Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

К какойвойне готовилась Красная Армия.Часть вторая.

Нарезка» полосы картографической обеспеченности (рис. 2), ограниченной линиями Берлин — Прага — Вена — Будапешт — Бухарест на западе и Петрозаводск — Витебск — Киев — Одесса на востоке, была выполнена в 1939 году начальником Генерального штаба РККА Борисом Шапошниковым. Он собственноручно синим карандашом нанес линии «нарезки» на рабочей карте начальника Военно-топографического управления ГШ полковника Кудрявцева, которая в июле 1941 стала для него "индульгенцией" от расстрела [1]. Во исполнение этого распоряжения к началу войны общий запас карт на складах военно-технической службы составлял около 550 млн экз. Более половины из них хранились к июню 1941 года на складах западных округов, в том числе на Западном Особом — 88 млн экз., Киевском Особом — 76 млн экз., Прибалтийском — 58 млн экз., вблизи государственной границы [2]. На приграничную полосу были начерчены карты масштаба 1:25 000 и мельче. Карты масштаба 1:100 000 и мельче были созданы на часть зарубежной территории до линии Берлин — Прага — Вена — Будапешт. На территорию остальной части СССР карты не готовились и только от Ленинградского до Московского меридиана составлена карта 1:500 000.

Карты издавались Московской военно-картографической фабрикой им. Дунаева и несколькими картографическими частями в Минске и Риге. В 1941 году только на Западном направлении были развернуты 3 геодезических, 19 топографических, 3 моторизованных топографических и 2 аэросъемочных отряда, которые выполняли задачи по заблаговременной топогеодезической подготовке территории вероятных боевых действий.

 Наиболее весомым фактом, подкрепляющим «упреждающую версию», является направленность подготовки тыла РККА и СССР. В крайне ограниченные сроки был построен и введен в эксплуатацию ряд весьма важных в оборонном и хозяйственном отношении железнодорожных линий и участков: на западном направлении — Тула — Рославль; Брянск — Вязьма; Ворожба — Унеча; Чернигов — Овруч; Орша — Лиепель; Бологое — Себеж; Новосокольники — Жлобин; Кенгисеп — Псков — Полоцк и другие; на юго-западном направлении — Фастов — Новоград-Волынский; Фастов — Пятихатка; Погребище — Константинов; на южном — Алят — Джульфа; Османлы — Астра; Термез — Сталинобад; на Дальнем Востоке — Манзовка — Турий Рог; Биробиджан — Ленинск; Бариновский — Краскино; Завитая — Поярково; Борзя — Баин — Тумэн [3]. Одновременно с этим была увеличена пропускная способность ряда военных дорог фронтального направления [4], подходящих к государственным границам: Бологое — Полоцк, Смоленск — Витебск, Москва — Киев — Жмеринка, Бахмач — Гомель — Минск. Кроме того, на всем протяжении Восточно-Сибирской магистрали, от станции Карымская до Владивостока, были уложены вторые пути. Пропускная способность железных дорог фронтального направления, из центральных районов страны к западной государственной границе 1939 года, значительно увеличилась.

 Важную роль в подготовке железных дорог сыграла разработка Генеральным штабом и Народным комиссариатом путей сообщения воинского литерного графика, который создавал благоприятные условия для массовых перевозок. В нем были отражены изменения предыдущего графика 1938 года. Новым графиком была установлена унифицированная норма веса для железных дорог страны — 900 т при длине 120 условных осей. Планировалось также перемещение недостающего локомотивного парка на приграничные дороги и подходящие к ним направления, увеличивалось движение воинских поездов. 21 февраля 1941 года Генеральный штаб направил Наркомату путей сообщения план воинских перевозок на военное время. На его основании Наркомат путей сообщения установил среднесуточную нагрузку на железнодорожные сети, количество вагонов, в том числе 35% вагонов воинских перевозок. Для их осуществления выделялось необходимое количество паровозов из 27,9 тыс. (в том числе 22,6 тыс. грузовых), имевшихся на железных дорогах страны [5].

 По решению ЦК ВКП(б) и Советского правительства в 1940-1941 годах развернулось значительное строительство новых шоссейных дорог, имевших важное значение в западных приграничных районах (Орша — Лиепель, Львов — Переяславль, Белая Церковь — Казатин).

 Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 5 ноября 1940 года на Главное Управление гражданского воздушного флота (ГВФ) была возложена задача не только резко увеличить объем перевозок, но и подготовить к 1941 году тысячи пилотов для укомплектования ими ВВС. С февраля по апрель 1941 года (ГВФ) было передано 1048 учебных самолетов [6].

К началу войны 10 железнодорожных бригад находились на строительстве железных дорог в западных приграничных округах (3 — в Западном ВО, 4 — в Киевском, 3 — в Одесском) и 3 — на Дальнем Востоке. В марте 1941 года дорожные части были расформированы, а на их базе началось формирование специальных дорожно-эксплуатационных батальонов по линии ГУШОСДОРА НКВД, полков по линии НКО и отдельных мостостроительных батальонов. Помимо формирования дорожно-строительных частей перед ГУШОСДОРом НКВД стояла задача постройки наплавных мостов через Неман (двух), Западную Двину (двух), Днепр (четырех) и т.п. Для этого в приграничных округах создавались запасы необходимых материалов и оборудования.

 Войска связи оснащались вагонными фронтовыми радиостанциями, аэродромными радиостанциями (РАТ), армейскими (2А), корпусными (3А), дивизионными (4А и 11СК), полковыми (5АК), батальонными (Р5 и Р5К) и ротными (РРУ, РРС), а также радиоузлами РУК, телефонными коммутаторами КОФ, автомастерскими связи. Имевшиеся в войсках и тылу радиостанции, к сожалению, не обеспечивали радиосвязь на значительные расстояния. Этот недостаток устраняли уже в ходе войны [7].

Служба артиллерийского снабжения, ведавшая вопросами обеспечения войск вооружением и боеприпасами в предвоенные годы находилась в подчинении Главного артиллерийского управления (ГАУ) РККА. Размеры запасов боеприпасов Генеральный штаб и ГАУ исчислялись из потребности в них в первые месяцы войны. К началу 1941 г. Главное артиллерийское управление РККА имело в своем распоряжении центральные сборочные базы, в том числе несколько - западнее меридиана Москва, центральную пороховую базу и более десяти складов боеприпасов. На этих складах и базах хранились боеприпасы для орудий и минометов. Кроме того, боеприпасы содержались на окружных артиллерийских складах.

Склады боеприпасов на Северо-Западном, Западном и Юго-Западном стратегических направлениях размещались на территории, удаленной от государственной границы на 50-700 км. Около четверти запасов боеприпасов находилось на удалении 50-200 км от государственной границы. Это объяснялось необходимостью обеспечить предполагаемые наступательные боевые действия войск с началом войны, для уменьшения плеча подвоза.

Кроме того, по директиве Генерального штаба РККА, изданной в августе 1940 года, к 1 октября 1940 года запасы боеприпасов в западных военных округах необходимо было довести до 1,25 боекомплекта в стрелковых дивизиях; в кавалерийских, танковых и моторизованных дивизиях/бригадах - до 3 боекомплектов, до 1,5 боекомплектов по остальным боеприпасам и в резерве Верховного командования — до 1,5 боекомплектов.

До 1940 года запасы горючего в РККА создавались распоряжением Народного комиссара обороны за счет резервов, которые выделялись Экономическим Советом при Совнаркоме СССР на текущее снабжение. В июле 1940 года ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР по предложению Народного комиссара обороны приняли постановление «О плане накопления государственных резервов и мобилизационных запасов на 1940 год». Этим постановлением предусматривалось к маю 1941 года накопить значительные запасы горючего, в том числе авиационных бензинов, автотракторного горючего, автола, солидола и дизельного масла, что обеспечивало потребность войск приграничных и внутренних военных округов. К 1 июня 1941 года в системе Народного комиссариата обороны было накоплено 96,8% установленных запасов горючего. Почти половина их размещалась на базах в глубине территории страны. Такое размещение не в полной мере отвечало замыслу действий, поэтому, по предложению Генерального штаба, в июне 1941 было начато перемещение запасов из внутренних районов страны в приграничные военные округа.

Наиболее весомым, убедительным и неопровержимым фактом подготовки именно к войне на чужой территории явилась переброска в течение двух лет (с 1939 года) стратегических запасов техники, вооружения, боеприпасов, продовольствия, ГСМ, фуража, обмундирования и т.п. из районов Заволжья и Урала в тылы первого стратегического эшелона Киевского и Западного особых военных округов - и опять же на направлениях основных ударов, в районы Ровно, Проскуров, Винница, Бердичев, Житомир и Лида, Барановичи, Осиповичи, Борисов, Слуцк (рис. 3)

Те запасы, которые были захвачены немцами за первые три месяца боев начального периода войны, вся промышленность СССР сумела восстановить только к началу 1944 года. Из-за отсутствия железнодорожного и автомобильного транспорта запасы вывести не удалось, войска уничтожить их не успели. Еще бы — ведь вывозились они всем железнодорожным транспортом годы, а вывезти их потребовалось за дни и недели. Только топографических карт на армейских и окружных складах оставлено было более 200 вагонов (около 300 млн экземпляров). Большая часть карт нашей армией использована не была, а войска Центрального и Юго-Западного фронтов не имели карт мелкого масштаба вообще.

В первые дни боев особенно большие потери были в авиации. Основная причина потерь — сверхскученность боевой техники. По требованию устава на полевом аэродроме возможно размещение не более полка, но для скоростных самолетов необходимо было удлинять взлетно-посадочные полосы. Создавалась новая аэродромная сеть. Боевые самолеты размещались на полевых и гражданских аэродромах скученно, в два-три ряда. К июню 1941 года в связи с единовременной реконструкцией большей части аэродромной сети (со сроками окончания работ ко второй половине июля) на аэродромах сосредоточились до 1-1,5 авиадивизий. Все аэродромы располагались в приграничной полосе в досягаемости немецкой авиации (Каунас, южнее Гродно, западнее Белостока, западнее Луцка, южнее Львова, западнее Минска и т.д.).

 Подготовку промышленности к войне можно рассмотреть на примере авиапромышленности. К 1937 году парк самолетов увеличился до 8139. В феврале 1939 года на совещании руководства страны было принято решение начать строительство и реконструкцию 9 действующих самолетостроительных и 6 новых авиамоторных заводов. Весь комплекс мероприятий планировалось завершить до мая-июня 1941 года. С 13 мая 1940 эта промышленность по требованию Наркома обороны Тимошенко и Начальника Генерального штаба РККА Шапошникова была переведена на положение военного времени, и к июню парк ВВС насчитывал 15990 самолетов, из которых 9917 (без авиации ПВО) находились на западном направлении. Из них 7133 — в военных округах, 1445 — в действующих флотах, 1339 — самолеты дальней бомбардировочной авиации — 1, 2, 3, 4 дальнебомбардировочные авиакорпуса. В процентном отношении они имели 59% истребителей, 31% бомбардировщиков, 4,5% — штурмовиков, 5,5% разведчиков. Против 1820 боевых самолетов Германии, из которых 1160 — бомбардировщики и штурмовики, плюс 770 самолетов союзников, при общем парке самолетов Германских ВВС — 3836. Т.е. соотношение по общему парку 4,5:1 в пользу советской стороны. В первый день боев было потеряно 1811 самолетов, из них на земле — 1489, а через неделю боев ВВС Западного фронта насчитывали 120 самолетов. За первую половину 1941 года вся авиация СССР потеряла 21300 самолетов, из которых 12000 новых типов, а Германия за это же время — 3945. Соотношение убыли советских самолетов с германскими потерями — 5:1. Поэтому можно говорить о бессмысленности титанических усилий по развитию авиапромышленности. Все количественные и качественные преимущества были утеряны сразу, начинать пришлось заново.

Среди многих малоизвестных фактов хотелось бы отметить тот, что с мая 1940 года инженерными войсками снимались минные поля и узлы на старой границе, снятые орудия укрепленных районов поставлялись на усиление артиллерийских частей для увеличения плотности огня, стратегические оборонительные рубежи не готовились.

Несмотря на два года войны Германии в Европе советское командование оставалось в плену старых догм и ничуть не сомневалось в том, что крупному наступлению будет предшествовать 10-15 дневный период, в течение которого можно будет изменить положение.

 Примечания [1] Шаравин Александр. Советские топокарты были лучше немецких. Военно-исторический журнал.1999. № 6, ноябрь-декабрь. С. 19. [2] Там же, с. 18

 [3] Тыл Советских Вооруженных сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Под редакцией генерала армии С.К. Куркоткина. М: Воениздат, 1977. С. 32.

[4] Страна Советов за 50 лет. Сборник статистических материалов, с. 88

 [5] Железнодорожный транспорт СССР в Великой Отечественной войне. ЦВМО Министерства путей сообщения. Т. 1. 1948. С. 106.

[6] МГА. Ф. 4. оп. 13020. Л. 37.

[7] Тыл Советских вооруженных сил в Великой отечественной войне. Цит. соч. С. 21.

Дата — 19 Июня 2006 года
Опубликовано — Полит Ру



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru