Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Кто и что угрожает России.

На пространство безопасности России, как мирового игрока, воздействуют процессы, идущие и предполагаемые на пространстве Европы, Африки, Ближнего Востока, Центральной, Юго-Западной и Юго-Восточной Азии, Азиатско-Тихоокеанского региона, Северной Америки. Примером тому, может служить проблема американской ПРО, как элемент передового базирования средств ядерного нападения. Первый район ПРО расположен в Северной Америке (на Аляске). Второй – совместный морской компонент японо-американский в Японском море. Третий район планируется разместить на территории Польши и Чехии. Четвертый район – на территории Великобритании. Не следует забывать о совместной израильско-американской ПРО на Ближнем Востоке.

Вооруженные Силы в краткосрочной и долгосрочной перспективе должны строиться в соответствии с характером внешних угроз. На сегодняшний день можно сформулировать несколько основных угроз для национальной безопасности России: распространение ОМУ (оружие массового уничтожения); угроза возможного развала Китая; возможная угроза со стороны США и НАТО; угроза ввода иностранных войск, в нарушение устава ООН, на территорию сопредельных государств; угрозы, связанные с возможными несанкционированными пусками одиночных ракет; угроза со стороны, так называемого "международного терроризма", замороженные конфликты Южного Кавказа; очаги напряженности на Ближнем Востоке. Угрозой последнего времени для России, стали споры о пересмотре принадлежности Ледовитого океана. Угроза НАТО о силовом решение иранской ядерной проблемы. Угрозой является продажа за рубеж современного оружия и техники, не имеющейся в достаточном количестве в российских вооруженных силах. Наибольшую угрозу для России представляет нестабильная обстановка в Афганистане. Возникновение военных конфликтов в отдельных регионах (районах) Мирового океана.

Главную угрозу представляет распространение ОМУ. Распространение оборудования, технологий и компонентов, используемых для изготовления ядерного и других видов ОМП (оружие массового поражения), а также технологий двойного назначения, которые могут использоваться для создания такого оружия и средств его доставки, возможность его применения в региональных конфликтах, возрастающая в таком случае вероятность выхода кризиса за рубеж региона. Раньше опасность использования оружия массового уничтожения в основном предопределялась тем, что в противоборство было непосредственно втянуто относительно небольшое число государств, обладающих ОМУ. Теперь вероятность его применения в конфликтных ситуациях может значительно расшириться как за счет роста числа стран, обладающих ОМУ, так и за счет его "транспортировки" в конфликтные зоны извне. Прекращение существования двухполюсного мира, сопровождаемое распадом ряда государств, изменило конфигурацию границ. Резко усилились территориальные споры. Расширилось конфликтное пространство, частью которого стала вроде бы "успокоенная" Хельсинкскими договоренностями Европа. В таких условиях растет опасность "интернационализации" последствий "расползания" ОМУ.

 Все возрастающая опасность со стороны КНР. Проблема, влияющая на пространство безопасности на дальневосточных рубежах, но о которой политкорректно стараются не распространяться политики. Это пористость и наличие спорных участков границы между Китаем и Казахстаном, Китаем и Вьетнамом, Китаем и Тайванем. Несбалансированность вооруженных сил. Слабо прикрытые территориальные претензии к соседним странам, декларируемые во внутриполитических дискуссиях. Демографическое давление на приграничные страны. Если разгорится конфликт с Китаем, в нем будут применены все средства вооруженной борьбы. КНР, по оценкам многих экспертов, уже выходит на передовые позиции в Евразии. Противостоять такому гиганту при каком-либо конфликте в одиночку практически невозможно.

 КНР – одна из пяти общепризнанных стран, владеющая ядерным оружием. С 2003г. Пекин обладает технологиями управляемых космических полетов и одними из крупнейших в мире Вооруженными силами. Сегодня Вооруженные силы Китая строятся в соответствии с концепцией «стратегических границ и жизненного пространства», которая разработана для обоснования и правомочности ведения ВС Китая наступательных боевых действий в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Концепция базируется на представлении, согласно которому рост населения и ограниченность ресурсов вызывает естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшей экономической деятельности государства и увеличения его «естественной сферы существования». Предполагается, что территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». «Стратегические границы жизненного пространства» должны перемещаться по мере роста «комплексной мощи государства» (под ней понимается совокупность экономики, науки и техники, внутренней политической стабильности, военной мощи).

Концепция КНР подразумевает перенесение боевых действий из приграничных районов в зоны «стратегических границ» или даже за их пределы. При этом причинами военных конфликтов могут стать сложности на пути «обеспечения законных прав и интересов Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР)». Фактически, данная концепция определяет цели и задачи современного китайского экспансионизма, в сферу которого вовлечены те территории России, которые активно заселяются китайцами. Долговременная программа строительства Вооружённых сил Китая состоит из трёх этапов. По окончании первого (2000г.) ВС достигли способности защитить жизненные интересы Китая, в том числе путём успешного ведения локальных войн низкой и средней интенсивности по всему периметру границы, а также «эффективно сдерживать и устрашать потенциальных противников». На втором этапе (до 2010г.) ВС должны превратиться в силу, «гарантирующую расширение стратегических границ и жизненного пространства». На третьем этапе (до 2050г.) предполагается завершение формирования ВС, способных «одержать победу в войне любого масштаба и продолжительности с использованием всех средств и способов ведения вооруженной борьбы».

 Хотя указанная концепция не называет прямо направление, в котором будут расширяться «стратегические границы жизненного пространства» Китая, достаточно очевидно, что это может быть только Россия, в первую очередь, её восточные регионы, прилегающие к границе с Китаем, а также Центральная Азия, в первую очередь – Казахстан. Восточная Сибирь и Дальний Восток РФ обладают гигантской территорией и природными ресурсами, при этом достаточно быстро сокращающемся населением. Схожая ситуация имеет место в Казахстане. В Индокитае (другом потенциальном направлении китайской экспансии) ситуация во всех отношениях является прямо противоположной: недостаток территории и природных ресурсов при высокой плотности коренного населения. Индия в качестве направления экспансии, разумеется, рассматриваться не может, по меньшей мере, по причинам географического (между Китаем и Индией лежат Гималаи) и демографического (население Индии почти равно по численности китайскому населению при гораздо меньшей площади территории). То, что экспансия Китая будет вестись, главным образом, в направлении России, подтверждается как ведущейся в этой стране официальной пропагандой, так и характером военного строительства в КНР.

Следует подчеркнуть, что в Китае вся полнота власти остаётся в руках коммунистической партии, поэтому как официальная пропаганда, так и научные труды находятся под полным контролем партийных органов и отражают исключительно официальную точку зрения. Потому ссылки на то, что рассуждения о возможной военно-политической экспансии КНР могут отражать позицию неких маргиналов, не имеющих реального отношения к реальной власти (как это нередко бывает в современной России), заведомо неубедительны. В настоящее время официальная китайская историография рассматривает действия России в отношении Китая, начиная с XVII века, исключительно как агрессию, а все договоры, кроме Нерчинского – “неравноправными” и “несправедливыми”. Во многих китайских источниках даже Нерчинский договор рассматривается как уступка со стороны Китая.

Следует подчеркнуть, что КНР не следует представлять в качестве иррационального агрессивного тоталитарного режима. Его политическое руководство в высшей степени рационально. Однако перед этой страной стоит комплекс весьма серьезных проблем: демографических, экологических, экономических. Можно лишь сказать, что сочетание этих проблем таково, что решение одних ведет к усугублению других. Экспансия с целью захвата территорий и природных ресурсов в среднесрочной исторической перспективе является для Китая, возможно, единственным способом избежать серьезнейшего кризиса, угрожающего самому существованию этой страны как единого целого. Хотя экспансия эта, предположительно, будет носить, в первую очередь, экономический и демографический характер, нельзя исключать и прямой военной экспансии.

 Не исключено, что угроза со стороны США и НАТО является на сегодняшний день угрозой гипотетической, но вполне вероятно может стать реальной. В военном плане несение боевого дежурства стратегических бомбардировщиков и атомных подводных лодок США в Северном Ледовитом океане и Северной Атлантике. В политическом плане это вычленение блоком НАТО калининградского анклава и создание предпосылок для давления на Россию под угрозой размещения вдоль границ воинских контингентов участников блока. В военно-технической сфере – это модернизация бывшей инфраструктуры ВС СССР и Варшавского блока, способствующей развертыванию крупных передовых группировок войск, которые реально могут представлять угрозу России. Увеличение глубины воздействия тактической авиации НАТО с аэродромов новых членов практически на глубину европейской части России. Расчленение системы базирования Балтийского флота на Калининградскую и Санкт-Петербургскую, резкое сужение действий Черноморского флота, и попытки военно-морского проникновения на Каспий.

 Расширение НАТО на восток – это возможность появления в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и крупных воинских контингентов. Значительное влияние на изменение уровня безопасности оказывают процессы трансформации Вооруженных сил США и расширение НАТО на Восток в регионы Кавказа, Средней и Центральной Азии, не снижаемые, к сожалению, сотрудничеством в рамках Совета Россия-НАТО. Появление серых неконтролируемых зон в Европе и дисбаланс в вооружениях порождают новые проблемы в контроле над обычными вооружениями. Ухудшение отношений России с НАТО, связанные с трансформацией группировок США в Европе и размещением радиолокационных станций НАТО и США в Великобритании, Норвегии, Латвии, Литве и Эстонии. Открытие базы противоракетной обороны США в Польше и РЛС на территории Чехии. Мало похожие на добрососедские отношения Россия – страны Балтии и связанные с этим проблемы с переездом российских граждан, проживающих в Калининградском анклаве, и споры по статусу «неграждан» в странах Балтии.

Приблизившейся к границам СНГ Североатлантический альянс, невнятно обосновывающий свое продвижение к Черному и Каспийскому морю и свои базы в Средней Азии. Настораживает и возможное развязывание нового вооруженного конфликта с Ираном, непосредственно примыкающего к южным границам СНГ. Включение все большего и большего количества стран в альянс существенно снижает внутреннюю устойчивость и дееспособность альянса в целом. Известно, что чем больше элементов в управляющей системе, тем сложнее управление и согласование действий, и снятие возникающих между ними противоречий. Решение Рижского саммита НАТО о развертывании ПРО не исключает использование элементов воздушного базирования на самолетах в разрешенных коридорах воздушного пространства для обеспечения деятельности войск НАТО в Афганистане. Возведенный в ранг стратегической доктрины переход НАТО к практике силовых (военных) действий вне зоны ответственности блока и без санкции Совета Безопасности ООН чреват угрозой дестабилизации всей стратегической обстановки в мире. Увеличивающийся технологический отрыв ряда ведущих держав и наращивание их возможностей по созданию вооружений и военной техники нового поколения создают предпосылки качественно нового этапа гонки вооружений, коренного изменения форм и способов ведения военных действий.

Угроза ввода иностранных войск, в нарушение устава ООН, на территорию сопредельных государств.

Угрозы, связанные с возможными несанкционированными пусками одиночных ракет, в том числе и с ядерными боеголовками с территорий соседних стран, обладающих ракетными и ядерными технологиями, в том числе и с ядерными боеголовками с территорий КНДР, КНР, Ирана, Пакистана, представляют реальную, а не виртуальную угрозу для России. Между этими государствами налажено сотрудничество и обмен ракетными технологиями. Эти государства располагают ракетами средней дальности, которые могут поражать цели на расстоянии 2000 км. Территория России и Евразии находится в их зоне досягаемости и поражения.

Угроза со стороны так называемого "международного терроризма". Все увеличивающиеся угрозы исламского терроризма при финансовой поддержке его основных центров со стороны партнеров и союзников США – Саудовской Аравии и Пакистана. Масштабы терроризма требуют все большего вмешательства Вооруженных сил. Существующее мнение о том, что борьба с терроризмом – дело спецслужб, не совсем верно. Несмотря на транснациональный характер террористических угроз, за ними всегда стоят конкретные государства. Другими словами, за формально внутренней угрозой, фактически стоит внешняя угроза. Следует прямо сказать, что главную угрозу представляет исламский терроризм, основными спонсорами которого являются граждане Саудовской Аравии и Пакистана. Не меньшую угрозу для России представляет исламский экстремизм и радикализм. Исламский экстремизм с его непримиримостью к гражданскому светскому обществу и стремлением к его замене исламским, устроенным по законам шариата; не допускающий раздельного сосуществования государства и религии, и требующий единства мечети и государства; нетерпимостью к международному праву; опорой на методы дестабилизации ради продвижения своих целей, несет одну из наиболее сложных проблем в области безопасности. Последние десятилетия показали тенденцию «разворота исламского экстремизма» в сторону ранее закрытого для него пространства Крыма, Кавказа, Средней и Центральной Азии.

 Не меньшую опасность для России представляет существование нежизнеспособных государств на границах России. Из них наибольшую угрозу для России представляет ситуация в Грузии, возглавляемая националистским руководством, не признающим права меньшинств на самоопределение. Оно не способно самостоятельно существовать без иностранной помощи и решать созданные им же территориальные проблемы, не имеет рычагов влияния на ситуацию коррумпированности и самой крупной на территории СНГ организованной преступностью (треть руководства криминального мира СНГ составляют этнические грузины или выходцы из Грузии), вольготно себя чувствующей при грузинском договорном правосудии. Совет Европы отмечает, что Грузии не удалось выполнить в общей сложности 33 обязательства и рекомендации, взятые Тбилиси на себя при вхождении в Совет Европы.

Грузия на южном Кавказе стала испытательным полигоном для проверки в реальных боевых условиях теоретических положений натовской военной мысли и новых технологических наработок в области вооружений, совершенствования тактики частей вооруженных сил, оснащенных новым оружием, создание воздушных, морских и наземных группировок. Война армии Грузии против Южной Осетии и Абхазии может рассматриваться как начало нового витка, выражаясь компьютерными терминами, перезагрузка конфликта. Это позволяет оценивать ее как новый тип войн, характерных на постсоветском пространстве после первого передела СССР, и начало второго передела по изменению «status guo». Думается, что это фаза перерастания цветной революции для изменения «status guo» по американскому (натовскому) сценарию. Возможно, что в ближайшей перспективе подготовка войск будет являться образцом для Азербайджана и Украины.

Угрозы для безопасности России несут конфликты, доставшиеся в наследство от СССР - Приднестровье, народно-карабахский, в Средней и Центральной Азии, а также нерешенные балканский и арабо-израильский конфликты. Ситуация в них может привести к локальным конфликтам с перспективой вмешательства соседних стран, а при определенных обстоятельствах и государств, входящих в НАТО (под предлогами и прикрытием ООН, ОБСЕ). На пространство безопасности сказываются замороженные конфликты (Приднестровья, Южного Кавказа), нерешенные балканский и арабо-израильский конфликты. Нерешенность территориальных проблем, вопросов территориальной целостности, как в Европе (Косовский конфликт), так и на ее границах (Грузия, Армения, Азербайджан). Нестабильная обстановка в Средней и Центральной Азии (на границах Узбекистана и Таджикистана) и Афганистане. При этом наибольшую опасность приобретает непредсказуемый конфликт в Ираке и вмешательство в планы строительства США по «Большому Востоку». Война шиитов против суннитов, курдов против арабов перерастает во всеобщую войну всех против всех, что негативно отражается на безопасности региона. Все эти войны грозят расползанию децентрализованного терроризма, бандитизма, бытовой вооруженной уголовщины по большей части региона. США уже отказываются от бесконечной войны, и практически начался вывод войск из Ирака. Однако США верны своей версии, и план навязанного строительства Большого Востока продолжает выполняться. Непрекращающаяся партизанская война в турецком Курдистане грозит в перспективе вылиться в полномасштабный военный конфликт Турции с РПК. Уже совершенно ясно, что план создать такой плацдарм в Ираке полностью провалился. На пространстве безопасности сказывается стремление Турции и Ирана к лидерству на Кавказе, явно выраженное в распространении своего влияния на постсоветские государства Южного Кавказа.

Угрозой последнего времени для России стали споры о пересмотре принадлежности Ледовитого океана. "Битва" России, США, Канады, Дании и Норвегии началась за Арктику пока в рамках дозволенного, но окончательно переходит из разряда гипотетической возможности в категорию очевидной геостратегической реальности. Российско-норвежские споры о пересмотре статуса Шпицбергена и условий рыболовства в его зоне. По данным геологической службы США, на дне Северного Ледовитого океана располагается около 25% мировых запасов нефти и газа, а также богатые залежи алмазов, золота, платины, олова, марганца, никеля и свинца. Неразведанные запасы углеводородов, залегающие в потенциально российской акватории, оцениваются учеными в 9-10 млрд. тонн условного топлива. Под «российским» льдом больше нефти, чем в странах ОПЕК, вместе взятых. Только запасы арктической нефти, по данным ООН, превышают 100 млрд. тонн, что в 2,4 раза больше всех ресурсов России. Арктические запасы нефти и газа, других полезных ископаемых, а также биоресурсы долгое время не осваивались из-за крайне затрудненного доступа к ним. По данным канадских ученых, в период с 1969 по 2004гг. объем льда на востоке Канадского арктического архипелага уменьшился на 15%. В некоторых местах на западе страны он снизился на треть. По прогнозам специалистов, уже к 2040г. из-за глобального потепления значительная часть Северного Ледовитого океана будет свободна ото льда, что существенно облегчит добычу природных богатств со дна и удешевит перевозки.

В Дальневосточной части России влияние оказывает Азиатско-Тихоокеанский регион, в котором находится Большая часть Китая, большая часть Юго-Восточной Азии. Регион, в котором сосредоточенна вторая по численности после Европы группировка войск, не считая группировки России и Китая. Только на корейском полуострове сосредоточена почти миллионная группировка КНДР и такая же у союзников Южной Кореи – США и Японии. Наибольшую угрозу для пространства безопасности этого региона несет предсказуемая политика Северной Кореи, которая за последние годы неоднократно проводила и пуски оперативно-тактических и тактических и баллистических ракет. Наличие под «боком» основных баз Российского Тихоокеанского флота маленькой ракетной страны, которая не считает нужным даже предупреждать соседние государства о предполагаемых пусках оперативно-тактических и стратегических ракет делает КНДР достаточно неудобным партнером и создает постоянную угрозу.

У России до сих пор не завершен процесс разграничения морских границ с США. Такое положение возникло в результате заключения 1 июля 1990г. Соглашения между СССР и США о линии разграничения морских пространств. С советской стороны его «подписывал бывший министр иностранных дел Э.Шеварднадзе (экс-президент Грузии), который дал согласие на его немедленное применение (до ратификации) на практике. Эта “линия разграничения” получила название “линии предательства Шеварднадзе” из-за ущемления рыболовных и государственных интересов России. США ратифицировали это Соглашение, Россия – нет. Ежегодно на самом оживленном в рыболовном отношении участке – Беринговом море – происходит существенное напряжение, вызванное задержанием американской береговой охраной российских рыболовных судов, которые обвиняются в нарушениях договорной линии морского разграничения. По-прежнему не удается снять территориальные претензии к России со стороны Японии (Курильские острова).

 Усиливаются угрозы национальной безопасности РФ в информационной сфере. Угрозы в информационной сфере тесно переплетаются с информационной безопасностью. Развитие мирового сообщества наглядно демонстрирует, что важнейшим фактором, определяющим развитие современного общества, является бурное внедрение информационных и коммуникационных технологий во все сферы современной жизни. Наиболее важным ресурсом, оказывающим все большее влияние на национальную безопасность, становится информация, циркулирующая в автоматизированных системах управления и связи. В тоже время, все в большей степени развертывается межгосударственная борьба за лидерство в информационной сфере. В международных отношениях давно в ходу такие понятия как "информационная война", "информационные войска", "информационное противоборство", "информационная операция".

И не факт, что армия, разбившая армию врага, выигрывает войну. Следует признать, что в России, в первые пять дней боевых действий против Грузии, проиграли информационную войну. На всех ее этапах. Хотя примеры уже были. США выиграли войну у Республиканской армии в Ираке, а Израиль победил в Ливане у «Хизбаллы» (в военном плане), но проиграв информационную войну, в сущности, проиграли войну в целом. В настоящее время Израиль еще больше проигрывал информационную войну против боевиков «ХАМАС».

Поскольку информация в России шла только на «своего жителя», не обращая внимания на мировое сообщество. Можно полагать, что впервые за всю постсоветскую историю авторитет России упал более чем у 9/10 странах мира. Российское население считает и воспринимает войну как справедливую, армия выполняет «операции по подержанию мира». Россияне поддерживают свое правительство, но армия попадает под огонь критики мирового сообщества. Стремление говорить на западном языке при описании происходящего в Южной Осетии не срабатывает так, как это работало на Западе, например, в случае с Косово. Причина проста – в распоряжении России нет того политико-информационного инструментария, которым располагают США и государства Западной Европы. Россия возвращается как серьезный игрок в регионе, способный не только сыпать гневными дипломатическими нотами или использовать свои поставки газа/нефти в случае очередного демарша бывших союзников или сателлитов, но и применять военную силу. Кроме того, РФ продемонстрировала редкую принципиальность в отстаивании своих национальных интересов, качество, до того считавшееся прерогативой США.

Угроза НАТО силового решения иранской ядерной проблемы. Задача закрепиться на Кавказе (в том числе и у северных границ Ирана) имеет для США стратегический масштаб. И тому есть подтверждения. Высказывания заместителя командующего войсками США в Европе генерала Чарльза Уолда о размещении в Грузии установок ТНААD (высотной зональной защиты) части группировок сил при возможной силовой акции против Ирана, и желание Пентагона получить шанс для проведения учений и операций в этой стране, не могут не вызывать тревоги у России. Именно территория Южного Кавказа может стать одним из плацдармов для новой войны против Ирана, что противоречит российским национальным интересам. В сообщениях прессы просочились несколько вариантов «умиротворения иранской атомной программы». Потеря контроля над ситуацией в Ираке коалиционной группировкой, потери которой достигли более 5000 человек убитыми и около160 тыс. ранеными, не считая гражданского населения, и где страна все больше и больше скатывается к гражданской войне.

Не меньшую угрозу представляют очаги напряженности на Большом Ближнем Востоке. Палестино-израильский конфликт, готовый перерасти в гражданскую войну.

Основными источниками противоречий и угроз извне, которые могут привести к возникновению военных конфликтов в отдельных регионах (районах) Мирового океана, являются: отсутствие соглашений о разграничении континентального шельфа (в прибрежных к России морях действуют всего несколько фрагментарных по характеру соглашений) и о разграничении исключительных экономических зон (имеется только советско-американское соглашение); неурегулированность претензий, связанных с островами и другими естественными образованиями суши и, в первую очередь, на акваториях Балтийского, Черного, Южно-Китайского, Охотского морей (острова в Финском заливе, Курильские острова и другие); отношение США к обязательствам по Конвенции ООН по морскому праву 1982г. и, как следствие, двойственный подход к вопросу о разграничении морского дна за пределами национальной юрисдикции прибрежных государств; периодическое развертывание и сосредоточение группировок военно-морских сил в районы военных конфликтов, проведение действий по морской блокаде, демонстрации и применению силы может привести к вовлечению в конфликт других стран, озабоченных защитой своих интересов; претензии США на безраздельное господство в Мировом океане в интересах защиты своих жизненно важных интересов. Угрозой является продажа за рубеж современного оружия и техники, не имеющейся в достаточном количестве в российских вооруженных силах.

Среди множества невоенных угроз для Россииугроза в пограничной сфере, для трубопроводных и энергетических систем, наркоугроза, экологическая угроза, отсутствия норм Международно-правовых норм производства и использования оружия не смертельного действия.

Угрозы в области пограничной сфере. Большая часть пограничной линии России не прошла соответствующего международно-правового оформления и не имеет статуса государственной границы, потому что не делимитирована (точно не определена на местности) и не демаркирована (не установлены пограничные знаки). Можно сказать, что эффективно действующая система мер по охране государственной границы России есть только там, где она совпадает с границей бывшего СССР (т.е. с Норвегией, Финляндией, Польшей, Китаем, Монголией и КНДР). С учетом сказанного выше многие пограничные территории России и соседних государств являются спорными. Среди них имеются как "официальные" (на государственном уровне), так и "неофициальные" (на уровне общественных организаций и партий). Так, например, Норвегия предлагает отодвинуть западную границу России на Баренцево море на восток и принять под свою юрисдикцию более 150 тыс. кв. км акватории. В свою очередь, Латвия выступает за возврат под ее юрисдикцию Пыталовского и Палкинского районов Псковской области. Договор с Литвой о демаркации границ был подписан в 1997г., но еще остались определенные разногласия между странами о проведении границы в районе озера Виштитис (Виштинец), на Куршской косе и в районе города Советска. Работы по установлению государственной границы между Россией и Украиной только проводятся. Этот процесс обещает быть достаточно сложным, т.к. между странами имеются достаточно серьезные проблемы. Спорным является также вопрос о прохождении государственной границы по акватории Азовского моря и Керченского пролива. Открытые границы оказались выгодны по большей части соседям по СНГ, а не самой России. В результате РФ захлестнули многомиллионные волны неуправляемой миграции.

 

 Угрозы для трубопроводных и энергетических систем – это не что-то абстрактное, а конкретное проявление в форме подрыва или выводе из строя нефте- и газопроводов, ЛЭП, не только в России и Иране, но и во Франции, Италии, Турции. Наиболее наглядно новые угрозы демонстрируются на примере систем безопасности газопроводов и нефтепроводов. По трубам, например, в России, транспортируется весь добытый газ, 99% нефти, половина продукции нефтеперерабатывающих заводов. Странно, что страны НАТО не хотят признавать эту угрозу, и считают, что энергетическая безопасность должна быть только в виде диверсификации поставок и затрудняют доступ России к стратегическим важным транспортным коммуникациям. «Увязывание» диверсификации энергоресурсов с поставками из России и стран Северо-Восточной Европы с положениями безопасности альянса НАТО. Энергетические проблемы и споры о безопасности прокладываемого по дну Балтийского газопровода вне территории Балтии и Белоруссии. Энергетические споры и незавершенность юридического оформления «газовых отношений» отношений России и Украины.

Технологические требования к безопасности трубопроводных систем, которые были в СССР, не применимы для ситуации современной России. У нее не только новая конфигурация границ, но и новые угрозы энергобезопасности, новые угрозы трубопроводных систем, и оценки их должны быть совершенно иными. России нужно принимать несколько кардинальных решений и мер для резкого улучшения системы безопасности на трубопроводном транспорте.

Наибольшую угрозу для России представляет нестабильная обстановка в Афганистане, где НАТО контролирует 2-3% всей территории, да и то только в дневное время. Альянс не смог решить ни одну из поставленных первоначальных задач и практически все больше и больше теряет контроль над ситуацией не только в восточных, южных и юго-восточных районах, но не способно предотвратить возможное столкновение между Афганистаном и Пакистаном, владеющим ядерным оружием. Преднамеренная самоустраненность НАТО от борьбы с наркомафией в Афганистане, и отказ в затягивании вопросов по совместной с Россией борьбе с ней, позволяет предполагать сговор руководства англо-американских спецслужб с афганскими полевыми командирами и наркодельцами. Сколь бы серьезными не были возможности одного или другого государства в борьбе с наркоагресссией, в одиночку ни одному из них с ней не справится, и только совместными усилиями можно минимизировать последствия этой агрессии. Единственный путь сокращения поставок наркотиков – это создание антинаркотического пояса вокруг Афганистана путем проведения совместных антинаркотических операций силами ЕС, НАТО и России на территории Афганистана и стран Центральной и Средней Азии. Проводимая НАТО операция, на первый взгляд, как будто дает основания ожидать, что напряженность в Ферганской долине и на южных границах Кыргистана и Узбекистана ослабевает. Однако, движению Талибан и группировке «Аль-Каиды» и Исламскому движению Узбекистана нанесен несущественный урон, и угроза конфликта, к сожалению, не исчезла и ситуация в Афганистане находится пока в неустойчивом равновесии. Поэтому совершенно ясно, что план создать присутствие и в Афганистане провалился, и рано или поздно американцы и НАТО покинут Афганистан. Создание «брошенного» Афганистана станет еще одной проблемой России.

 Экологическая угроза. Несмотря на спад производства и осуществление ряда природоохранных мер как на федеральном, так и на региональном уровне, экологическая обстановка в наиболее населенных и промышленно развитых районах страны остается неблагополучной, а загрязнение природной среды – высоким. Накопившиеся за десятилетия экологические проблемы нередко усугубляются проблемами, возникшими в последние годы (в том числе в результате ослабления государственного управления и поспешной приватизации собственности). За последние годы произошла деэкологизация государственного управления: сократилась государственная поддержка природоохранной деятельности, перманентные реорганизации (сопровождавшиеся снижением статуса и сокращением штатной численности и объемов бюджетного финансирования) поставили государственную систему охраны природы в критическое положение. Продолжение этого процесса реально угрожает разрушением природоохранных структур.

Угрозы отсутствия норм международно-правовых норм производства и использования оружия не смертельного действия, чаще называемого «гуманным» оружием, вошедшее в набор стандартных видов вооружения, применяемых в современной войне. К ним можно отнести оружие: акустическое – для создания беспричинного страха; низкоэнергетическое лазерное – для ослепления живой силы противника и систем наведения; сверх высокоточное излучение – для выведения из строя радиоэлектронной аппаратуры, нарушения работы головного мозга и центральной нервной системы; графитовые боеприпасы – для замыкания линий электропередач, электромагнитные бомбы – для создания мощного электромагнитного излучения; термическое оружие – для разогрева человеческого тела свыше 40 градусов Цельсия; ингибиторы (замедлители) сгорания любых видов топлива; клеящие и пенные обволакивающие составы – для сковывания движения техники и людей; инфразвуковое оружие совместимое с оптическим – для психологического воздействия; зловонные боеприпасы, способные вызывать страх и ужас.

 Появились новые угрозы сепаратизма, политического, национального экстремизма, коррупционные связи, наркомания, алкоголизм, безопасность транспорта

Дата — 11 Января 2009 года
Опубликовано — Сегодня от 11.01.2009



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru