Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Cбивать гражданские самолеты и бомбить Панкиси...

На самом деле все не так страшно, как показалось российскому обществу. Ну и что, что СССР и Россия сбили четыре гражданских самолета с пассажирами на борту (в 1978, 1983 годах и два в 1993). Ведь тогда не было законодательной базы, разрешающей ПВО уничтожать гражданские самолеты. Сейчас другое дело. Идя на встречу пожеланиям Командующему войсками Командования специального назначения (КСН), ранее, до 1 сентября 2002 года, называвшимися просто Московским округом ПВО и 16-я воздушная армия, который заявлял о том, что ни перед чем не остановится, принимая решение на уничтожение самолета с террористами над Москвой законодатели прописали, что и как ему нужно делать, чтобы сбить гражданский самолет законно. Что бы не дай бог не толкнуть командующего на беззаконие.

 Правда до этого по словам командующего необходимо иметь “сплошное радиолокационное поле как извне, так на высотных зданиях Москвы", а для этого, по его мнению необходимо разместить средства поражения на вероятных маршрутах пролета самолетов, которые позволили бы моментально среагировать в течение 40 -50 секунд и уничтожить воздушные цели. По его расчетам, таково подлетное время самолета Ту-154, например, вылетевшего из аэропорта "Внуково" с разворотом над Московской кольцевой дорогой.

 Нет сомнения в том, что войска Командования спецназначения могут сбить в течение минуты после того, как поступает соответствующий приказ любую воздушную цель. Действительно, около 50 тысяч человек, из которых около 2 тысяч круглосуточно несут боевое дежурство (два экипажа истребительной авиации, 4 зенитных ракетных полка, 12 радиолокационных комплексов) позволяет выполнять некоторые задачи. Но какие? Стоящие на вооружении ВВС и ПВО самолеты – нескольких модификаций Миг-25, Миг-29, Су-24, Су-25, Су-27, зенитные ракетные системы С–300 и заменяющие их С-400 – способны поражать самолеты тактической и стратегической авиации, крылатые ракеты типа "Томагавк", самолеты радиолокационного дозора и наведения типа "Авакс" на расстоянии 300-400 км от Москвы в пределах высот от 50 метров до 56 км. Для этого вокруг Москвы созданы два пояса перехвата воздушных целей: первый – на удалении 100 км, второй – 50 км.

При условиях, что гипотетический враг не способен "ослепить" разнообразными помехами радиоэлектронные средства, не имеет преимущества в дальности действия своего вооружения, а в российских военных округах есть тот, кто может организовать противодействие и взаимодействие. При этом пункты управления имеют автоматизированные комплексы управления, космической системы разведки и целеуказания, функционирующей в реальном масштабе времени, работоспособной космической радионавигационной системы и поэтому реально представляют пункт управления оперативно-стратегического объединения. Не хотелось говорить, если…, если…, если…

 Не будем разбирать моральные и юридические аспекты. Политическое первенство по сбитым самолетам с пассажирами на борту, да еще половину из них иностранцев не прибавят положительного имиджа России. Но могут поставить вопрос, почему законодательно не утверждены положения о ста процентной укомплектованности всех аэропортов, способных принимать и выпускать самолеты газовыми сигнализаторами взрывчатых веществ и металлоискателями. Почему так называемые “черные ящики” в России прошлого века с ленточными записывающими аппаратами, а не современные как на Боингах? Почему не внесены конструктивные изменения в системы управления самолета, блокирующие команды террористов по наведению самолета на районы и особо опасные объекты, что в принципе исключает возможность использовать самолет в виде “большеразмерной управляемой бомбы”?

 А как быть с отказами системы связи или системой взаимного опознавания? В прошлом году по счастливой случайности наше ПВО чуть не сбили российский самолет, летевший из Вьетнама. Никто не дает гарантии, что не повторятся ситуации, такие как, например, с корейскими самолетами в 1978 г. (Кольский полуостров) и в 1983 г. (Сахалин), или с самолетом авиакомпании "Сибирь" на Черном море в 2001 году. В тех авариях погибли 2, 269 и 78 человек соответственно, не говоря уже о подорванном имидже России.

 Почему российское антитеррористическое законодательство идет по легкому, наименее затратному пути, разрабатывая сценарии уничтожения гражданского самолета, а не сценария предупреждения захвата. С точки зрения Спецслужб, гибель заложников – это провальные операции, свидетельствующие о системных недоработках. Уничтожение гражданского самолета силами ПВО – это провальные государственные законы, которые не предусмотрели других возможностей для предотвращения захвата самолета. Не говоря уж о моральной и материальной компенсации. Закон в нынешнем виде разрешил сбивать гражданский самолет уже в 2006 году, а материальная ответственность наступает с 1 января 2007 года.

Второй военный вопрос как соотносятся законодательные антитеррористические положения по нанесению превентивных ударов по базам террористов, находящихся на территории других государств с возможностями российских вооруженных сил?

 В этом вопросе тоже не все так просто. Понятно стремление министра обороны попугать террористов во всем мире тем, что российское вооружение достанет их “в любой точке земного шара”. Правда довольно сомнительно, что для этого будут использованы межконтинентальные баллистические ракеты подводных лодок или ракеты РС-12М "SS-25 Sickle" "Тополя", мобильного или шахтного типа. Скорее всего, имеются в виду самолеты стратегической авиации Ту-16, Ту-22МЗ, Ту-95 МС "Медведь" и Ту-160 "Блек-Джек", на вооружении которых находятся стратегические и тактические крылатые ракеты воздушного базирования КСР-5 (АS-6, Kingfish), Х-20 (АS-3, Kangaroo), Х-55 (АS-15, Kent), часть из которых (в ядерном снаряжении) переданы России Украиной.

Крылатых ракет воздушного и морского базирования с боевыми частями в обычном снаряжении на вооружении российской авиации и флота имеется незначительное количество, да и те морально устарели. Так ракеты АS-4 Kitcher, AS-5 Kelt, AS-6 Kingfish на вооружении с 1968, 1968 и 1970 годов соответственно. AS-11 Kilter и AS-15 Kent на вооружении более двадцати лет - с 1984 года. При этом для наведения по наземным целям крылатых ракет КРС-5 должны быть задействованы самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления типа А-50, круг задач которых весьма ограничен. Для наведения КР типа Х-20 необходима радиокомандная система наведения, и только у Х-55 головка самонаведения обладает инерциальной системой наведения и может корректировать полет по рельефу местности.

Гипотетически возможно использование 37-й воздушной армии (дальней авиации) на вооружение которой стоят стратегические бомбардировщики частью сил, дислоцированных в Энгельсе, на западном направлении с аэродромов Сольцы (Новгородская обл.) и Шайковка (Калужской обл.). В северном направлении - с аэродромов подскока "Воркута", "Норильск", "Нагурская". В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке частью сил, дислоцированных под Благовещенском, - с аэродромов подскока "Чекуровка", "Тикси-3", "Магадан", "Анадырь", "Владивосток". Но с этих направлений располагаются союзные и партнерские страны России, со стороны которых нет террористических угроз.

 В таком случае можно предполагать возможность поражения наземных объектов только в приграничных странах, находящихся в зоне досягаемости авиационных ракет класса "воздух-земля", оперативно-тактических ракет типа "Точка" и принятого на вооружение "Искандера". Но и здесь достаточно проблем. Боевой радиус действий тактической авиации (Су-24) - 600-900 км, штурмовой авиации (Су-25) – 200-350км, при этом пуски ракет класса "воздух-земля" производятся за 10 км от цели.

 Сбить самолет с террористами на борту возможно силами истребительной авиации: Су-27 (1500 км), Миг-31 (1200 км). Если говорить о ракетных комплексах, то досягаемость ракет составляет: 9К79 "Точка-У" (по терминологии НАТО - SS-21 Scarab) - 120 км, принятой на вооружение системы "Искандер" (SS-26) - 280 км (по некоторым данным, до 500 км). Для наведения "Точки-У" используются цифровые карты местности, полученные по результатам космической съемки территории. Последняя система "Искандер", оснащенная оптической головкой самонаведения (аналогичной американской "Томагавк"), не нуждается в сигналах от космической радионавигационной системы.

 С учетом тактико-технических характеристик штурмовой и истребительной авиации, ракетных комплексов можно определить границу досягаемости, где Россия действительно может наносить удары. Первые дивизионы ракетных комплексов "Искандер" в 2005 году поступили в Северо-Кавказский военный округ. Поэтому на Южном Кавказе досягаемость ракетных комплексов "Искандер" по наземным целям предположительно со стартовых позиций из районов Сочи, Нальчика, Ордженикидзе, Дербент возможна до рубежа Трабзон, Артвин, Карс (Турция), Ленинакан, включительно озеро Севан, Кафан (Армения), Шекерлы, Герми (Иран), Масаллы, залив Кирова (Азербайджан). Практически в зону поражения попадает часть северной Турции, полностью вся Грузия, 50% Армении, без Талышских гор весь Азербайджан

 Нынешний антитеррористический закон, вводит законодательное положение о “ высокоточных точечных ударах”. Между тем, чтобы наносить такие удары, нужно несколько опять несколько если…если…. Во-первых, для этого должна быть соответствующая орбитальная группировка. В настоящее время на орбите находится примерно 60% от группировки 1990 года. Гипотетически возьмем Грузию - космическая военная разведка должна разведать, например, в Панкиси расположение лагеря боевиков. Беспилотные летательные аппараты тактического звена до Панкиси не долетят, а беспилотных самолетов-разведчиков оперативного и стратегического звена, способных передавать информацию в режиме реального времени, у Российской армии нет. Получается, что необходимо постоянно вести наблюдение посредством агентурной разведки либо космического военного аппарата, который должен постоянно наблюдать за целью и в режиме реального времени давать изменения на приемник космической радионавигационной системы (КРНС) наземного пункта управления и дешифрирования этих данных...

Другая проблема - . Вопросы эти интеграция, то есть совместное взаимоувязанное во времени и пространстве применение наземных, морских, авиационных средств разведки и поражения и космических средств в составе единой системы разведки, целеуказания и поражениядо сих пор решены поверхностно. Кроме того, в России отсутствуют в необходимом количестве группы космической поддержки - эти дешифраторы космической обстановки. Информация со спутника приходит с опозданием на сутки-двое. Допустим, есть в Панкиси "противник", по которому готовится удар, а карта с космического снимка имеет позавчерашние выходные данные. Это означает, что противник уже давно покинул это место и ушел, следовательно, удар будет нанесен по пустому месту.

 Если говорить о высокоточном оружии с системами наведения, использующем информацию КРНС, действующем в любое время суток, в любую погоду и условиях ограниченной видимости, то опять же - в Российской армии имеются только отдельные элементы, проходящие испытания.

 И, наконец, самое печальное. В Генеральном штабе ВС РФ только в декабре 2005 года продекларировали, что создаются оперативные командования на театре военных Дальневосточное, Южное и Западное способных реально, а не на словах организовать подобные удары. На создание командований и сколачивание предполагается отвести три – четыре года. Сегодня практически нет современной системы управления, включающей автоматизированные командные пункты. Отсутствует космическая система разведки, функционирующая в режиме реального времени, работоспособная космическая радионавигационная система и разветвленная система связи. Наличие стратегической авиации у России говорит о том, что она имеет возможности нанесения удары стратегическими (ядерными средствами), а нанесение ударов высокоточными средствами в обычном снаряжении будет возможно только при массовом поступлении в войска новых крылатых ракет. Все это красивыми лозунгами заменить невозможно.

Таким образом, практически полное отсутствие в ВС РФ дальнобойного вооружения в высокоточном исполнении сводит на нет все законодательные антитеррористические положения, предложенные авторами из Минобороны в законе “О мерах противодействию терроризму”. В одном можно согласиться с Государственной Думой: да, действительно, мировое сообщество предполагает такую стратегию упреждающих ударов по выявленным и уточненным объектам и целям террористов. Но для России нынешние антитеррористические законы это только “ договоренности о намерениях” развития структуры, систем вооружения, применение которых станет возможно только через несколько лет.

Дата — 08 Апреля 2006 года
Опубликовано — Полит Ру



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru