Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Южные Курилы: как с ними быть?

Япония приобрела право на эти острова согласно условиям двух договоров с Российской империей – 1855-го и 1875 годов. Южный Сахалин отошел к Японии по условиям Портсмутского (1905) мирного договора после русско-японской войны. В 1924 году Япония предлагала России выкупить северную часть Сахалина, но сделка не состоялась. Повторно к этому вопросу японцы вернулись в апреле 1941 года при подписании пакта о нейтралитете, но Москва отказалась даже обсуждать это предложение. По завершении второй мировой войны, согласно Сан-Францискому мирному договору, Япония официально признала, что у неё нет прав на владение Южным Сахалином и Курильскими островами. Однако японская сторона считает, что острова Южных Курил (Минами Тисима) не входят в Курильские острова (Тисима), поэтому и должны отойти обратно к Японии, хотя на картах, изданных МВД Японии в 1930 году, эти острова изображены в составе Курильских островов.

В середине 50-х годов, после подписания советско-японской Декларации, СССР обещал передать японцам два островов (Хабомаи и Шикотан) после подписания мирного договора. Эти договоренности впоследствии были нивелированы.

В начале 2004 года японское правительство подготовило новый, неожиданный вариант урегулирования территориального спора, вариант Акихиро Ивасита. Суть его состояла в том, что у России остается самый большой и стратегически важный остров Итуруп, на который приходится около 60% всей спорной территории, а три остальных острова (Шикотан, Кунашир и Хабомаи) передаются Японии. Спустя полгода, в ноябре 2004 г., президент В.Путин подтвердил, что Москва готова выполнить обещание, данное еще в 1956 году, но в Токио отреагировали на это сдержанно: «Япония не изменит свою позицию в отношении территориального вопроса, согласно которой подписание мирного договора с Россией последует лишь за определением принадлежности всех четырех южнокурильских островов».

Помимо политических и экономических аспектов переговоров о судьбе Южных Курил должна выйти из тени и военно-стратегическая сторона проблемы.

Во-первых, по мнению многих японских экспертов, возможен пересмотр «мирной Конституции» 1947 года, что даст Японии формальные юридические основания для преобразования «сил обороны» в «армию». По нашему мнению, это не повлечет перехода Японии к силовой политике и не создаст проблемы противостояния с Россией. Япония как минимум на тридцать лет «подсела» на Сахалинскую газовую иглу и ей нет резона портить с Россией отношения.

 Во-вторых, за пересмотром японской Конституции последует пересмотр японо-американского договора о безопасности, который обязывает США защищать Японию. Можно предположить, что в новом договоре останутся формулировки, позволяющие американским войскам находиться на японских островах.

В-третьих, изменение статуса японской армии может ухудшить обстановку на российских дальневосточных сухопутных границах, поскольку реакция Китая здесь может быть двоякой. Наблюдая за ростом японской военной машины, Китай ускорит перевооружение своей армии, и расчеты российского министерства обороны на 10-15-летнее превосходство над китайской армией в силах и технологиях придётся подкорректировать цифрой вдвое меньшей. Не следует также забывать о территориальном споре между Китаем и Японией из-за архипелага Сенкаку и проектах разработки нефтегазовых месторождений в Восточно-Китайском море. Вероятно также что, воспользовавшись некоторым ослаблением позиций США в АТР при выводе части американских войск, Китай постарается достичь своей главной ближайшей цели - объединения страны.

Как это повлияет на баланс сил в АТР?

 Ведь сил здесь немало: четыре государства региона – США, Россия, Китай и КНДР – обладают ракетными и ядерными технологиями.

 Район сложный.

 Российская группировка здесь включает силы Дальневосточного военного округа и Тихоокеанского флота. Состав: 2 армии, 1 армейский корпус, 10 мотострелковых дивизий (2 танковые дивизии), 3 укрепрайона, 3 артиллерийских дивизиона, 9 бригад; вооружение: 3900 танков, 6400 БТР и БМП, 3000 артиллерийских систем, 54 ОТР, ВВС и ПВО - 345 машин.

 На вооружении Тихоокеанского флота всего подводных лодок – 24, надводных кораблей – 71. На острове Сахалин дислоцируются: штаб 58 армейского корпуса, 33 мотострелковая дивизия, отдельный вертолетный полк, 166 полк связи и отдельный инженерно-саперный полк.

 На Итурупе – 97 отдельная береговая арлиллирийская батарея.

 Личного состава в группировке США, Японии и Южной Корее около одного 1 миллиона человек. Танков около 3,5 тысяч; боевых самолетов около тысячи; более 200 вертолетов; надводных кораблей - 102; подводных лодок -14.

 Непосредственно на острове Хоккайдо, к которому примыкают спорные острова, дислоцируется японская Северная армия в составе трех пехотных и одной танковой дивизии, насчитывающих: личного состава 45300 человек, 489 танков и бронетранспортеров. Группировку авиации и ПВО на острове составляют части Северного авиационного направления - около 80 боевых самолетов и два зенитно-ракетных дивизиона.

 Группировка КНДР насчитывает 847 тыс. личного состава, 2770 танков; 2440 бронетранспортеров; 646 боевых самолетов; 86 боевых кораблей, в том числе 51 подводная лодка. На территории Шеньянского военного округа КНР размещаются 4 полевых армии в составе 10 пехотных и двух танковых дивизий, которые насчитывают 250 тыс. человек.

Эта гремучая смесь - вооружённые силы пяти государств - в совокупности является крупнейшей воинской группировкой в мире и соблюдение равновесия в ней представляется одинаково важной задачей для всех.

 России в этой ситуации следует определиться со стратегической географией. К сожалению, создав прецедент и отдав Китаю два острова, Россия в переговорном процессе с Японией поставила себя в сложное положение. Выбор перед Москвой непростой. И здесь надо учитывать, что в ряде вопросов Япония старается дистанцироваться от США и прилагает максимум усилий к тому, чтобы уменьшить американскую войсковую составляющую на своей территории. В этом ключе надо рассматривать и передислокацию американских войск с Окинавы на Гуам, и частичную передислокацию войск США из Южной Кореи. Сейчас японцы настаивают на том, чтобы американцы вывели эти подразделения, на что есть несколько причин.

 Главная из них – Токио стремится уменьшить свою зависимость от ситуации на Корейском полуострове: если США начнут военную операцию против КНДР, то ответным ударом северокорейцы накроют Японию. Именно поэтому японское правительство создает систему ПРО как сугубо национальный проект (хотя эти работы ведутся в тесном взаимодействии с американцами и по согласованным с ними планам).

 По состоянию на начало 2009 года наземный эшелон ПРО Японии включал восемь зенитных ракетных комплексов «Патриот» ПАК-3 (дальность перехвата баллистических целей до 25 км на высотах до 15 км). Четыре этих ЗРК, входящих в состав 1-го отдельного зенитно-ракетного дивизиона, зоной ответственности которого является Столичный район, развернуты на авиабазе Ирума (30 км северо-западнее Токио). Другие четыре ЗРК, входящие в состав учебного зенитно-ракетного дивизиона, развернуты на авиабазе Хамамцу. К середине 2010 года предусмотрено довести количество развернутых ЗРК «Патриот» ПАК-3 до 16, что, по расчетам японских военных, позволит в совокупности с морским эшелоном ПРО организовать противоракетную защиту основной части территории страны.

Дополнительные восемь ЗРК «Патриот» ПАК-3 намечены к развертыванию в составе 4-го отдельного зенитно-ракетного дивизиона (авиабаза Гифу) и в составе 2-го отдельного зенитно-ракетного дивизиона (авиабаза Касуга). В составе морского эшелона ПРО Японии на сегодня – два эсминца типа «Конго», оснащенных доработанной под задачи ПРО многофункциональной системой управления оружием (МСУО) «Иджис» и противоракетами «Стандарт-3» модель 1А (дальность перехвата баллистических целей до 300 км на высотах 70–250 км).

Позиция Японии, а она является ближайшим союзником США в АТР, в последние годы в какой-то степени повторила позицию Турции в Иракской войне. Турция тоже является ближайшим союзником США на «Большом Ближнем Востоке», но шесть лет назад турки запретили пролет американских самолетов для открытия северного фронта в Ираке. Сейчас они не уступают американцам Черное море, самостоятельно проводя операции «Блексифор». Похожая ситуация складывается в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где ближайший союзник американцев Япония в ходе шестисторонних переговоров по корейской ядерной проблеме в каких-то случаях отказывалась от поддержки Соединенных Штатов.

Спустя 64 года после войны меняются геостратегические интересы, происходит переоценка ценностей.

 В заявлениях, исходящих из Токио, отмечается, что Япония не видит в России врага, и это симптоматично. Начинается смена стратегических ролей, экономика заметно преобладает над политикой. И возможно, это поможет переговорам по проблеме Курильских островов.

Дата — 16 Мая 2009 года
Опубликовано — Фонд стратегической -культуры



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru