Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Двойной удар по терроризму.

Одним из первых документов по этой проблеме был Федеральный закон N 130 от 25 июля 1998 года "О борьбе с терроризмом". В последующие годы в него четырежды вносили изменения и дополнения. Закон определил правовые основы борьбы с терроризмом, принципы борьбы, основные понятия, порядок проведения контртеррористических операций. Законом определены пять основных субъектов, осуществляющие борьбу с терроризмом: Федеральная служба безопасности (ФСБ), Министерство внутренних дел (МВД), Служба внешней разведки (СВР), Федеральная служба охраны (ФСО), Министерство обороны (МО).

Этим же законом для координации деятельности определено создание антитеррористической комиссии на федеральном и региональном уровне. Для координации борьбы с терроризмом в рамках СНГ в 2000 году был создан Антитеррористический центр СНГ со штаб-квартирой в Москве, а его руководитель приравнен по статусу к первому заместителю директора ФСБ.

Через два с половиной года был принят указ президента от 22 января 2001 года N 61 "О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации". Он сводился к созданию Оперативного штаба по управлению контртеррористическими операциями. Руководителем этого штаба назначался министр внутренних дел. На территории региона создавался Региональный оперативный штаб, подчиненный Оперативному штабу.

Однако жизнь внесла коррективы в эти документы. Прорывы боевиков в Ингушетию (июнь 2004 года) и захват заложников в Беслане (1-3 сентября 2004 года) совпали с реформами в МВД и ФСБ. В августе 2004 года в Южном федеральном округе были созданы новые подразделения – Группы оперативного управления, которые возглавили полковники внутренних войск. Был учтен опыт трагедии в Беслане и указом президента "О неотложных мерах по повышению эффективности борьбы с терроризмом" были разработаны новые принципы взаимодействия сил и средств, участвующих в урегулировании ситуации на Северном Кавказе. Хотя практически все свелось к очередному косметическому реформированию. В ФСБ департамент по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом переименовали в Службу, в которой появилось новое подразделение – Управление по борьбе с международным терроризмом. В МВД Главное управление по борьбе с организованной преступностью преобразовали в Департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом.

Нынешний, последний указ "О мерах по противодействию терроризму" в очередной раз передал бразды правления в борьбе с терроризмом от МВД, которому отказано в доверии, вновь в ФСБ. Главное, что в этом указе определена структура отдельного органа по борьбе с терроризмом – Национального антитеррористического комитета (аналогичное название носит антитеррористическая структура Ирана), руководство которым возложено на директора ФСБ. В субъектах Федерации образованы антитеррористические комиссии, возглавляемые их руководителями. Для управления контетрористическими операциями в составе Национального образован оперативный штаб. Аналогичные оперативные штабы организованны в субъектах РФ. Центральный аппарат ФСБ увеличен на 300 человек. При НАК будет действовать специальный аналитический центр.

Николаю Патрушеву даны беспрецедентные полномочия для организации борьбы с террором на всей территории страны. Главы МВД, МЧС, начальник Генерального штаба будут подчинены назначенному директором ФСБ руководителю Федерального оперативного штаба Комитета. В случае теракта вся ответственность будет лежать на одном конкретном человеке. До начала работы штаба ответственность возложена на начальника регионального ФСБ, а при его отсутствии на начальника УВД региона. Это можно считать плюсом созданной указом структуры. Однако новый указ оказался половинчатым. Ответственность в случае теракта возлагается на ФСБ повсюду, за исключение Северо-Кавказского региона. Указ N 116 не изменил этого положения. В Северо-Кавказском регионе до решения вопроса о совершенствовании управления контртеррористическими операциями ответственность за планирование и применение сил и средств осталась по прежнему на МВД.

Одновременно с опубликованием указа N 116 открылась возможность для обсуждения в Государственной Думе во втором чтении законопроекта "О противодействии терроризму". Текст более 200 поправок, поступивших в течении 14 месяцев после его одобрения в первом чтении, был недоступен не только обществу, но и самим депутатам. По словам главы думского комитета по безопасности Владимира Васильева, в законопроекте сохранилась норма о том, что специальные службы могут прослушивать телефонные разговоры и осуществлять контроль за средствами электронной связи в зоне проведения контртеррористической операции. Сохранена норма о том, что войска ПВО могут сбивать самолеты, захваченные террористами. При этом предусматривается несколько степеней проверки информации о захвате самолета террористами. После принятия этого закона в третьем чтении вступит в силу и указ о Национальном антитеррористическом комитете.

Таким образом, за семь лет создана силовая вертикаль, решена проблема координации действий федеральных и региональных структур, сбора информации о террористических угрозах внутри и вне государства. Однако основная задача по сбору и обмену информацией о готовящихся террористических актах пока не выполнена. До настоящего времени ФСБ полученной информацией от ФБР и других аналогичных структур не делится ни с МВД, ни с Минобороны. Видимо решение этой проблемы будет поручено НАК.

 Не решен также вопрос о лице, ответственном за операции по освобождению заложников на Северном Кавказе. Во всех подобных случаях до 2004 года ответственность брали на себя руководители ранга не ниже заместителя главы федерального ведомства. Однако после вторжения боевиков в Ингушетию, захвата школы в Беслане и событий в Нальчике ответственность возлагалась на местного руководителя группы оперативного управления. Этот принцип был резко раскритикован полпредом президента в Южном федеральном округе.

 Мировая практика ведущих государств не имеет аналогов делегирования ответственности при решении кризисов с заложниками местным руководителям. В Великобритании, например, руководителем штаба по освобождения заложников становится шеф Скотланд-Ярда, а решение о штурме принимает первое лицо – премьер-министр после совещания с группой COBRA.

 Вероятно, принятые документы станут не последними в рамках антитеррористического законодательства, поскольку они вносят путаницу в плане взаимодействия НАК с ранее образованными структурами. Кому будет подчинен вновь создаваемый орган антитеррора? Кому персонально смогут предъявлять претензии пострадавшие от террористических актов? Кто будет информировать население о террористических угрозах? Принятые документы не дают ответа на эти вопросы.

Дата — 08 Апреля 2006 года
Опубликовано — НОВАЯ ПОЛИТИКА (novopol.ru)



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты


Логопед что такое логопед.

При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru