Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Несанкционированные санкции.

За примерами не нужно далеко ходить. На слуху пример, связанный с выводом Группы российских войск из Грузии, когда части и подразделения выводятся в необорудованные городки, а Государственная Дума, на словах защищающая права военнослужащих, только месяц назад ратифицировала соглашение между Грузией и Россией. Еще одним примером этой практики (сначала непродуманное решение, а задним числом – оформление его законодательного обоснования) может служить и отправка мостостроительного батальона в Ливан. Наша Дума только за сутки до отправки успела принять нормативный акт. И, наконец, нельзя не упомянуть опубликованное на прошлой неделе сообщение о том, что в Государственную Думу поступил законопроект, регламентирующий введение санкций против других государств. Но при отсутствии законодательно разработанной базы санкции против Грузии практически уже действуют около месяца.

 Не имея четких критериев оценки грузино-российских отношений, большая часть наших СМИ, говоря о резком ухудшении взаимоотношений между двумя странами, употребляет понятия «блокада», «санкция», «война». «Морская блокада», «почтовые санкции», «информационная война» – такие словосочетания встречаются постоянно, в силу чего обычному читателю не видно разницы между этими понятиями, которые и в словарях растолковываются по-разному.

Блокада, санкции или война?

Большой толковый словарь дает несколько определений слова блокада, от английского (blockade) [1]. Военное толкование – окружение города войсками с целью прекращения его связей с внешним миром и принуждение к капитуляции. Дипломатическое толкование – система мероприятий, направленных на изоляцию какого-либо государства с целью принуждения его к выполнению каких-либо требований. Экономическая, финансовая, информационная, таможенная. Медицинское толкование – метод лечения, основанный на временном нарушении связей органов и тканей с центральной нервной системой. Физиологическое толкование – прекращение или нарушение деятельности какого-либо органа, в результате отсутствия каких-либо нервных импульсов.

 Дипломатический словарь рассматривает санкции в международном праве (от латинского sanctio – строжайшее постановление) [2]: термин, который подразумевает 1) один из структурных элементов нормы международного права, 2) принудительные меры по уставу ООН, 3) формы международно-правовой ответственности, 4) реторсии и репрессалии.

В свою очередь реторсии (от позднелатинского retorsio – обратное действие) [3] – не связанные с использованием вооруженных сил, правомерные принудительные меры, принимаемые государством в ответ на нанесенный ему моральный или материальный ущерб или недружественный акт другого государства, без нарушения международного права. Целью реторсии является прекращение недружелюбных действий со стороны государства и предотвращение их в будущем. Реторсии не могут быть аналогичными по своему характеру недружелюбным действиям со стороны другого государства, в связи с которыми они применяются, но по степени тяжести должны быть соразмерными, т.е. пропорциональными.

Кстати, в советские времена  СССР  прибегало к реторсиям в 1930 году, в связи с установлением некоторыми странами ограничений на торговлю с СССР. Может быть применено и в случае дискриминационного правового режима против российских граждан.

 Репрессалии – (от позднелатинского repressaliae – удерживать, останавливать) [4] – принудительные правомерные действия государства, предпринимаемые в ответ на наносящийся ему ущерб в нарушение норм международного права. Цель репрессалий– заставить государство-нарушитель прекратить незаконные действия, возместить ущерб и предотвратить повторение подобных актов в будущем.

 Длительное цитирование словарей необходимо для того, чтобы понятнее было, какие же все-таки меры предпринимает Россия. Понятно, что, говоря дипломатическим языком, Россия ввела реторсии и репрессалии, но непонятно, для каких конечных целей, поскольку ничего не было объявлено. Различные толкования этих действий высшими должностными лицами внесли только путаницу в общественное сознание.

Кремлевская путаница целей, учений и топорной инициативы.

 Министр иностранных дел Сергей Лавров сказал, что «основная цель экономических санкций против Грузии, введенных РФ накануне – остановить «милитаризацию» этой страны», добавив, что «Россия не планирует в ближайшее время восстанавливать транспортное сообщение с Грузией». Он объяснил, что Россия намерена таким образом остановить рост военной мощи Тбилиси, считая, что грузинские власти настроены на военное решение конфликтов с отколовшимися автономиями Абхазией и Южной Осетией. «Эти меры направлены на то, чтобы пресечь незаконные денежные потоки, которые в больших количествах перетекают в Грузию». По заявлению Лаврова, в последние годы Грузия в значительных объемах покупает оружие, в том числе с нарушением международных правил, а деньги проходят по легальным и нелегальным каналам. «Мы надеемся, что предпринимаемые нами меры позволят если не полностью перекрыть, то существенно уменьшить этот поток, – сказал глава российского МИДа. – Мы не хотим потворствовать военным приготовлениям, мы не хотим помогать вооружать грузинский народ». Да, действительно, в июле 2006 года Грузия приняла изменения в бюджет на 2006 год, который в полтора раза – на $120 миллионов – увеличил оборонный бюджет. Заявление министра иностранных дел как будто понятно.

 Грузия назвала «провокацией и экономической блокадой маневры, которые проводит в Черном море российский флот». При этом министр обороны Грузия Мамука Кудава заявил по этому поводу, что Москва не согласовывала с Тбилиси учения, которые частично происходят и в грузинских территориальных водах, поэтому маневры мешают обычному движению судов из Грузии.

 В ответ на это заявление министр обороны России Сергей Иванов заявляет, что «не будет отменять учения из-за недовольства грузинской стороны. В настоящий момент пять кораблей российского флота во главе с ракетным крейсером «Москва» выполняют задание в центральной и восточной части акватории Черного моря».

Не делая по существу основного заявления Правительства РФ, объясняющего зачем, почему и для чего вводятся санкции, руководители России приводят те мелкие причины, которые не обосновывают введенные санкции, а только вызывают недоумение.

 Не может же быть причиной санкций внезапное открытие, сделанное нашим президентом, о том, что на продовольственных рынках России, оказывается, нарушается международное право «о предоставлении права торговли в основном гражданам своей страны». Не отвечает на эти вопросы и внезапно продолжившийся ремонт таможенного перехода на границе России и Грузии, проводимый российской таможней. Не объясняет причины введения санкций и ретивость Министерства внутренних дел, в рамках продолжения борьбы с терроризмом начавшего составление электронной базы данных о наличии незаконных мигрантов и местах их проживания на территории России с обхода московских школ. Сюда можно приплюсовать и невнятные бормотания руководителя Российских железных дорог о том, что РЖД отказываются от приобретения запасных частей Тбилисского вагонзавода, потому что начинают выпуск аналогичных запасных частей на территории России. А также не менее невразумительное заявление руководителя российского авиационного ведомства о том, что Грузия задолжала выплаты за «навигационное сопровождение», и неимоверное рвение Миграционной службы, только что заметившей грузин – незаконных мигрантов. Сюда же относится и мощная пиар-операция типа «маски-шоу», проведенная совместно налоговой инспекцией и финансовой разведкой, вдруг нашедшими «в центре Садового кольца миллионные суммы», проходящие мимо российского бюджета по вине «грузинских мафиози».

 Из всей перечисленной бурной антигрузинской деятельности российских силовых и не силовых структур не вытекает ясного понимания того, ради чего введены санкции. Для достижения каких целей проводится изоляция этого государства? Выполнения каких конкретных требований ожидает от Тбилиси московский Кремль?

 Российское общество из-за невнятности риторики нашего руководства действительно разделилось на понимающих (меньшинство), и не понимающих (большинство) действия российского правительства.

Это расслоение российского общества будет все больше увеличиваться, потому что Россия уже начинает проигрывать в информационном плане. Телевизионная пиар-кампания российских служб – «экстрадиция на родину лиц грузинской национальности» – только дала Тбилиси повод использовать в информационной войне Грузии против России факт смерти одного из высылаемых мигрантов. Не меньший вред имиджу России нанесло решение Минкультуры о запрещении гастролей грузинского танцевального ансамбля в Санкт-Петербурге. О глупом решении прекратить почтовые переводы и добровольно отказаться от того процента, что получал российский бюджет за операцию банковского или почтового перевода в условиях развитой банковской системы, и говорить не приходится.

Предполагаемые цели санкций против Тбилиси

 Отсутствие нормативной базы, регламентирующей введение санкций российским руководством в отношении Грузии, может свести на нет мощный правомочный аппарат введения международных мер принуждения, называемый реторсией и репрессалиями. Россия вновь оконфузилась: сначала прекратили транспортное сообщение, а потом спохватились, что правила введения санкций в новой России не разработаны.

В мировой практике в ходу несколько вариантов юридическо-правового порядка введения санкций. В Америке, например, санкции против других государств могут вводить даже мэры городов после одобрения городским советом. Президент США вводит в отношении других государств санкции, которые впоследствии получают одобрение Палаты Представителей. В Турции и Японии санкции вводятся правительством при одобрении большинства членов правительства. В ЕС санкции вводятся Советом министров или его профильными комитетами и вступают в силу после их одобрения Еврокомиссией.

 Россия же опять проявила свои «национальные особенности», задним числом пытаясь узаконить то, что было введено месяц назад. 28 октября два депутата, Владислав Резник и Владимир Плигин, быстренько внесли на рассмотрение Государственной Думы законопроект «О специальных экономических мерах в условиях международной чрезвычайной ситуации». Это надо понимать как внесение в пожарном порядке для рассмотрения в Госдуме законопроекта, дающего правовую основу для будущих объявлений и заявлений нашего Министерства иностранных дел. Можно предположить его быстрейшее рассмотрение и принятие Государственной Думой сразу с трех чтениях. Вот после принятия такого законопроекта и возможны официальные заявления Москвы и выставление требований к Тбилиси.

С большой долей вероятности именно на основе этого акта Министерство иностранных дел заявит о законности применения реторсий и репрессалий, конкретизирует, какие недружелюбные действия Грузии против России вызвали их введение, с какими целями и на какой период вводятся репрессалии, что конкретно требует Россия для возмещения ее морального ущерба, и какие именно действия Грузии не должны повторяться, какие действия правительства Республики Грузия могут считаться основанием для отмены и снятия санкций со стороны России.

Думается, что главной целью и основной идеей принимаемых всесторонних российских санкций против администрации Саакашвили может являться принуждение Грузии к уважению российского государства в целом и российских граждан в частности. Включая официальные извинения президентом Саакашвили за «лилипутина»; официальное расследование деятельности Ираклия Окруашвили в должности министра внутренних дел в части избиений российских солдат и офицеров в 2004 году на территории Южной Осетии; официальные извинения Ираклия Окруашвили, действовавшего уже в качестве министра обороны, за «фекальные массы», которое якобы будут готовы потребить в России (хотя Нино Бурджанадзе пыталась дезавуировать это высказывание неправильным переводом с грузинского на русский).

 Целью санкций также является не присоединение к России территорий Южной Осетии и Абхазии – о чем постоянно следует напоминать, а создание условий для принуждения Тбилиси к признанию прав национальных меньшинств в Грузии.

 Вероятно, не менее важной целью санкций является желание принудить Тбилиси выполнить рекомендации Совета Безопасности и ОБСЕ, подписав соглашение о неприменении силы с Цхинвали и Сухуми.

Не исключено, что одной из целей может стать и требование к Тбилиси провести мониторинг временно перемещенных лиц и беженцев. Грузия постоянно ссылается на трехсоттысячное число беженцев из Южной Осетии и Абхазии. Одновременно Тбилиси отказывается учитывать беженцев из центральной Грузии, нашедших приют на территории Северной Осетии или России, и не желает признавать того факта, что в Горийский район Абхазии уже вернулась часть беженцев. Еще часть грузинских беженцев выехали на заработки в Россию. А главное – режим Саакашвили, присвоив себе статус европейского государства, наотрез отказывается признавать европейскую трактовку и практику решения проблемы беженцев на территории всей Европы. Впрочем, и Европейский Союз, поддерживая позицию Саакашвили «о возвращении беженцев», забыл историю и практику решения этой проблемы на своем же континенте: после шести лет Второй мировой войны в Европе были миллионы беженцев и перемещенных лиц. В те времена было принято согласованное решение европейских государств не о возврате беженцев в места прежнего проживания, а о компенсациях для них.

Разумным решением этой сложной проблемы могла бы быть выплата всем беженцам (грузинам, русским, осетинам и абхазам) денежных компенсаций.

Санкции против руководства Грузии не должны сопровождаться депортациями российских грузин на территорию Грузии – они уже бежали в Россию и уже стали членами российского общества. Необходимо утверждение гражданского российского, а не национального патриотизма.

 На мой взгляд, нынешнее решение о введении Россией санкций против этнонационалистического популистского режима Саакашвили, к сожалению, принималось наспех, непродуманно, без соответствующего согласованного порядка действий и законодательного сопровождения. Затягивание Россией неопределенности в официальном обосновании введенных реторсий и репрессалий позволит грузинскому руководству не обращать внимание на эти санкции и допускать оскорбительные действия впредь.

Жаль, что поспешные, топорные действия российского руководства продолжают череду сериала «национальных особенностей» рыбалки, охоты, медицины, к которым по праву теперь можно приплюсовать и «национальные особенности введения санкций».

Примечания 1. Большой толковый словарь русского языка, С-Пб: «НОРИНТ», 2000. С. 84.

2. Дипломатический словарь. Т. 3, М: «Наука», 1986. С.12.

3. Дипломатический словарь. Т. 2, М: «Наука», 1986.С.463.

4. Дипломатический словарь. Т. 2, М: «Наука», 1986. С.462.

 См. также: • Сергей Маркедонов. Мирное наступление

• Дональд Рейфилд. “Это не ссора, а расторгнутый брак”

 • Дмитрий Куликов. Иран и Грузия в одном пакете

• Каха Бендукидзе. "Обмена политических взглядов на комфортную жизнь не будет"

• Алексей Миллер. Что мы узнали о себе и о своей стране за последнюю неделю

• Дмитрий Быков. Политика имманентностей

• Максим Кантор. Памяти российско-грузинской дружбы

• Виталий Лейбин. Убийства, мародерство и вопрос о власти

• Наталья Иванова. Потеря лица русской национальности

• Дмитрий Александрович Пригов. Осадок все-таки остался

• Борис Долгин. Удавшаяся провокация

• Алла Язькова. “Ставка на Гиоргадзе была бесперспективной изначально”

• Виталий Лейбин. Сколько в Грузии шпионов и предателей

• Сергей Маркедонов. Как противостоять провокации

Дата — 16 Ноября 2006 года
Опубликовано — Полит Ру



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru