Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

ВПК: "Свои" получают преимущества.

Стоит ли придерживаться обязательств по СНВ-2?

Скандальным выглядит решение ВПК об отказе в начале разработки новых тяжелых баллистических ракет массой более ста тонн на жидком топливе, способных донести до десяти ядерных боеголовок. Хотя Реутовское НПО машиностроения и КБ имени Макеева в Миассе предлагают новые ракеты. Запланирован только выпуск легких ракет «Тополь – М» и «Булава» с шестью ядерными зарядами. Дело в том, что все средства пойдут в Московский институт теплотехники (МИТ), где разрабатываются эти ракеты, и в Воткинск (Удмуртия), где эти ракеты производятся. Ранее министр обороны Сергей Иванов заявил журналистам, что «до 2012 года вопрос о тяжелых ракетах не стоит. В районе 2009 года мы рассмотрим перспективу до 2030 года и тогда решим, какие это должны быть ракеты». (1)

 Пикантность ситуации заключается в том, что директор МИТа Юрий Соломонов курирует в Военно-промышленной комиссии ракетное направление и, естественно, приложил все силы, чтобы «выдавить» выделение средств по разделу «ракетостроение» для своего проекта и для своего института. Мотивировка при обосновании в отказах ВПК в финансировании производителям жидкостных ракет проста и банальна. Везде и всюду Юрий Соломонов утверждает, что у конкурентов ракеты «вчерашнего дня», стоят дорого, морально устарели.

На самом деле жидкостные ракеты – самые мощные в мире. В настоящее время 4/5 ракетных систем в Ракетных войсках стратегического назначения РФ – жидкостные. Во всяком случае, при переходе всей нашей промышленности на твердотопливные ракеты Россия может распрощаться с первенством в космических исследованиях, поскольку без выделения средств на фундаментальные исследования и без опытных пусков технологии жидкостных ракет они явно придут в упадок. Легкие ракеты в ближайшее десятилетие не смогут выводить в космос тяжелые грузы. Кроме того, с выводом США (с 1998 года) на орбиту 4 спутников радиолокационной разведки «Лакросс» и введением в эксплуатацию разведывательной системы «Дискавери -2», состоящей из 24 космических аппаратов с РЛС работающих в 3-см диапазоне, мобильные «Тополя» утратили преимущество невидимости и скрытности. И логично было бы в условиях повышенной угрозы терроризма не кататься с ядерными ракетами по лесам и полям, а вернуться к шахтному базированию. В условиях же шахтного базирования преимущество в быстроте подготовки к пуску отпадает.

 Говорить о дороговизне тоже не стоит. Три года назад тот же Юрий Соломонов, говоря об угрозе прекращения выпуска ракет, говорил, что «по согласованию с Минэкономики согласовано удорожание ракетной техники к концу 2003 года на 29 %». В 2004 году дважды приостанавливались серийные работы по «Тополю-М» из-за недостаточного финансирования. Недавно он заявил, что: «Программа развития стратегических ядерных сил наземного и морского базирования находится под угрозой срыва. Продукция до сих пор не оплачена». После всех этих страшных заявлений естественно, что все средства пошли по одному адресу.

По экспертным оценкам, за последние два года стоимость твердотопливных ракет «Тополь-М» выросла в три раза (2) и сравнялась с жидкостными ракетами типа УР-100 УТТХ, стоящими на боевом дежурстве. Реально все преимущества твердотопливных ракет, о которых говорит Соломонов, практически отсутствуют. Переход на легкие и слабые твердотопливные ракеты был обоснован требованиями по договору об ограничениях наступательных потенциалов. После выхода США из этого договора эти ограничения отсутствуют и нет необходимости для России до 2015 года придерживаться договора, продолжая выпуск более слабых, более уязвимых твердотопливных ракет, пусть и выпускаемых МИТом, пользующимся поддержкой членов ВПК.

Проектом определено, что в течение 10 лет до 2015 года будут закуплено для РВСН 50 ракетных комплексов «Тополь-М». Сейчас у России 520 таких стратегических ракет. Правда, возникает вопрос – а что и когда придет на замену остальным 470 ракетным комплексам? С теми темпами перевооружения РВСН, которые заложены в проекте ВПК, потребуется 94 года (до 2100) на замену. Не много ли?

 С выходом США из Договора по ПРО 1972 года изменилась ситуация с баллистическими ракетами воздушного базирования (БРВБ), вооружением для стратегической авиации. Напомню, что все российские стратегические бомбардировщики дислоцируются на двух аэродромах. При подъеме в воздух, где они находятся до получения приказа, может пройти сколь угодно времени. Но носителей – крылатых ракет воздушного базирования класса «воздух – земля» не производится. После выхода США из Договора по ПРО ничего не удерживает Россию от восстановления баллистических ракет воздушного базирования (БРВБ), ограничения на которые были введены. Продемонстрированная в прошлом году крылатая ракета Х-555 – фактически старая модернизированная модель. Странно, что разработка и этих ракет решением ВПК не санкционирована.

 Авиационные страдания

 Не совсем ясны причины принятия на вооружение армии вертолета, имеющего худшие показатели, чем, например, американский аналог. Только К-52 способен зависать на высоте 4700 метров и соперничать на равных с американским вертолетом Apache AH-64D , имеющим высоту зависания 4500 метров.

 Сравнительная характеристика вертолетов.

 Характеристики Ка-52 Ми-28н Ahache

Диаметр главного винта (м) 14,5 17.2 14.63

Скорость крейсерская (км/час) 270 265 260

 Практическая дальность (км) 1160 500 1900

Статистический потолок висения (м) 4700 3600 4500

Точность стрельбы из пушки (кв. м) 1.6 9.9 -

-Скороподъемность на высотеболее2500м. 13.2 3 -

Главная пушка 30 мм 2А42 с 500 патронами 30мм 2А42 с 300 патронами 30 мм М230с 1200 патронами

Вызывает сомнение, что решение главкома ВВС принять на вооружение Ми-28Н Московского вертолетного завода имени Миля, уступающий К-52 в практической дальности – на 660 км, а главное, в точности в стрельбе – в 5 раз, не способный по своим техническим характеристикам зависать выше 3600 метров, действительно вызвано государственными, а не иными интересами.

Хотя, по словам Главкома ВВС генерала армии Владимира Михайлова, «Общая эффективность этого вертолета превышает существующие образцы в 4-5 раз» (3) (?!- А.Ц.) Ссылки на то, что Ми-28 способен выполнять фигуры высшего пилотажа «петля» и «бочка», увеличивают его выставочные характеристики, но не боевые. Непонятно, почему вертолет К-52, великолепно зарекомендовавший себя в горных условиях против террористов и наркоторговцев, не получает поддержки Военно-промышленной комиссии. До 2010 года планируется для ВВС приобрести 50 вертолетов Ми-28Н.

В этом же ряду стоит решение ВПК отказаться от разработки беспилотных ударных самолетов и аппаратов, которые предлагали совместно фирмы «Иркут» и «Яковлев», а также компания «Сухой». По словам научного редактора Moscow Defense Brief Константина Макиенко, «это катастрофа». Россия и так отстала от наиболее развитых стран в этом отношении. От США и Израиля – навсегда, от Индии и Пакистана – на несколько лет. Российские военные чиновники либо намеренно не замечают проблему, либо не понимают очевидных вещей и разницы между крылатыми ракетами и беспилотными летательными аппаратами.

 Во всем мире идет соревнования за первенство в этой области, поскольку в перспективе (если, конечно, говорить о сохранности человеческой жизни) за беспилотными аппаратами явное преимущество при нанесении ударов по объектам в глубине обороны противника. В частности, в Пентагоне поставлена задача создания «тяжелых» БПЛА, которые могут закрыть «брешь» – существующую сейчас неспособность наносить удары с помощью истребителей и бомбардировщиков по таким целям, как ракетные комплексы и другие стратегические объекты, находящиеся в глубине территории неприятеля. Для этой цели разрабатывается «Боевая беспилотная авиационная система» Unmanned Combat Air Vehicle - UCAVJ для суперБПЛА. Взлетный вес - 45 тонн, боевая нагрузка – 4,5-7 тонн, продолжительность непрерывного нахождения в воздухе – более 50 часов, реализация технологии «стелс», кратность использования, возможность дозаправки в воздухе. (4)

 В частях Северо-Кавказского военного округа, дислоцируемых в Чечне, командиры частей слезно умоляют высшее командование о возврате фронтовых беспилотных комплексов «Пчела-2». Без этого комплекса и многоцелевого беспилотника Ту-300, похороненного не без помощи влиятельных конкурентов, заявления министра обороны о нанесении ударов по базам террористов в любой части света останутся благими намерениями.

 За последние пятнадцать лет в России не произведено ни одного нового самолета, за исключением учебно-боевого Як-130. ВПК могла бы рассмотреть разработку Саратовского авиационного завода – летательного аппарата ЭКИП, разработанного под руководством академика Льва Щукина (Королев, Московская обл.). ЭКИП отвечает пяти принципам, сформулированных мировой наукой для летательных аппаратов середины XXI века. Первый – объединение функции крыла и фюзеляжа. Второй – использование для взлета и посадки принципа воздушной подушки, позволяющего без риска садится на любую поверхность. Третий – снижение аэродинамического сопротивления конструкций. Четвертый – возможность использования чистого водорода вместо традиционного топлива, что позволяет увеличивать объем летательных аппаратов. Пятый – использование дешевых и долговечных композитных материалов. Эти принципы до сих пор ведущие авиакорпорации мира «Боинг» и «Эрбас индастри» не смогли воплотить в жизнь. Вопреки заявлению финансируемого «Боингом» Международного технического центра (МНТЦ), задействовавшего лучших специалистов Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), «что эта штука никогда не полетит», уменьшенная модель прошла летные испытания.

Речь идет о национальном приоритете в разработке самолета будущего. На Саратовском заводе уже собрано две машины по 9 тонн каждая, прообразы будущих летательных аппаратов рассчитанных на 20, 150, 1000 пассажиров, способных при длине разбега 500 метров совершать полеты на высотах 8-12 тыс. метров со скоростью 650-700 км/час. На первоначальные испытания необходимо около 2 млрд долларов, но в Военно-промышленной комиссии не нашлось денег на новую машину. Легче и проще выпускать старые, проверенные, но пользующиеся пока спросом за рубежом машины.

 Не менее интригующе выглядят заявления Владимира Поспелова, курирующего военно-морскую тематику, о том, что в эти годы Россия отказывается от строительства авианосцев. Решение об их закладке будет отложено до 2009 года. Но если такое решение будет принято, то строить их будут в Североморске на «Севмашпредприятии». Интересно отметить, что Владимир Поспелов ранее был вице-президентом Государственного центра атомного судостроения, то есть «Севмашпредприятия».

Своя рука – владыка

Решения ВПК представляют собой яркий образец несоответствия между декларируемыми Верховным Главнокомандующим целями перевооружения армии и борьбы с коррупцией и реальными проектами, несущими привкус коррупционных, ведомственных и не исключено – корыстных интересов реальных чиновников. В государственных и национальных интересах о преимуществах или недостатках танков, самолетов, кораблей, беспилотных летательных аппаратов, ракетных твердотопливных или жидкостных систем должны говорить не заинтересованные лица (Главком ВВС, директор профильного ракетного института или вице-президент судостроительного завода), а независимая вневедомственная экспертная структура, не подотчетная Министерству обороны.

Ибо в противном случае Россия останется без танков, без самолетов, без ракет, без беспилотных летательных аппаратов и вообще без армии. Предыдущие программы реформирования армии и реформирования оборонной промышленности успешно провалены. Создание военно-промышленных холдингов практически не остановило развала военно-промышленного комплекса, а наоборот, позволило создать систему отъема доходов от предприятий ВПК, где на руководящих постах находятся бывшие генеральные директора и генералитет МО, часть из них дает рекомендации ВПК о приоритетах дальнейшего развития оборонных отраслей. Поэтому неудивительно, что ВПК большую часть средств по гособоронзаказу гарантировала «своим» предприятиям. В совокупности большая часть решений военно-промышленной комиссии не отвечает национальным интересам России, а направлена только на обеспечение деятельности приближенных к Министерству обороны структур и предприятий.

Примечания 1. Владимир Иванов, Виктор Мясников. Избранные от ОПК обеспечили себе безбедную жизнь. Независимое военное обозрение. 09.06.2006.

2. Георгий Ильичев. Борей вместо тайфуна. Известия 07.06.06.

3. Юрий Авдеев. Прирастаем мускулами. Красная звезда 01.06.2006.

4. Михаил Павлушенко. А главную проблему они не заметили. Военно-промышленный курьер.№20(136) 31 мая -6 июня 2006.С.10.

См. также: Цыганок. Гособорониллюзия подменила гособоронпоказ

Цыганок. Военная клюква для российского общества

Дата — 28 Июня 2006 года
Опубликовано — Полит Ру



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru