Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Стратегия и тактика грузинской.

Согласно двум программам Пентагона в 2002-2007 годах (”Обучи и оснасти” и “Обеспечение операций стабильности”) более 5 тысяч грузинских военнослужащих прошли переподготовку. Пентагоновские специалисты и инструкторы помогли грузинской армии создать четыре батальона: 12-й «Коммандос», 23 Сачхерский горно-стрелковый, 11-й Телавский легкой пехоты, 13-й Шавнабадский легкой пехоты и смешанную бронетанковую Роту на 10-ти Т-72Б1 и 10-ти БМП-1/2. В рамках программы «Обеспечение операций стабильности» в Грузии американские инструкторы подготовили еще 3 тыс. грузинских солдат для участия в миротворческих операциях. В Турции были закуплены автоматы МР5А1(к) – 2500 шт.; штурмовые винтовки G3A3/А4 – 1500 шт. Между Грузией и Израилем был подписан контракт стоимостью 65 млн. долларов на поставку Грузии 7 тысяч современных штурмовых винтовок Т.А.R. 21 (Таvоr).Пока в Грузию поступило 1300 этих винтовок[1] (в момент обострения кризиса появилась информация о том, что Израиль приостановил военно-техническое сотрудничество с Грузией).

 В целом грузинская стратегия и тактика в ходе войны базировалась: на оперативной маскировке, на отличном знании местности большей частью офицеров (прошедших ротацию в миротворческом батальоне), на возможности использования израильского БПЛА «Гермес-450» со спутниковым наведением на цель высокоточными снарядами 4-РЗСО 262-мм М-87 «Оркан»; на поражение артиллерийских батарей и использование GPS и центров «организация огня» авиационной и артиллерийской поддержки войск, которые в реальном масштабе координировали нанесения ударов ВВС и артиллерии в интересах пехоты и тактов. Действия основывались на военной хитрости: преднамеренный отход грузинских войск на два-три квартала Цхинвала, с занятием их юго-осетинскими войсками и последующим артобстрелом и бомбардировкой. Также играло роль превосходство в возможностях действий в ночных условиях – за счет радиолокации и радиоразведки, за счет превосходства средств связи, спутниковой навигации и приборов ночного видения сухопутных частей.

 Грузинская армия была построена только для ведения наступления (блицкрига). Все учения последних лет («Огненный кулак», «Броня») могут рассматриваться как учения по захвату Южной Осетии и Абхазии. Окончательная тренировка (КШУ) трех бригад была проведена непосредственно по предстоящему наступлению. В первом эшелоне планировались действия 3 и 4 мпбр, во втором эшелоне - 1 мпбр, при поддержке артбригады и реактивного дивизиона, отдельного танкового батальона, центра радиоэлектронной борьбы, ВВС. Именно на той тренировке планировалось создать для нанесения удара шесть ударных групп.

В Грузии основное внимание к боевой подготовке уделялось ночным боям. Именно в ночное время суток грузинские войска владели преимуществом над российскими войсками. Грузинские танки Т-72-SIM-1, при посредничестве Израиля, прошли массивную модернизацию, включая оснащение GPS, тепловизорами, системой опознавания “свой - чужой”, наращивание брони.

 В основе подготовки частей и подразделений Грузии учитывались сильные стороны Российской армии: абсолютное превосходство в воздухе, на море, в тяжелом вооружении — при отсутствии у армии Грузии возможности организации современной ПВО, активных средств для противодействия ВВС на большей части грузинской территории.

Основная ставка в стратегии Грузинской армии против Российской армии была сделана на достижение максимального огня за короткой промежуток времени. Блицкриг - и овладение за 3-4 дня Цхинвалом и Джавой и захват Рокского туннеля. При этом, вероятно, предполагалось последующее «наведение конституционного порядка» в Абхазии с одновременной высадкой морских и воздушных десантов в Гальском районе и последующим наращиванием сил, а также захват к исходу первых суток Сухуми.

 Были учтены уроки не только Ближневосточных войн Израиля, но и опыт Афганской и Иракской войн. Поэтому в основу тактики пехотных бригад легли способы действий ударных групп, в составе которых были созданы штурмовые группы, и действия отдельных снайперско-диверсионных групп спецназа МВД «Гиа Гулуа» и «Омега». Планировалось, что каждая штурмовая группа включает две мотострелковые роты, танковый взвод и саперное отделение. Снайперско-диверсионные группы включают от 10 до 12 человек. В задачу «Блуждающих рейнджеров» входили: ведение разведки, минирование дорог в тылу Юго-Осетинских войск и, при выдвижении Российской армии, диверсии на коммуникациях и узлах связи.

Генштаб Грузии учитывал одновременную поддержку подразделений национальной гвардии «Лиахвского коридора», созданных в селах (Ачабети, Кехви, Курта, Хейти, Тамарошени), и грузинские гарнизоны сел (Аневи, Ередви, Нули, Прис). Предусматривался огонь с тыла батальона грузинских миротворцев (из состава коджорской бригады спецназа).

В ходе боев обученные и превосходно экипированные грузинские части, вооруженные турецким, израильским, немецким оружием, полностью изжили синдром поражения в предыдущей войне. С прорывом элитных частей на высвобожденную территорию входили войска МВД Грузии и проводили зачистки, в ходе которых забрасывали гранатами подвалы с мирными жителями. Радиолокационная станция Грузии в районе Гори, подаренная американцами, контролировала все пространство Кавказа. Благодаря преимущественной радиолокации, радиоразведке и пеленгации Грузия отслеживала все сотовые телефоны и наносила по ним поражение огнем. Следует отметить наличие великолепно подготовленных топографических карт и снимков большого разрешения из космоса Цхинвала и территории Южной Осетии, найденных у артиллерийских наводчиков.

 Грузинская авиация в условиях превосходства российской авиации принимала тактику, подобную той, которую югославы использовали в борьбе с натовской авиацией. Временное очаговое включение средств ПВО, организация засад на предполагаемых маршрутах полетов российской авиации мобильных зенитных систем "Тор-М1" и "Бук". Противопоставить что- либо этой тактике сложно.

Недостатком стратегии являлось отсутствие единого руководства. Каждой бригадой командовали два заместителя министра обороны и заместитель министра МВД. Грузинская армия была не готова к "бункерной" войне - к захвату хорошо укрепленных позиций на южной части Цхинвала, превращенных в укрепрайон, которые занимали армия и ополченцы Южной Осетии. Реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Град» могут бить только по площадям, но не годятся для нанесения точечных ударов и бесполезны для целеуказания. Большинство танков Т-72-SIM-1 действовали во втором эшелоне, поскольку грузинское командование берегло «усовершенствованные танки». Попытка перевода на цифровые технологии не увенчалась успехом. Сказалась слабая тренировка «центров организации огня», созданных с помощью израильских военных. Эти центры должны были в реальном масштабе времени координировать нанесение ударов ВВС и артиллерии в интересах пехоты и танков. В реальной боевой обстановке взаимодействие этих центров со штурмовыми группами, ротами и батальонами оказалось низким, особенно по эффективности поражения целей.

 Грузинская армия с 10.08.до12.08 воевала за счет самоорганизации. Артиллерийская поддержка работала только в том случае, когда командир лично знал номера мобильных телефонов артиллерийских офицеров. В ходе наземных боев артиллерия, РСЗО, авиация в течение 14 часов вела огонь на поражение, город практически полностью разрушен (около 70% зданий). Уровень огня сравним с огнем американской артиллерии и реактивными системами залпового огня во Вьетнаме, Югославии и Ираке. Но существенные успехи этoгo непрерывнoгo огня танковые части не смогли реализовать. Тыл «не сработал» из-за отсутствия боеприпасов, подразделения вынуждены были выходить из боя (1 батальон, 1 бригада) [2]. Из- за плохого взаимодействия грузинских войск не удалось избежать «дружественного огня» (удары по своим).

К отходу и арьергардным боям грузинская армия не было готова. В ротах и батальонах нет навыков оборонительного боя, а также боя в окружении и отходу. С отходом на грузинскую территорию в отсутствии оборонительных позиций войска были деморализованы. Отход превратился в беспорядочный побег. Качество резервиста в разы уступает качеству контрактника. Резервисты гибли потому, что им выдавали оружие, которое они впервые видели и не умели с ним обращаться. Многие из них дезертировали, и после этого резервистов перестали отправлять на фронт.

 К основным недостаткам действий грузинской армии следует отнести также неподготовленность оборонительных позиций и рубежей на территории Грузии. Правительство Грузии, похоже, не допускало возможность контрудара. Не мыслилось, что на наступление в Южной Осетии Россия ответит контрнаступлением. Отрицательное влияние на Грузинскую армию и МВД оказало длительное участие армейских подразделений в полицейских операциях против оппозиции. Приобретенные тактические навыки, приемы и методы для разгонов демонстрантов оказались неэффективными при столкновении с бойцами Юго-Осетинской и Российской армий.

[1] Илья Кедров. Проект «Великая Грузия»

 [2] Грузинский солдат рассказывает. http://www.ingushetiya.ru/forum_misc/msg_501328_501328.html

Дата — 14 Сентября 2008 года
Опубликовано — РолитРу.от 11 сентября 2008



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru