Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Сильный ход Путина

С появлением ядерного оружия СССР и США одновременно стали разрабатывать системы предупреждения о ядерном нападении. Для определения старта баллистической или крылатой ракеты по пламени ее двигателей стали запускать разведывательные спутники. Начали разрабатывать и строить мощные РЛС для определения траектории полета стратегического носителя. Соединив эти показатели можно было определить, когда и где упадут ракеты и точку возможного перехвата для уничтожения носителя до разделения боеголовок. С 16 января 1979 года в СССР была принята на вооружение космическая система обнаружения стартов баллистических ракет с ракетных баз США, а на боевое дежурство были поставлены 8 РЛС различного типа. Практически это глаза и уши российской противоракетной обороны по всему периметру государственной границы. При этом для контроля ракетной угрозы на наиболее опасных направлениях были построены РЛС типа "Днепр", "Дарьял" и "Волга". В том числе в Азербайджане была построена РЛС типа " Дарьял". Информация с этих станций, разбросанных по периметру границ России почти мгновенно выводится на дисплеи системы "Крокус" и позволяет главнокомандующему оценивать обстановку и принимать решения об ответных действиях.

 Габалинская РЛС контролирует огромное пространство от восточной Африки до Индонезии включительно. В этом пространстве расположены страны Ближнего Востока (Иран, Ирак), и все страны Персидского залива и Красного моря (Эмираты, Саудовская Аравия, Кувейт), Афганистан, Пакистан, страны африканского Рога (Судан, Эфиопия, Кения, Сомали), Индия, Шри-Ланка, западная часть Китая и большая часть северной акватории Индийского океана.

В целом российская (также как и американская) система предупреждения о ракетном нападении состоит из двух эшелонов: наземного и космического. Структурно Отдельный радиотехнический узел РО-7 входит в состав 1-й дивизии предупреждения о ракетном нападении 3-й армии ракетно-космической обороны, Космических войск России и является частью наземного эшелона. Кроме нее в составе этого соединения водят еще тринадцать отдельных радиотехнических узлов различного назначения. Станция предназначена для надгоризонтного обнаружения старта баллистических ракет и крылатых ракет в метровом диапазоне, и контроля за космическими объектами на дальности до 6 тыс. км. с южного стратегического направления.

На боевом дежурстве станция находится с 1985 года. В период с 1977 по 2001 год станция использовалась только в информационно – аналитических целях, часть информации передавалась азербайджанской стороне. Между правительствами Азербайджанской республики и Россией 25 января 2002 года подписано Соглашение о сдаче Габалинской РЛС в аренду на 10 лет. Соглашение определяет порядок использования российской стороной РЛС, являющейся собственностью Азербайджана и входящей в состав системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и контроле космического пространства (СККП), информация с которых передается на центральный командный пункт СПНР в подмосковном Солнечногорске, подчиненном космическим войскам России. Обслуживаются РЛС 1100 российскими военнослужащими и гражданскими специалистами. За эту информацию и эксплуатационные расходы Россия ежегодно перечисляет Азербайджану 7 млн. долларов.

 Первые сообщения о возможном совместном с США использовании РЛС, арендуемой Россией у Азербайджана, появились в мае 2007 года. Посол России в Азербайджане тогда заявил, "что Россия может рассмотреть вопрос о совместном с США использовании Габалинской РЛС, как альтернативе планам размещения американского радара ПРО на Кавказе". Поэтому для российских экспертов заявление президента Путина 7 июня по совместному с США пользованию Габалинской РЛС не стало неожиданным, в отличие от опешивших западных СМИ. Предлагая США совместное использование Габалинской РЛС, Россия показывает, что она признает существование угрозы со стороны Ирана и готова оказать помощь.

 Для России это заявление президента является логическим продолжением ранее сделанных заявлений и его следует рассматривать как шаг, вполне соответствующий национальным интересам. Во-первых было продемонстрировано реальное желание к сотрудничеству по важнейшей теме безопасности и взаимная заинтересованность России и США в противодействии "новым угрозам". Во-вторых, это практическое предложение по сотрудничеству достаточно реально, так как в качестве основания для размещения ПРО в Европе американская сторона называла именно угрозу со стороны Ирана.

В случае принятия этого предложения Вашингтоном, для национальных интересов России было бы выгодно увеличить сроки работы РЛС в активном режиме. Сейчас по договоренности с Баку станция в излучающем режиме работает 20 % всего времени. Для России реальную угрозу представляют возможные несанкционированные пуски ракет с этого направления. Для американской стороны также появится возможность контроля территории, где по ее данным возможны пуски баллистических ракет.

Следует отметить, что это второе реальное предложение по сотрудничеству России и США по противодействию новым угрозам. Несомненно, что не смогли бы так быстро американцы справится с движением "Талибан" в Афганистане, если бы не Путин, который посоветовал руководителям стран Средней и Центральной Азии открыть воздушное пространство для пролета американских и натовских самолетов и дать согласие на размещение баз США, Франции и Германии в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане. Во многом это связано с тем, что тогда Россия не могла самостоятельно решить проблему дальнейшего продвижения Талибана на север. И сейчас, как и тогда, сотрудничество с Вашингтоном отвечает российским национальным интересам.

В третьих, таким образом, Путин ответил на предложение Вашингтона по совместному "совершенствованию ПРО", которые ранее сводилось к просьбе выделить несколько российских баллистических ракет, на которых США проводили бы тренировки.

 Думается, что американцы "заволокитят" это предложение и будут настаивать на параллельном развертывании РЛС и ПРО в Чехии и Польше. Свидетельством такой политики являются первые заявления госсекретаря США Кондолизы Райс о том, что, несмотря на предложение России, США все равно будут настаивать на размещении элементов системы ПРО в Восточной Европе. Мотивация для отклонения предложения, возможно, будет следующая. Скажут, что этой станции уже 20 лет (началось ее строительство в 1976 году, закончилось – в 1987), что через 5 лет ее ресурс будет практически исчерпан. Что технические параметры станции не соответствуют американским требованиям, хотя особой модернизации для приведения их в соответствие не требуется. Третьим поводом для отказа от сотрудничества станут разговоры о том, что станция не адаптирована к американской системе предупреждения о ракетном нападении и не сопрягается с системой ПРО. Четвертым препятствием может быть отсутствие на данном направлении позиций противоракет, хотя российский президент предложил разместить их на территории Турции или северного Ирака.

Можно предположить, что американская сторона спустя несколько месяцев откажется от предложения президента России под всяческими благовидными предлогами или увяжет, как это было ранее, сотрудничество по проблемам ПРО с требованиями "больше демократии" для отдельных групп российских граждан.

Заявление Райс о неизменности планов США по развертыванию ПРО в Европе, сделанное после предложения Путина, говорит о направленности политики Вашингтона против России.

 При таком развитии событий у России останется "чистая совесть", увеличивается пространство для маневра в переговорных процессах, которые касаются и дальнейших переговоров по ПРО, и договоренностей о наступательных вооружениях, и договора о сокращении обычных вооружений. При этом все последующие действия России, которые, я думаю, будут осуществлены через месяц-два, будут подкреплены этой инициативой нашего президента. При отрицательном ответе США по совместному использованию Габалинской РЛС, в какой бы форме он не выражался, Россия начнет развертывание более мощных СПРН типа "Воронеж", которая будет устанавливаться для замены станции в Габале, но на территории России. При этом Москва начнет проводить более жесткую политику для защиты своих национальных интересов в сфере ПРО, но уже с другими партнерами и союзниками.

Дата — 15 Июня 2007 года
Опубликовано — НОВАЯ ПОЛИТИКА (novopol.ru)



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru