Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Стратегические уроки второй ливанской войны для российской армии

Международные уроки

Сейчас вдоль северной границы Израиля создается «зона безопасности» в прежних границах, в которой в отличие от прошлых лет будут дислоцироваться не только миротворческие силы ООН в количестве 15 тысяч человек, но и 15 тысяч военнослужащих ливанской армии. По заявлению премьер-министр Ливана Фуада Синьоры, Ливан разместил на юге страны правительственные войска. Возможно, что разъединение «Хизбаллы» и Израиля может затянуться на неопределенно долгое время.

 Можно отметить новое в действиях миротворческого контингента ООН в Ливане. Военнослужащим ООН разрешено использовать военную силу для поддержания перемирия, о чем настаивал Израиль. Вместо обезоруженных ооновских патрулей появятся вооруженные солдаты, что, возможно, облегчит им выполнение миротворческих функций.

Преднамеренная утечка сведений о «владении Израилем ядерным оружием» говорит о том, что в израильском руководстве изменились подходы к ядерному вопросу. Следует ожидать, что Израиль, начав компанию по «легализации» ядерного вооружения и пересмотру «ядерной неоднозначности», признает полностью или частично свои ядерные возможности и, может быть, согласится с ликвидацией своей ядерной монополии на Ближнем Востоке. Но одновременно, взяв и политические обязательства, он заявит о своем праве применить ядерное оружие при условиях угрозы для существования государства. За последние девять лет, начиная с 1998 года, в Израиле неоднократно пересматривалась политика ядерной двусмысленности. Ранее условием изменений концептуальных подходов в ядерной политике при все возрастающем уровне арабского противостояния считалось наличие «двух мирных лет». Однако итоги второй ливанской войны, возможно, изменили подходы к этой проблеме, и руководство Израиля посчитало, что такой момент наступил. Такой вынужденный шаг Израиля позволит США и другим ядерным державам настаивать на применении более жестких мер как к арабским государствам, так и в первую очередь к Ирану по ужесточению режима инспекций на ядерных объектах.

  Итоги второй ливанской войны должны побудить руководство российского правительства и российской армии заняться решением одной из главных проблем – разработкой стратегии и уточнением теории использования современных армий, в том числе российской, в возможной в ближайшие десятилетия противопартизанской (противомятежной) войне в условиях широкого использования наземно-подземных комплексов и сооружений.

Судя по американским источникам, в американской армии США/US Army и Корпусе морской пехоты США/US Marine Corps, на основе изучения опыта Ирака, Афганистана и многих иных конфликтных мест такого рода было опубликовано руководство по борьбе с инсургентами (Counterinsurgency Field Manual 3-24/MCWP 3-33.5), предназначенное для офицеров, командующих батальонами и более крупными частями и соединениями. В нем рассматриваются история (в том числе анализируется опыт России и СССР), идеология, стратегия и тактика инсургентов, а также методы борьбы с ними. Главными целями контринсургентских кампаний названы: "Обеспечение легитимности правительства", "Единство всех структур, занятых в борьбе с инсургентами", "Упор на политические методы", "Усиление разведки", "Инсургенты должны быть изолированы от групп поддержки", "Безопасность должна обеспечиваться лишь на основе верховенства закона", "Терпение — контринсургентские операции могут тянуться весьма долгое время". Приводятся и примеры "парадоксов" подобной войны. Например, "чем больше командир стремится обезопасить своих солдат, тем более опасной будет их жизнь", "иногда, чем больше сил используется, тем худшие результаты достигаются", "чтобы добиться большего успеха, требуется использовать меньше сил, но действовать с большим риском", "иногда ничегонеделание — лучшая реакция", "тактический успех ничего не гарантирует" и "успешный опыт сегодняшнего дня не сработает завтра и в другом месте".

Несомненно, в российской армии также должны быть разработаны не методические разработки и рекомендации по ведению боевых действий в горно-пустынной местности, а разделы боевых уставов по особенностям ведения боевых действий в противопартизанской войне.

 Второй урок. Непропорциональное количество специалистов одной воинской специальности в высшем руководстве армии (в частности, в израильской армии – летчиков) привело в целом к перекосу в основных усилиях руководства армией. Основное внимание в ущерб другим войскам было уделено ВВС, поскольку бывший начальник Генштаба АОИ (ранее командующий ВВС) генерал-лейтенант Дан Халуц был убежденным приверженцем концепции воздушной войны. Еще в 2001 году он подчеркивал: «Широкомасштабное использование наземных подразделений проблематично из-за потерь гражданского населения. Решающее слово в войне принадлежит авиации. Поэтому нужно отказаться от некоторых догм, например, концепции, согласно которой победа непременно означает территориальные приобретения». И уж совсем категорично генерал Халуц утверждал: «С моей точки зрения, нужно вообще прекратить использование такого понятия, как бой на суше». В Израиле, например, из-за этого упор был сделан на авиаудары, а приготовления к войне на земле шли ни шатко ни валко. Другой пример — передача в 2001 году из разведывательных войск, подчиненных Разведывательному управлению Генерального штаба АОИ, в ВВС беспилотных летательных аппаратов-разведчиков, что уменьшило возможности разведывательных частей сухопутных войск, не увеличив при этом разведывательные возможности ВВС.

 Анализ реальных боевых действий АОИ позволил сделать вывод о том, что излишняя или завышенная оценка действенности авиации даже в условиях абсолютного превосходства в воздухе не может служить гарантией решительного поражения противника и уничтожения возможности продолжения им активного вооруженного сопротивления. Опыт военных действий в Ливане показал, что силами только одной авиации даже в условиях слабой ПВО невозможно разгромить партизанское движение и достигнуть поставленных задач. Кроме того, вторая ливанская война наглядно показала, что победа над сепаратистами и террористами достигается, по словам американского эксперта Noam Ophir в работе “Look Not to the Skies: The IAF vs. Surface-to-Surface Rocket Launchers” «не только с помощью ударов авиации и флота, в том числе и применения всевозможного высокоточного вооружения», а прежде всего с помощью сухопутных войск. Поэтому роль сухопутных войск при всех условиях, в том числе и при современных операциях и боях, не только не уменьшается, но и остается основной, когда речь идет о действиях на земле.

 При первом министре обороны СНГ маршале авиации Шапошникове все усилия направлялись в основном на развитие авиации и ПВО. В бытность министром обороны Павла Грачева непропорционально много в руководстве армии было десантников, и крен в подготовке штабов и войск делался на десантную подготовку. При министре обороны маршале Игоре Сергееве перекос был сделан на превосходстве РВСН, ракетных войск и артиллерии. Наличие в Российской армии непропорционально большого числа специалистов внешней разведки и специальных служб ведет «к перекосу» в подготовке штабов и войск в сторону борьбы с диверсионными и террористическими угрозами (как и у Игоря Иванова). Необходим разумный подход при определении структуры высших эшелонов руководства армии.

Третий урок. Локальные войны в XXI веке трижды (первый раз в войне в Чечне, второй раз в войне коалиционной группировки во главе с США в Ираке, третий раз во второй ливанской войне) показали, что при выигрыше на поле боя итоговые результаты были полностью затемнены просчетами и фактическим поражением в информационных войнах. В рамках информационной войны и АОИ, и «Хизбалла» использовали дезинформацию и вхождение в сети управления противника, передавали ложные команды, адресованные конкретным командирам подразделений. Заслуживает внимание опыт «Хизбаллы», которая за 34 дня не допустила публикации ни одной фотографии из районов подземно-наземных коммуникаций или панорамных фотографий занимаемых позиций. Однако пропаганда, направленная на «своего жителя», без учета мнения мирового сообщества, в целом ведет к информационному поражению.

 Вторая ливанская война показала, что в состав специальных сил Российской армии должны войти информационные войска, аналогов которых в мире до сих пор не имеется. Их задача — формирование нужной реальности в общественном сознании, психологическое подавление противника, информирование и дезинформирование, нарушение информационных сетей противника и защита своих. Видимо, российскому руководству и руководству российской армии следует начать работу по созданию новой службы или даже рода войск – информационных с учетом уроков прошедшей войны.

Четвертый урок. Анализ использования на поле боя обеими сторонами беспилотных летательных аппаратов не только подтвердил все возрастающее значение их применения в целях разведки, наблюдения, нанесения ударов по выявленным целям, но и высветил проблему для АОИ их своевременного обнаружения и уничтожения, так как имеющиеся на вооружении АОИ радиолокационные комплексы оказались бессильны при решении этой задачи. Один из важных уроков второй ливанской войны состоит именно в том, что беспилотные летательные аппараты даже в руках ливанской «Хизбаллы» обеспечили доставку взрывчатых веществ на глубину 95 км израильской территории, а в руках израильских военных это каждодневная практика в режиме «он-лайн» — вести постоянное наблюдение за полем боя, сопровождать цели и наводить авиацию. Поэтому в материалах 12 комиссий в Израиле, расследующих причины неэффективного использования современного вооружения, о беспилотных летательных аппаратах говорится только положительно, но одновременно поставлена задача по разработке РЛС, способных распознавать беспилотные летательные аппараты.

Однако Военно-техническая комиссия России приняла в 2006 году решение — до 2012 года отказаться от разработки беспилотных ударных самолетов и аппаратов, которые предлагали совместно фирмы «Иркут» и «Яковлев», а также компания «Сухой». Россия в этом отношении отстает от наиболее развитых стран, от США и Израиля – очень намного, от Индии и Пакистана — лет на десять. Во всем мире идет соревнование за первенство в этой области, поскольку в перспективе (если, конечно, говорить о сохранности человеческой жизни) за беспилотными аппаратами явное преимущество при нанесении ударов по объектам в глубине обороны противника. В частности, в Пентагоне поставлена задача создания «тяжелых» БПЛА, которые могут закрыть «брешь» — существующую сейчас неспособность наносить удары с помощью истребителей и бомбардировщиков по таким целям, как ракетные комплексы и другие стратегические объекты, находящиеся в глубине территории неприятеля. Для этой цели разрабатывается «Боевая беспилотная авиационная система» — Unmanned Combat Air Vehicle, UCAVJ (взлетный вес — 45 тонн, боевая нагрузка — 4,5-7,0 тонн, продолжительность непрерывного нахождения в воздухе – более 50 часов, реализация технологии «стелс», кратность использования, возможность дозаправки в воздухе).

Отсюда следует вывод, что итоги второй ливанской войны требуют не только пересмотра и отмены ранее принятого решения Военно-технической комиссии Российской Федерации по свертыванию программ производства беспилотных летательных аппаратов до 2012 года, но и восстановления программ по конструированию и производству беспилотных летательных аппаратов различного назначения. Кроме того, необходимо решение сопутствующей проблемы — разработки новых систем радиолокационных станций для обнаружения и опознавания беспилотных летательных аппаратов и других малоразмерных воздушных объектов и целей, так как имеющиеся на вооружении российской армии РЛС, так же как и израильские, бессильны при решении этой задачи.

 Пятый урок. Следует упомянуть о сопутствующей проблеме, аналогичной БПЛА, – отказе России от модернизации крылатых ракет воздушного базирования. Если говорить о баллистических ракетах воздушного базирования (БРВБ), то следует напомнить, что все российские стратегические бомбардировщики дислоцируются на двух аэродромах. При подъеме в воздух, где они могут находиться до получения приказа, может пройти сколь угодно много времени. Но новые носители – крылатые ракеты воздушного базирования класса воздух–земля не производятся. После выхода США из Договора по ПРО 1972 года ничто не останавливает Россию на пути восстановления баллистических ракет воздушного базирования (БРВБ), ограничения на которые были введены.

 Шестой урок. Вторично при локальных войнах в XXI веке, первый раз в войне в Ираке в 2003 году, массированного применения израильских аэромобильных подразделений как отдельной части ВВС не получилось, за исключением высадки десанта в предпоследний день войны. Все попытки командования АОИ организовать отдельные операции силами аэромобильных частей или поддержку наступающих пехотных батальонов и бригад закончились неудачей. Поэтому основная нагрузка в ходе всей войны в израильской армии легла на пехотные и танковые бригады. Учитывая опыт второй ливанской войны для России, можно полагать, что передача армейской авиации в состав ВВС и ПВО была ошибочным решением. Целесообразно армейскую авиацию вывести из состава ВВС и ПВО и вновь передать в состав сухопутных войск, восстановить командование армейской авиации в сухопутных армиях и корпусах.

 Седьмой урок. В современных условиях боевых действий, когда время на принятие решения по огневому воздействию сведено к минимуму, а средства разведки позволяют обнаруживать противника на достаточно большом расстоянии, исключающем визуальное опознавание, неоднократно отмечался, как указали израильские аналитики, «огонь по своим». Особенно — огонь израильской артиллерии и танков по разведчикам и спецназовцам, или огонь и удары ВВС и танков по постам ООН в Южном Ливане, или артиллерийские удары и удары ВМС по выдвигающимся израильским подразделениям на приморском направлении. Нанесенные краской опознавательные знаки на технике в условиях сильной запыленности становились трудно различимы. Для визуального опознавания автотранспорта использовались цветные полотнища, размещенные на корме машин.

 Для российской армии, судя по опыту проведения антитеррористической операции в СКВО, такая проблема также актуальна, поэтому российскому руководству необходимо принять решение на сопрягаемость морских, сухопутных и воздушных средств связи и управления. Требуется принятие решения о разработке систем «свой – чужой» для оружия и боевой техники разных поколений, разновидовых вооружений, взаимодействия сухопутных войск и ВВС, специальных войск и сухопутных войск, ВМФ и ВВС, ВМФ и сухопутных войск. Для обеспечения комплексного огневого поражения на приморских направлениях необходимо решить проблему по состыковке топографических основ морских и общевойсковых карт на прибрежных зонах морей и океанов.

Восьмой урок заключается в том, что российская армия не должна капитулировать, как и израильская армия, перед давлением прессы, родителями, потерявшими своих сыновей и создающими такую атмосферу, при которой командиры, имеющие боевой дух, готовые воевать, изгоняются из армии. Полностью можно согласиться с мнением израильского эксперта: «Офицеров, готовых и умеющих воевать, не только не продвигали, но совершенно открыто продвигали тех, про которых было известно, что они воевать не умеют и не будут. Сейчас мы знаем, что если у офицера во время выполнения операции погибнет солдат, его карьере придет конец. Так завершили свою карьеру офицеры с боевым настроем, готовые воевать и выполнять данный им приказ, не говоря уже о том, что из операций, где армия несла потери, можно было извлечь немало уроков». Если раньше израильская элита, как и российская элита, видела свою цель в том, чтобы служить своей стране, то теперешняя элита потеряла прежние ценности. За последние пятнадцать лет известны единичные случаи, чтобы дети российской элиты проходили службу в армии. Как тут не вспомнить Петра Великого, у которого большинство дворянских детей прошли через армейскую и флотскую школу «для блага государства Российского».

Дата — 29 Сентября 2007 года
Опубликовано — Институт Ближнего Востока



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru