южнокорейским экспертным заключениям, на корейском перешейке, южнее линии Пхеньян–Вонсан, дислоцируются более 3/4 из общего числа соединений и частей сухопутных войск, более 1/3 частей и соединений ВВС и ПВО, около 2/3 корабельного состава на передовых базах восточного и западного побережья.

Вдоль военно-демаркационной линии на 38 параллели, разделяющей КНДР и Республику Корея, на всем протяжении оборудованы позиции для обороны четырех армейских корпусов. 1АК (4 пехотные дивизии); 2АК (4 пехотные дивизии и 2 легко-пехотные бригады); 3АК (2 пехотные и 1 легко-пехотная бригада); 4АК (6 пехотных дивизий) в первом стратегическом эшелоне и 3-й и 9-й армейские корпуса во втором стратегическом эшелоне, во взаимодействии с артиллерийским корпусом (3 бригады реактивной артиллерии, 2 артиллерийские дивизии), 3-им боевым авиационным командованием (4-мя истребительно–авиационными полками) и частью сил корпуса корейских пограничных войск.

В полосе каждого корпуса прорыто по 4–6 туннелей протяженностью несколько километров для связи тыловых районов корпусов с зоной демаркационной линии. Практически южные провинции страны превращены в «неприступную крепость» и представляют сплошную зону заграждений. Основу ее составляют многочисленные подземные укрытия, укрепленные районы, районы обороны танковых башен, инженерные заграждения, взрывные и невзрывные заграждения.

 На основе анализа группировки и дислокации частей КНДР с большой долей вероятности можно определить возможный характер обороны морского побережья. Противодесантную оборону восточного побережья ориентировочно осуществляют на первом рубеже 6-й и 7-й армейские корпуса, во втором эшелоне механизированный корпус, во взаимодействии с береговыми ракетно-артиллерийскими частями Восточного флота, ПВО (2-й зенитно-ракетной бригадой) и 2-м боевым авиационным командованием ВВС (5 истребительно–авиационных полков), частью сил корпуса корейских пограничных войск, имея в оперативной глубине 10-й механизированный корпус.

 Западное побережье в противодесантной обороне прикрывают 3-й, 8-й армейские корпуса и 25-й механизированный корпус, имея в оперативной глубине 20-й танковой корпус, во взаимодействии с береговыми ракетно-артиллерийскими частями Западного флота, ПВО 1-й и 3-й зенитно-ракетными бригадами и 1-м боевым авиационным командованием ВВС (3-мя истребительно–авиационными полками) и частью сил корпуса корейских пограничных войск.

 Зону Пхеньяна, исходя из оперативного предназначения войск, дислоцированных в Пхеньяне, будет оборонять командование по обороне столицы – одна механизированная дивизия, командование бронетанковых войск, командование артиллерии, командование ПВО столицы (пять зенитно–ракетных полков), Министерства охраны государственной безопасности и Министерства народной безопасности.

По заключениям американских и южнокорейских экспертов, для частей и соединений, предназначенных для противодесантной обороны западного и восточного побережья, подготовлены оборудованные в инженерном отношении основные и запасные полковые и дивизионные районы обороны, рубежи обороны и рубежи контратак. Особенностью противодесантной обороны является оборудование по кубинскому образцу в скальных грунтах огневых позиций для береговой артиллерии флота и войсковой артиллерии.

По мнению ряда экспертов, северокорейское военное командование считает, что диверсионно-разведывательная армада в случае выполнения всех поставленных задач дестабилизирует обстановку и не позволит организовать достойный отпор.

Считается, что 683-тысячная армия Южной Кореи не сможет в этих условиях противостоять армии Северной Кореи, а 36-тысячная экспедиционная группировка войск США будет блокирована.

Группировка Юга

Общая численность войск Южной Кореи: 691 тыс. чел. Резерв - 4.5 млн.чел. Сухопутные войска - 560 тыс. чел., ВВС - 63 тыс.чел., ВМС - 67 тыс. чел., в том числе морская пехота – 28 тыс. чел. Из трех видов ВС наибольшую численность имеют сухопутные войска. Их структура аналогична американской.

Сухопутные войска включали: 3 штаба армии: 11 штабов армейских корпусов, 3 механизированных корпуса, 19 пехотных бригад, 15 бригад (2 отдельные пехотные, 10 специального назначения, 3 зенитно-артиллерийские), дивизион ЗУР, 2 дивизиона ТР, командование армейской авиации.

На вооружении: 41 пусковая установка оперативно-тактических ракет; 12 пусковых установок тактических ракет; 2400 танков; 2600 боевых машин; 144 реактивные системы залпового огня; 1050 – самоходных гаубиц; 9650 орудий и минометов; 609 боевых самолетов; 660 - зенитные средства; 523 вертолета; 157 боевых кораблей.

С южной стороны, вдоль военно-демаркационной линии на 38 параллели на всем протяжении оборудованы позиции для обороны шести армейских корпусов (с юга на север): 1АК, 6 механизированной корпус, 5АК, 2АК, 3АК, 8АК двух полевых армий на первом статическом рубеже, на втором статическом рубеже 7 армейский корпус.

Южную часть Корейского полуострова прикрывают части и соединения 2 –й армии.

Восточное побережье Корейского полуострова в противодесантной обороне прикрывают 11-й армейский корпус (4 пехотные дивизии), 1-й флот (эскадра разнородных сил).

 Западное побережье в противодесантной обороне прикрывают части и соединения 9-го армейского корпуса (6 пехотных дивизий), 2-й флот (2 эскадры разнородных сил, Командование обороны морского района Инчхон).

Зону Сеула обороняет Столичный армейский корпус (3 пехотные дивизии и 2 отдельные бригады), командование специальных действий,

Юг полуострова в противодесантной обороне прикрывают З-й флот (3 эскадры охраны водного района, Командование обороны морского района Мокпхо, Командование обороны о. Чеджудо)

 Согласно оценке западных военных специалистов, по ряду показателей военный потенциал Южной Кореи превосходит оборонный потенциал Северной Кореи, в то же время они отдают высокую степень боеспособности ВС КНДР.

 Но данная оценка дана без учета возможностей американской группировки.

Экспедиционная группировка войск США.

В составе американских войск: Сухопутные войска – 27460 чел; ВВС - 8860 чел. Они включают: штаб армии, 1 пехотную дивизию; штаб 7-ой авиационной дивизии (2 авиакрыла, 5 эскадрилий, 90 боевых самолетов типа F-16, A-10, MH–S91). Пентагон заявил о планах по передислокации в Азиатско-Тихоокеанский регион трех эскадрилий новейших истребителей пятого поколения F-22 "Raptor".

Торговля Северной Кореи

 В последний год, со сменой администрации в США - избранием Барака Обамы, со сменой власти в России – избранием Дмитрия Медведева, Пхеньян явно пытается привлечь к себе внимание мирового сообщества и в первую очередь Вашингтона. Ким Чен Ир набивает себе цену в торге за власть в ходе возможного объединения двух Корей и за то, чтобы превратить испытания ядерного оружия в элемент торга.

Первый элемент - открытое признание ядерных амбиций. Объявление всему миру в июне 2003 года, что Северная Корея является ядерной державой.

Второй элемент – так называемая попытка запуска искусственного спутника в марте 2009 года.

 Следующий этап, третий элемент торга - преднамеренная демонстрация подземного ядерного взрыва в мае 2009 года.

 Внимательно отслеживая судьбу Хонеккера (Германия), Чаушеску (Румыния), особенно насторожившись после войны США в Ираке в 2003 году, и наблюдая судьбу Саддама Хусейна, власти в Пхеньяне пошли на решительную конфронтацию с Америкой. Руководство Северной Кореи считает, что единственным средством сдерживания в противостоянии может быть ядерное оружие. Из шести стран, участвующих в переговорах по Корейскому полуострову, по мнению Ким Чен Ира, только Америка настроена на смену режима и возможную агрессию. До сих пор только США и Япония предъявляли претензии КНДР – наличие собственной ядерной программы, выход из договора о нераспространении ядерного оружия и экспорт ракетной технологии в Иран и Пакистан. Тем самым, как считали в Вашингтоне, КНДР угрожает не только американским союзникам в АТР – Южной Корее и Японии, - но и самим Соединенным Штатам.

Пока Япония, Южная Корея, Россия и Китай настроены на мирное решение кризиса, хотя ни одна из сторон не рада перспективе ядерного вооружения Пхеньяна и резко высказывается против планов Северной Кореи. Все страны Азиатско-Тихоокеанского региона выступают за безъядерный статус Корейского полуострова и придерживаются политики вовлечения, осуществляемой Южной Кореей и рядом западных стран.

Вооруженный конфликт на Корейском полуострове не отвечает интересам ни одной из стран шестерки.

Для Южной Кореи это срыв основного плана объединения, на котором настаивает большая часть населения.

Для Японии война невыгодна уже тем, что вероятность ракетных ударов слишком велика. При этом не исключено, что Пхеньян может использовать ядерное оружие при ударах по базам Америки в Японии. Велика вероятность, что под предлогом защиты от ядерного нападения со стороны Пхеньяна, Токио и Сеул приступят к разработке собственной ядерной программы.

Для Китая военное противоборство тоже невыгодно во всех отношениях. Китай поддерживает Корею в Корейской войне против США. Договор о военном сотрудничестве и военной взаимопомощи между двумя странами действует еще с 1961 года. В последние годы Китай постоянно поставлял продовольствие корейскому населению. Односторонний выход КНДР из Договора о перемирии со своим южным соседом угрожает Китаю обострением нестабильности вблизи его границ. Более того, Китай против наращивания военного присутствия Америки, а это, наоборот, возможно при военном конфликте. Но под угрозой начала войны между двумя Кореями США будет наращивать свою военную мощь в Азиатско-Тихоокеанского регионе. В Пекине опасаются, что "под шумок" США помогут Тайваню, давнему противнику КНР, создать региональную систему ПРО.

 Нынешние действия Северной Кореи вызывают раздражение даже у ее традиционных партнеров – России и Китая. Стоит напомнить, что район ядерного взрыва расположен приблизительно в 150 км от российской границы. Китаю и России совсем не хочется радиоактивного заражения или нарастания напряженности вблизи своих границ.

Вашингтон находится в сложном положении. Не завершены проблемы, связанные с войной в Ираке и «наведением порядка» в Афганистане плюс неясность дальнейшего развития событий вокруг Ирана. С другой стороны, пойти на поводу у Пхеньяна и предоставить ему гарантии ненападения – значит признать ядерный шантаж. Сенат и Палата Представителей вряд ли ратифицируют договор со страной «оси зла». Этот договор отодвинет на долгий срок договор об объединении двух Корей, и главное – не даст гарантий, что Пхеньян не будет экспортировать ядерный плутоний в «недружественные» страны.

Признаваясь в обладании ядерным оружием, КНДР тем самым признала тот факт, что ядерное оружие будет использоваться как оружие сдерживания уже и маленькой страной. И это факт снижает вероятность принятия варианта силового «утихомиривания» Северной Кореи. Никто из экспертов ни в Америке, ни в России, ни в Японии не сможет точно угадать, каким количеством ракет и ядерных боеголовок реально владеет Ким Чен Ир.

 Предположительно, после проведенного в мае подземного ядерного взрыва у Северной Кореи осталось 5 ядерных устройств (на одно устройство примерно 8 кг плутония) и примерно 16-20 кг оружейного плутония. В совокупности с географическим рельефом, противодесантной подготовленной обороной морского побережья, тысячами подготовленных подводных, воздушных камикадзе и бригадами снайперов, даже с устарелым вооружением Пхеньян вынуждает вести с ним переговоры. Основным требованием является возобновление переговоров и возврат к Рамочной договоренности (РД) 1994 года, на что неохотно идет руководство США, поскольку таким образом ставится вопрос о целесообразности нахождения американского военного присутствия на юге полуострова, да и обо всей стратегии США в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

 Сложность ситуации заставила власти всех перечисленных стран отнестись к этим пускам ракет и подземным взрывам очень серьезно.

 Видимо, настал момент, когда международное сообщество должно пересмотреть систему обязательств для членов ядерного клуба. Для официальных ядерных держав: Америки, России, Китая, Франции, Великобритании, которые выполняют ряд взятых обязательств, и неофициальных ядерных держав, владеющих ядерными и ракетными технологиями или близкими к ним: Индии, Пакистана, Израиля, Бразилии, Германии, Японии, Ирана.

Выводы для России

 Москва в этой ситуации оказалась в сложном положении. Пхеньян уже не расценивает ее в качестве своего союзника. Если в октябре 2006 года КНДР официально информировала МИД России о своем первом испытании ядерного оружия, то на этот раз Пхеньян просто проигнорировал Москву. Следует признать, что именно с помощью советских специалистов в 1965 году был построен исследовательский ядерный центр в Йонбене и смонтирован первый атомный реактор ИРТ-2000. Десятки северокорейских специалистов прошли обучение и стажировку в закрытых ядерных НИИ СССР.

 В этой связи Россия обязана не лакировать корейскую ядерную и химическую опасность, а совместно с другими государствами на деле, а не на словах выполнять Резолюцию Совета Безопасности ООН. Обсуждение же сложившейся ситуации на Корейском полуострове в Совете Безопасности ООН выявило различные подходы к оценке рисков для отдельных стран и групп стран, и, соответственно, различные предлагаемые меры по нормализации ситуации. Однако, мировое сообщество обязано заставить Пхеньян уважать его мнение и требования. .Хотя на закрытом заседании Совета Безопасности ООН по вопросу пусков баллистических ракет Северной Кореей представитель России при ООН Виталий Чуркин, при поддержке китайского представителя, выступил против санкций в отношении Северной Кореи, думается, что определенные выводы Россия сделает. Россия, кажется, готова поддержать жесткую резолюцию в отношении КНДР. И, естественно, Россия должна присоединиться и к политико-дипломатическому давлению, принуждая Пхеньян к шестисторонним переговорам. Сейчас странам необходимо найти баланс между жесткой позицией и дипломатией, поиском которого обеспокоен в первую очередь Китай. Пока не ясно, на какие ответные меры решится мировое сообщество.

Одни из самых очевидных – это ужесточение санкций против Северной Кореи и контроль над ввозом и вывозом товаров, который ранее никогда не осуществлялся.

Угрозу, которую представляют ядерные испытания Пхеньяна и распространение ракетно–ядерных технологий, нельзя рассматривать вне контекста анализа целостной картины общей ситуации как в АЗТР, так и в конкретной ситуации отношений между странами «шестерки». Вычленить ситуацию с проведенными испытаниями Северной Кореей ядерного боеприпаса из общего контекста ситуации в мировой и азиатско–тихоокеанской политике практически невозможно.

 Пуски северокорейских ракет и испытания подземных ядерных зарядов создали ситуацию «момента истины». Для азиатских государств, не только вовлеченных в шестисторонний формат переговоров по проблеме Северной Кореи, появляется необходимость создания Азиатской международной многосторонней структуры. В которой ведущие азиатские страны имели бы постоянную площадку для плановых и регулярных прямых контактов на уровне министров иностранных дел, торговли, министров обороны, предложения которых по сложным вопросам выносились бы на форумы руководителей азиатских стран.

Эти события привлекли внимание всего мира к проблемам нераспространения ядерного оружия, разобщенности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, отсутствию международной системы сдержек и противовесов.

 Ныне существующие АНЗЮС, СЕАТО, Азиатский банк развития (АБР), Азиатско–Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АГЮВА), Комиссия Южно–Тихоокеанского региона (КЮТР), Форум Южно–Тихоокеанского региона (ФЮТР), Южноазиатская Ассоциация регионального сотрудничества (ЮАРС), Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), Центрально Азиатское сотрудничество (ЦАС) не включают все страны Азии, а только государства одного региона. Существующие региональные конфессиальные структуры, как, например, Конференции исламских государств, тоже не в состоянии решать множество сложных международных вопросов безопасности.

По аналогии с ЕС, в перспективе в Азиатском регионе должно начаться формирование такой структуры, но этому всячески противится Вашингтон, принципиально отметая идею многополярного мира. Нравится или не нравится это европейским и американским государствам - другой вопрос. Но в этой структуре должны быть представлены все крупные азиатские страны: Индия, Китай, Россия, Пакистан, Корея, Япония, Индонезия, Тайланд, Иран.

Дата — 04 Июня 2009 года
Опубликовано — Полит Ру. 03.06.2009.



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru