Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Почему не сработали противоракетные щиты?

Пуски семи или десяти оперативно-тактических («Хвасон») и стратегических («Тэпходон-1» или «Тэпходон-2») ракет, произведенные вчера Северной Кореей, достигли целей, которые, судя по всему, отнюдь не планировались руководством страны. Вероятнее всего, это была демонстрация возможностей ядерных технологий государства для привлечения к нему внимания и попытка навязать шести странам, участвующим в переговорах по проблемам Корейского полуострова, свои правила игры.

 Кажется, КНДР перегнула палку, направив ракеты в сторону России. Для полноты картины не хватает пуска 5-10 ракет «с испытательными целями» в сторону Пекина. До сих пор только США и Япония предъявляли претензии КНДР – наличие собственной ядерной программы, выход из договора о нераспространении ядерного оружия и экспорт ракетной технологии в Иран и Пакистан. Тем самым, как считали в Вашингтоне, КНДР угрожает не только американским союзникам в АТР – Южной Корее и Японии, но и самим Соединенным Штатам. После вчерашних пусков о корейской проблеме заговорили и на Смоленской площади, где находится Российский МИД. Запуск ракет назвали «провокацией, существенно усложняющей ситуацию вокруг корейской ядерной программы».

Что собой представляют северокорейские ракеты?

Первые три советских комплекса «Скад» с дальностью стрельбы 300 км и весом боеголовки в 1200 кг корейцы получили от Египта в 1980 году. Ее скопировали, и с 1988 года на вооружении корейской армии появились ракеты «Хвасон-6». В том же году они были проданы в Иран, где получили название «Шехаб-1». Сирии, Ливии, ОАЭ и другим арабским странам было подано более 100 комплексов. С 1990 по 1995 годы корейскими специалистами была проведена модернизация ракеты, сведенная в сущности к механическому увеличению размеров ракеты вдвое. Ракета получила название «Нодон-1». Дальность стрельбы – 1500 км, вес боеголовки – 1200 кг. Эти ракеты были закуплены сначала Пакистаном, где получили название «Гхаури», а затем Ираном, где были названы «Шехаб-5». С середины 90-х годов началась разработка межконтинентальных носителей «Тэпходон-1» с дальностью 2500 км и «Тепходон-2 – с дальностью 7000 км. 31 августа 1998 года с полигона Мусудан – Ри была совершена попытка запуска искусственного спутника земли. По заявлениям северокорейских СМИ – запуск был удачным, но средства контроля за космическим пространством России и США не подтвердили этого факта.

 Однако Международному сообществу стало ясно, что Пхеньян владеет ракетными технологиями, равным технологиям СССР и США 60-х годов.

 О наличии у северных корейцев ядерного оружия еще в феврале 1990 года докладывал правительству СССР председатель КГБ. В те годы в центре атомных исследований в Йонбене была завершена разработка первого ядерного устройства. На переговорах США с Северной Кореей и Китаем представитель КНДР заявил, что ядерный плутоний они получили в обмен на ракеты, после переработки в Пакистане 8 000 ядерных стержней. Выделенного плутония при этом достаточно для производства 5-10 бомб.

 Это действительно напугало не столько США, которые не идут на ядерный шантаж, сколько ближайших соседей КНДР – Южную Корею, Японию, КНР и Россию. Внимательно отслеживая судьбу Хонекера (Германия) и Чаушеску (Румыния), особенно насторожившись после войны США в Ираке в 2003 году, власти в Пхеньяне пошли на решительную конфронтацию с Америкой, объявив всему миру в июне 2003 года, что Северная Корея является ядерной державой. Открытое признание ядерных амбиций явилось первым элементом торга, в который Пхеньян пытается вовлечь в первую очередь Вашингтон. Из шести стран, участвующих в переговорах по Корейскому полуострову, по мнению Ким Чен Ира, только Америка настроена на смену режима и возможную агрессию. Единственным средством сдерживания в противостоянии может быть ядерное оружие. КНДР же настаивает на двусторонних переговорах

Япония, Южная Корея, Россия и Китай настроены на мирное решение кризиса, хотя ни одна из сторон не рада перспективе ядерного вооружения Пхеньяна и высказывается резко против планов Северной Кореи. Все страны Азиатско-Тихоокеанского региона выступают за безъядерный статус Корейского полуострова и придерживаются политики вовлечения, осуществляемой Южной Кореей и рядом западных стран.

 Вооруженный конфликт на Корейском полуострове не отвечает интересам ни одной из стран шестерки. Для Южной Кореи это срыв основного плана объединения, на котором настаивает большая часть населения. Для Японии война невыгодна уже тем, что вероятность ракетных ударов слишком велика. При этом не исключено, что Пхеньян может использовать ядерное оружие при ударах по базам Америки в Японии. Для Китая военное противоборство тоже невыгодно во всех отношениях. Китай против наращивания военного присутствия Америки, а это, наоборот, возможно при военном конфликте. Китаю и России совсем не хочется радиоактивное заражение (в худшем случае) или нарастание напряженности вблизи своих границ. Для США втягивание еще в одну войну, при незавершенности операций в Ираке и Афганистане и неясности дальнейшего развития событий вокруг Ирана, чревато потерей всего Корейского полуострова, а это противоречит интересам Америки в этом регионе.

В этой связи полуночные пуски северокорейских ракет (в полночь по московскому времени, 20 часов по гринвичскому времени), без уведомления о предстоящих местах падения ракет, можно расценивать как демонстрацию и одновременно как следующий этап торга.

 Реально ни для России, ни для Америки серьезной опасности эти пуски не представляют. В Пхеньяне четко понимают, что соревноваться с США им не по силам, но с восточным коварством блефуют и ищут выгодные для себя условия для капитуляции.

Никто из экспертов ни в Америке, ни в России не сможет точно предсказать, каким количеством ракет и ядерных боеголовок реально владеет Ким Чен Ир. В совокупности с географическим рельефом, противодесантной подготовленной обороной морского побережья, тысячами подготовленных подводных, воздушных камикадзе и бригадами снайперов, даже с устарелым вооружением Пхеньян вынуждает вести с ним переговоры.

 Основным требованием является возобновление переговоров и возврат к Рамочной договоренности (РД) 1994 года, на что неохотно идет руководство США, поскольку таким образом ставится вопрос о целесообразности нахождения военного присутствия на юге полуострова, да и обо всей стратегии США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Кроме того, падает возможность развертывания ПРО не столько против КНДР, сколько для нейтрализации ракетно-ядерных средств Китая и России, в том числе и для защиты Тайваня.

 Сложность ситуации заставила власти всех перечисленных стран отнестись к этим пускам очень серьезно. Вашингтон находится в сложном положении. Во-первых, не завершены проблемы, связанные с войной в Ираке. Во-вторых, пойти на поводу у Пхеньяна и предоставить ему гарантии ненападения – значит признать ядерный шантаж. Сенат никогда не ратифицирует договор со страной «оси зла». Этот договор практически отодвинет на долгий срок договор об объединении двух Корей, и главное – не даст гарантий, что Пхеньян не будет экспортировать ядерный плутоний в «недружественные» страны. Но и отказ от предложений КНДР приведет к дальнейшему обострению ситуации.

Москва в этой ситуации тоже оказалась в не менее сложном положении. Хотя на закрытом заседании Совета Безопасности ООН по вопросу пусков баллистических ракет Северной Кореей представитель России при ООН Виталий Чуркин при поддержке китайского представителя выступили против санкций в отношении Северной Кореи, думается, что определенные выводы Россия сделает. Вероятно, основным вопросом к Северной Корее будет нарушение Пхеньяном своих добровольных обязательств 2001 и 2002 годов на мораторий таких пусков. Во всяком случае, падение ракет в эксклюзивной экономической зоне России будет расследовано парламентской комиссией.

Внезапные пуски корейских ракет достигли целей, не запланированных в Пхеньяне и ставших важными и неотложными на фоне предстоящего саммита «Большой восьмерки».

Видимо, настал момент, когда международное сообщество должно пересмотреть систему обязательств для членов ядерного клуба – официальных ядерных держав (Америки, России, Китая, Франции, Великобритании), которые выполняют ряд взятых обязательств, и неофициальных ядерных держав, владеющих ядерными и ракетными технологиями или близкими к ним (Индия, Пакистан, Израиль, Бразилия, Германия, Япония, Иран).

 Кроме того, пуски ракет реально показали, что Северная Корея пока не имеет межконтинентальных ракет, о чем было очень много заявлений, и пока не способна угрожать дальним соседям. Опасность больше касается самой Северной Кореи, где падают обломки ракет.

И, наконец, главный вопрос, который задают российские и американские эксперты, – почему разрекламированные возможности развернутых российских, американских и японских средств противоракетной обороны не смогли своевременно обнаружить и уничтожить групповой запуск северокорейских баллистических ракет?

Дата — 06 Июля 2006 года
Опубликовано — Полит Ру.



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru