Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Публикации / Электронные СМИ /

Челябинск – как зеркало армейской справедливости

За прошедшие дни было опубликовано достаточно много материалов о том, почему не идет военная реформа, что разлагает российскую армию, как осуществляется призыв и кто призывается в армию. Названы и проанализированы причины о потерях в военном ведомстве в мирное время, причины сокрытия преступления и роль в них военных медиков. Президент на совещании поставил задачу Министру обороны оказать содействие Генеральной прокуратуре в расследовании случаев неуставных отношений в Челябинском танковом училище, а также представить предложения правового и организационного характера для улучшения воспитательной работы в вооруженных силах в армии и на флоте. Кроме того, распорядился помочь помощь семье искалеченного до конца жизни молодого уральского паренька, в том числе и в решении жилищного вопроса. Большая часть материалов официальных СМИ посвящена тому, как будут наказаны виновные в сокрытии именно этого преступления. Министр обороны основное внимание обратил не на изжитие из жизни армии этого отвратительного явления, а “ужесточению ответственности должностных лиц за сокрытие информации о неуставных отношениях и других нарушениях в армии”.

Однако почти не рассматривались принципиальные вопросы, которые должны в корне изменить положение в армии. Какие следует принять законодательные меры для комплектования армии не только призывниками, контрактниками и альтернативщиками, но и сержантами, офицерами. Как должен быть изменен принцип и порядок, сроки призыва, который уменьшит взяточничество и казнокрадство. Как должно быть организовано прохождение службы солдатами, сержантами, офицерами и генералами и условия этой службы. Как и в каком порядке должен быть организован гражданский контроль за армией. Чтобы нам не стыдно было за Россию, за те дикие порядки, которые ныне существуют в армии и на флоте. На повестке дня для российского общества должно стать не обсуждение того, сколько генералов и офицеров и рядовых осудят, а требование обсуждения национального проекта – "армия", который касается каждого четвертого гражданина.

Называемые корректно словами “неуставные отношения” на самом деле представляют издевательства над новобранцами с элементами садизма. “Превышение власти”, надо понимать как мордобитие офицером солдата или сержанта. Эти дикие примеры не будут устранены до тех пор, пока это будет представляться единичным случаем как в Челябинске или как мягко названы “Красной звездой” “рядом инцидентов связанных с неуставными взаимоотношениями”. Общество должно рассматривать эти события как систему, крушение которой косметическими мерами такими, как увольнение одного генерала и нескольких офицеров или осуждением младшего сержанта невозможно и нереально.

С порочной системой тюремных понятий привнесенных в армию после 1968 года, основой которой служат издевательство над слабыми, круговой порукой от лейтенанта до генерала, без системных изменений в законодательной сфере, практически бесполезно. Это касается принципов и порядка призыва в армию, заключения контракта на службу в армии, изменения принципов прохождения службы офицерами, воссоздания профессиональной прослойки сержантов, изменения взглядов на формирование частей и подразделений по территориальному и национальному признаку, организация прохождения службы солдатами одного периода в одном батальоне.

 Внимание общества к событиям в Челябинском училище должно поступить толчком для начала реального, не на словах, изменений отношении к Армии, как со стороны исполнительной и законодательной власти, так и общества. По моему мнению, это должен быть комплекс внеочередных законодательных, административных, финансовых мероприятий выраженных в принятии национального проекта – Армия, который должен изменить в корне ситуацию в самой армии и по отношению общества к армии.

 Предлагается в течение года внести изменения в законы, регламентирующие призыв, подписание контракта и прохождение государственной альтернативной службы. Первым шагом может быть принятие Указа Президента по приостановке в течение года или два призыва в армию. За это время разработать всю необходимую нормативную базу.Примерно в таком положении девять лет назад в 1996 году Президент Франции Жак – Ширак вынужден был принять такое решение, когда стало понятно, что “срочники” за 10 месяцев не становятся профессионалами. При этом переход на профессиональную армию занял во Франции почти шесть лет.

 В новых законах предусмотреть увеличение призывного возраста до 21 года студентам, это обосновывается завершением биологического роста мужчины. При этом решается проблема отсрочек о призыва студентов, которые либо окончат ВУЗ либо останутся “неучем” и в отсрочке не нуждаться не будут. Законодательно запретить призыв в армию лиц осужденных по тяжелым статьям и находившихся в заключению.

 Восстановить профессиональную прослойку сержантов в армии и на флоте. Организовать годичные или двухгодичные учебные заведения (центры) по подготовке сержантов, на которые принимать только после года солдатской службы. В свое время курсанты Высших Общевойсковых училищ первый курс (11 месяцев) проходили службу в развернутых мотострелковых полках. После сдачи экзаменов примерно треть на второй курс уже не желали переходить и дослуживали в войсках сержантами. Прекратить порочную практику присвоения звания сержант через шесть месяцев после призыва. Внести профессию “сержант” в перечень профессий Российской федерации с соответствующими рекомендациями Мин труда. Разработать финансовые нормативы для сержантов с примерным соответствием оклада сержанта пятого года службы - окладу офицеров звена командира роты. Только сержантские контрактные должности должны быть предусмотрены для командиров танков, орудий, расчетов, радиостанций и им равные. Звания и должности прапорщик должны соответствовать младшим офицерским должностям и связанных только с боевой техникой и личным составом.

В Законе о прохождении службы офицерским составом возродить “Положение о баллотировке при выдвижении офицера на вышестоящую должность” которое регламентировало бы учет мнения всех офицеров данной части путем проведения тайного голосования по трем – четырем кандидатурам и прохождении службы достойным офицером, и их независимости от одного командира. Выдвижение, как офицерского состава, так и младшего командного состава производить на конкурсной основе. Такое положение действовало в армии до октябрьского переворота и действует сейчас, например, в американской армии. При назначении на вышестоящую должность (от командира роты до командующего армией) четыре равных по должности офицера или генерала, независимо от рода войск гарантируют своей честью, что офицер достоин назначения на высшую должность. Если старший начальник не согласен с решением офицерского состава, то представляет к назначению своего кандидата под своей подписью. При этом в случае проступка офицера или генерала старший начальник увольняется без пенсии вместе со своим “протеже”.

Прохождение службы должно быть организованно таким образом, чтобы на вышестоящие должности могли проходить только офицеры, прошедшие службу на всех более низких уровнях. Это относится как к командным, так и штабным офицеров. Этими положениями был бы поставлен заслон кумовству и фаворитизму и покупке должностей, ныне бытующих в российской армии. Не должен профсоюзный работник возглавлять министерство внутренних дел, а филолог, аналитик внешней разведки – министерство обороны.

 Призывные комиссии необходимо вывести из подчинения министерства обороны, которое может представлять предложения в Правительство о необходимых призывных ресурсах, а сам призыв осуществляется гражданской администрацией, назначаемой решением местной региональных власти. При этом прохождение службы может и должно быть организованно по территориальному принципу. В военной исторической литературе первой и второй мировых войн, как в российских, так и немецких приводится масса фактов положительного влияния службы солдат и офицеров одной местности. Наиболее часто подчеркивается доверие и близость в среде военнослужащих российских казачьих, уральских, сибирских, национальных литовских, эстонских, немецких (баварских, эльзасских) или армии обороны Израиля. В таких частях на порядок меньше отмечались случаи трусости и почти никогда не отмечались случаи издевательств. При проступке приходится отвечать перед земляками, родственниками, поскольку все знают о всех. Земляческие и родственные связи на 20-30 % увеличивают боеспособность. Родственные расчеты и экипажи всегда оказывали взаимопомощь.

Сомнительно, что возможно комплектование российской армии только по контракту. Нынешние примеры подписания контракта молодым пареньком в 19 лет после полугода издевательств, это попытки со стороны солдата уйти от мордобоя, а для власти - попытки снизить общественное отрицание дикостей армейской службы. Наиболее вероятен вариант сочетания службы по контракту и срочной службы. При переходе армии на бригадную структуру возможно прохождения службы в батальонах, где постоянный состав офицеры, сержанты и контрактники, а переменный состав солдаты- срочники одного призыва (как практиковалось в Советской армии или сейчас практикуется в Войске Польском). Это упростит процесс обучения, слаживания, а главное создаст условия нормальной морально – психологической обстановки в воинском коллективе.

У меня вызывает сомнение, что без организации воспитательной работы по обеспечению второй (первая – защита страны о внешней агрессии) задачи Вооруженных сил – образование единой российской нации в рамках концепции гражданского (а не этнического) национализма возможно воспитание военнослужащего как защитника единой России. Эта работа должна носить надэтнический, надконфессиональный, надпартийный характер. На бригаду достаточно 2-3 офицеров воспитателей для проведения еженедельных занятий по истории страны, и знакомства с основными законами, 3-4 психолога для контроля над теми военнослужащими, которые требуют внимания и 4 священнослужителей относящихся к основным конфессиям (православной, мусульманской, католической, иудейской и пр.), что в совокупности не превысит существующие штаты. Ныне в мотострелковом полку около 20 офицеров воспитателей (в каждой роте, батальоне, дивизионе).

Все без исключения военнослужащие должны обладать всеми правами, предусмотренных Конституцией. Специфика воинской службы не подразумевает бесправия солдат и офицеров. В этой связи необходим гражданский контроль над Вооруженными силами (в первую очередь – парламентский), ликвидация военных прокуратур и судов, введения должности уполномоченного по правам военнослужащего, имеющего своих представителей в соединениях и частях армии, МВД, ФСБ. Быстрое трехдневное разбирательство и увольнение того же начальника Челябинского военного танкового училища, вызывает сомнение в его виновности. Также сомнительны недомолвки и высказывания представителей военной прокуратуры, о том, что избитый солдат не может говорить, хотя во Франции на прошлой неделе был показан репортаж французских журналистов, где в кадре солдат говорит и что – то подписывает.

 Оставив нынешнюю армию в покое необходимо начать комплектовать новую армию, по новым принципам и новым правилам, которая отвечала бы требованиям современности и требованиям российского общества.

Анатолий Цыганок

Дата — 08 Апреля 2006 года
Опубликовано — Полит Ру



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Электронные СМИ
Печатные СМИ
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru