Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

"Силовая" реформа

Со своей стороны, Генпрокуратура недавно начала проверку деятельности СК. При этом в самой Генпрокуратуре уверяют, что проверка является плановой и не имеет под собой никакой "политической подоплеки". Перечень вопросов, которые планировали изучить прокуроры, затрагивает практически все стороны деятельности СК, начиная с того, как организован выезд следователей на место преступления, и заканчивая кадровой политикой комитета.

В Генпрокуратуре намерены проанализировать также, насколько эффективно расследуются убийства и коррупционные преступления. Особенно так называемые "глухари". Дело в том, что СК должен был создать специальные группы для расследования именно "зависших" дел, Вероятнее всего, прокурорская проверка СК является лишь внешним проявлением борьбы "силовых" кланов возбужденных по фактам убийств.

 Результаты работы сотрудников Следственного комитета будут сравниваться с теми, которых добивались следователи Генпрокуратуры до выделения их в отдельную структуру. Вероятнее всего, эта проверка является лишь внешним проявлением борьбы противоборствующих кланов среди "силовиков".

 В частности, между генпрокурором Юрием Чайкой и его первым замом, одновременно возглавляющим СК, Александром Бастрыкиным. Считается, что глава Следственного комитета принадлежит к крылу Игоря Сечина и Николая Патрушева. А противостоит этому клану группировка, к которой, в частности, относятся Виктор Черкесов, глава ФСО Евгений Муров и генпрокурор Чайка. В этом контексте начатую прокуратурой проверку деятельности Следственного комитета можно рассматривать как попытку реванша.

 Если же отвлечься от чисто аппаратной подоплеки противостояния Следственного комитета и Генпрокуратуры, то эксперты и политики по-разному оценивают перспективы СК. Если одни считают разделение функций прокурорского надзора и следствия упорядочиванием правоохранительной системы, то другие убеждены в обратном. Вместе с тем, почти все уверены, что преобразование породит некоторое число проблем организационного и юридического плана, на решение которых потребуется время.

Итоги реформы и впрямь приобретают порой довольно причудливые формы. Как будет теперь осуществляться надзорное производство, понимают очень немногие. Весь ужас заключается в том, что срастаются розыскная работа и следствие. Не имея возможности вмешиваться в ход следствия и вносить в него какие-то коррективы, сотрудники прокуратуры должны будут утверждать обвинительное заключение при передаче дела в суд.

В итоге государственные обвинители в форме мелкого саботажа уже начинают отказываться поддерживать обвинение в судах: говорят, что следователи не предоставили достаточной доказательной базы. Разделение труда между двумя структурами доходит до абсурда: пресс-служба СК отныне будет комментировать все вопросы, связанные с возбуждением уголовного дела и ходом следствия, а полномочия прокурорской пресс-службы будут распространяться на передачу дела в суд. Впрочем, выстраивание новой структуры внутри прокуратуры – это лишь часть схемы по созданию будущей Федеральной службы расследований (ФСР).

 Уже в ближайшее время могут появиться законопроекты, описывающие процедуру формирования и функционирования этого единого следственного органа страны. Высказывались предположения о том, что если опыт работы СК будет удачным, то создание ФСР начнется уже в 2008 году.

 Создание единой следственной службы обсуждалось еще в начале 90-х при разработке концепции судебной реформы. Тогда же, вместе с проектами законов "О муниципальной милиции", "Об общих началах участия населения в охране правопорядка" был опубликован проект закона "О Федеральном следственном комитете". Но из-за противодействия правоохранительных органов реформа не была осуществлена.

Повторно к этой идее о разделении функций надзора и следствия вернулся в 2001 году тогда еще заместитель руководителя администрации президента Дмитрий Козак, который предлагал в соответствии с международными стандартами, на базе следственного комитета МВД создать единый следственный комитет или Федеральную службы расследований, куда бы вошли следователи МВД, ФСБ, наркоконтроля и прокуратуры. При этом он предполагал отобрать у Генпрокуратуры следствие и передать эти функции в единый следственный орган, а то, что останется от прокуратуры, подчинить Министерству юстиции. Дискуссия по этому поводу возобновилась в 2002-2003 годах с началом реформы уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

После создания будущей ФСР, которая должна разрушить монополию на предварительное следствие, для того чтобы сфабриковать заказное дело, коррупционером пришлось бы подкупать сразу четыре независимые инстанции – оперативников, следователей, прокуратуру и суд. У существующих силовых ведомств бороться с коррупцией так, чтобы это убедило широкую публику, не получается. Кроме того, не нужно забывать и об уровне доверия граждан к структурам, на роль этих "борцов" претендующим. А вот российский аналог ФБР, не отягощенный никаким прошлым, с динамичным лидером и свободными от узковедомственных ограничений сотрудниками – совсем другое дело. В тоже время создание ФСР также является только частью масштабной реформы правоохранительной системы страны.

Своей очереди на рассмотрение в Госдуме ожидает законопроект "Об органах охраны общественного порядка в РФ". Согласно этому документу, российское МВД должно быть разделено на несколько структур, у большинства из которых есть заокеанский аналог. Вопрос о том, по какому варианту реформировать МВД – мягкому или жесткому – обсуждался до последнего момента. Мягкий подразумевал сокращение центрального аппарата МВД и переименование главков в департаменты. Понятное дело, что такие меры можно лишь с большой натяжкой назвать реформой. Жесткий вариант выглядит куда революционнее, именно его и возьмут за основу.

 Обновленное Создание ФСР является только частью масштабной реформы правоохранительной системы страны министерство будет стоять на четырех столпах – федеральной полиции, федеральной гвардии, федеральной службе расследований и муниципальной милиции. На преобразования в системе МВД сейчас возлагаются большие надежды. От министерства ожидают смены репрессивного имиджа на образ "защитника" для повышения доверия населения.

 Правда, в Кремле необходимость реформы объясняют в основном чисто правовыми и прагматическими соображениями: финансирование органов внутренних дел должно соответствовать конституционным положениям о федерализме и местном самоуправлении. Другими словами, если финансирование муниципальной милиции осуществляется из региональных и местных бюджетов, то этими деньгами не может распоряжаться федеральное министерство. То есть, основной смысл реформы как раз и заключается в том, чтобы разделить МВД на две неравные, но взаимодействующие части – "федеральную" и "местную". Так что, о появлении четырех новых совершенно самостоятельных ведомств речи не идет. Ведь муниципальные "шерифы" станут частью местного самоуправления, а остальные блоки останутся под управлением "федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел".

Дата — 26 Декабря 2007 года
Опубликовано — Новая поликика



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru