Цыганок Анатолий Дмитриевич
Центр военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, член Общественного совета Председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, доцент факультета мировой политики МГУ.


Главная / Научные доклады /

Итоги с Владимиром Путиным: кризис и разложение российской армии.

Январь 2007 г.

Разведка США отмечает рост готовности российских вооруженных сил

12/01/2007 00:39

ВАШИНГТОН, 12 янв - РИА Новости, Аркадий Орлов.

Военная разведка США констатирует заметный рост готовности российских вооруженных сил.

 "В войсках общего назначения деятельность по боевой подготовке в частях сил постоянной готовности, формирующих стержень неядерного военного потенциала России, находится на самом высоком уровне за весь постсоветский период", - заявил в четверг на слушаниях в сенатском комитете по разведке директор разведывательного управления министерства обороны США (РУМО) генерал-лейтенант Майкл Мэйплз.

"Российские лидеры видят в сильных вооруженных силах необходимый компонент для того, чтобы вернуть своей стране статус великой державы", - сообщил глава американской военной разведки, по словам которого в Москве считают также "стратегический и нестратегический ядерный потенциалы ключевыми факторами для сдерживания агрессии".

 "Для обеспечения требования по будущим мисcиям продолжается осуществление модернизации, при которой основной акцент сделан на такие стратегические системы как межконтинентальная баллистическая ракета SS-27 и баллистическая ракета морского базирования "Булава", - сообщил генерал-лейтенант Мэйплз, в выступлении которого отмечено также, что в 2006 году "участие российских вооруженных сил в учениях с иностранными вооруженными силами возросло на 50% по сравнению с уровнем 2005 года".

Кроме того "Россия добилась прогресса в подавлении сепаратистов на Северном Кавказе посредством осуществления более успешных контрповстанческих операций", - отметил генерал.

 Коснувшись предстоящих в 2008 году в России президентских выборов, глава военной разведки США сообщил: "Мы считаем, что оборонная политика не будет являться значительным вопросом в ходе избирательной кампании и, кто бы из кандидатов ни был избран, это не приведет к значительным изменениям в российской оборонной политике в течение первого года нахождения (нового президента) в должности", - сказал генерал Мэйплз.

Между тем критика политики Кремля, прозвучавшая из уст главы американской разведки, совпала по времени с другими аналогичными высказываниями высокопоставленных американских политиков и военных в отношении России. Выступая в том же сенатском комитете по делам вооруженных сил в один день с Майклом Макконнеллом, директор разведуправления минобороны США генерал-лейтенант Майкл Мэйплз сообщил, что Россия будет и впредь продолжать наращивать усилия в сфере военного космоса. "Я считаю, что Китай и в определенной степени Россия будут продолжать стремиться обрести космический и противокосмический потенциалы",-- заявил главный военный разведчик США, отвечая на вопрос сенатора Хиллари Клинтон.

А глава Пентагона Роберт Гейтс, выступая во вторник на слушаниях в сенатском комитете по ассигнованиям, был еще более откровенен. Он повторил свою мысль, высказанную три недели назад в ходе обсуждения в сенате военного бюджета США, сказав, что модернизация армий России и Китая - это одна из причин, по которым США должны развивать свои вооруженные силы. По словам американского министра обороны, Китай и Россия развиваются по "неясным путям" и "осуществляют комплексные программы модернизации вооруженных сил". Роберт Гейтс отметил, что это обстоятельство наряду с опасностью от терроризма, а также угрозами, исходящими от Ирана и КНДР, "заставляют нас адекватно реагировать, чтобы встретить данные вызовы". Тем самым глава Пентагона снова поставил Россию на одну доску с такими странами, как Иран и Северная Корея, в которых США видят опасность для своей национальной безопасности.

Август 2007 года.

 Британская газета Guardian Энн Пенкет

Поездка Путина на рыбалку в стиле холодной войны: что он затеял?

 Было ли вторжение двух российских бомбардировщиков в воздушное пространство Великобритании чем-то большим, чем пустое позерство московского президента-мачо?

"Если в первом акте на стене висит ружье, то в третьем оно должно выстрелить", – размышляя над этими словами русского драматурга Чехова, Олег Гордиевский, перебежчик из КГБ, анализирует новейшие стратегические шаги Владимира Путина. Как опасается Гордиевский, эти шаги могут повлечь за собой неизбежный полномасштабный военный конфликт.

"Когда Путин пришел к власти, было очевидно, что случится, – говорит Гордиевский о своем бывшем коллеге по КГБ. – Я предостерегал Джона Скарлетта (агента, который когда-то курировал Гордиевского в Москве, а ныне возглавляет MI-6. – Прим. ред.), предостерегал Форин-оффис, предостерегал журналистов. Теперь они мне поверили", – рычит он.

Российский президент не удовлетворился тем, что повесил на стену ружье. Он выставил целую коллекцию оружия, в том числе стратегические бомбардировщики, способные нести на борту ядерные вооружения, а также заговорил воинственным тоном. Все это повлекло за собой разговоры о "новой холодной войне".

 "Старая холодная война никогда не прекращалась", – говорит Дэн Плеш, авторитетный британский аналитик по вопросам контроля над вооружениями, разделяющий обеспокоенность Гордиевского, высокопоставленного офицера КГБ, бежавшего в Великобританию. И Плеш, и Гордиевский считают, что мы слепо идем к катастрофе, как сомнамбулы. Один ложный шаг, и "есть чрезвычайно серьезная угроза глобальной ядерной войны", по словам Плеша.

В течение недели, когда мир отвлекся на созерцание обнаженного мускулистого торса 54-летнего российского лидера, который снялся на отдыхе в Сибири – сравните его с отретушированными жировыми складками президента Франции Николя Саркози – на серии фотографий, выложенных на сайте Кремля, бросается в глаза одна деталь. Этот президент в свободное от работы время ходит не в джинсах, а в камуфляжной форме.

Русский медведь вернулся и предстал перед нами в полный рост. Но с точки зрения Москвы Кремль всего лишь реагирует на череду провокаций со стороны США и НАТО, поскольку западный альянс подползает к российским границам, угрожая безопасности государства.

"Новая холодная война" началась с выступления Путина в феврале на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности перед министрами обороны и парламентариями западных стран. В этой речи он перечислил обиды Москвы и обвинил администрацию Буша в попытках создать "однополярный" мир.

"Один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения. Это мир одного хозяина, одного суверена", – посетовал президент.

 В России речь была принята "на ура": местные газеты поздравили президента с тем, что он хорошенько отчитал Запад. Фурор иного рода она произвела на Западе, уже обеспокоенном тем, что богатая нефтью Россия использует энергоносители как орудие запугивания соседей, и встревоженном откатом страны при Путине к более авторитарному режиму. Со времен мюнхенской речи, в которой российский лидер раскритиковал американские планы по размещению элементов системы ПРО в Польше и Чехии – двух бывших государствах Варшавского договора – холодный ветер стал еще холоднее. Запад и Россия занимают противоположные позиции по целому ряду политических вопросов, включая ядерные амбиции Ирана, ситуацию в Ираке, будущее Косово и в особенности расширение НАТО. На последней проблеме Кремль просто помешан.

Британо-российские отношения ухудшились до предельного за последние несколько десятилетий уровня после того, как в ноябре прошлого года в центре Лондона был отравлен радиоактивным веществом бывший сотрудник КГБ Александр Литвиненко, а Россия отказалась выдать бывшего сотрудника КГБ, подозреваемого в этом убийстве.

 В мае Путин выступил с еще одной тирадой против американской доктрины однополярности, обиняками сравнив политику США с курсом Третьего рейха в речи по случаю 62-й годовщины разгрома нацистской Германии.

В той же речи он обрушился на Эстонию, недавно вступившую в Евросоюз, за перенос памятника Красной армии – это решение, как сказал Путин, "сеет рознь и новое недоверие между государствами и людьми". Когда сайты эстонского правительства подверглись беспрецедентной хакерской атаке, подозрения пали на Кремль, и НАТО было призвано на помощь.

Ситуация неуклонно ухудшается: саммит ЕС-Россия, проведенный на фоне напряженных отношений России с Польшей и Эстонией, закончился резкими высказываниями – европейские лидеры раскритиковали арест группы российских оппозиционных активистов во главе с Гарри Каспаровым. Эти люди были задержаны по дороге на митинг протеста неподалеку от места проведения саммита в Самаре. Затем Россия пригрозила прекратить поставки газа в Белоруссию, и почти повторилась сцена спора в 2006 году, когда были перекрыты поставки на Украину, по-видимому, в наказание за "оранжевую революцию" в этой бывшей советской республике.

Но самые опасные трения между Россией и Западом, очевидно, вызывают события в военной сфере. В отместку за американские планы ПРО Путин объявил, что Россия перенацелит свои собственные ракеты на Европу в противовес планам по размещению объектов в своих бывших государствах-сателлитах, которые ныне являются членами ЕС и занимают пламенную проамериканскую позицию. Тревожные звоночки раздались в столицах западных держав, когда 14 июля Россия официально объявила, что приостанавливает действие Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) – заключенного в 1990 году соглашения, которое было одним из краеугольных камней разоружения Востока и Запада.

 6 августа, как утверждают прозападные власти Грузии, российские военный самолет, перелетев через Кавказские горы, выпустил ракету, которая упала на картофельном поле в Грузии. Хотя ракета не взорвалась, грузинская сторона обвинила российскую в нарушении границ ее воздушного пространства и потребовала вынести этот вопрос на рассмотрение Совета Безопасности ООН. На прошлой неделе Грузия обвинила Россию во втором нарушении воздушного пространства. А в пятницу Грузия заявила, что ее военные обстреляли российский реактивный самолет, который потерпел аварию и упал в лесу.

 Затем, 17 августа, президент Путин объявил, что 20 стратегических бомбардировщиков были направлены в дальние полеты над Атлантическим, Тихим и Северным Ледовитым океанами, что стало зримой ,демонстрацией новых мускулов Москвы и ее соответствующей позиции. В тот же день Минобороны Великобритании сообщило, что два истребителя британских ВВС эскортировали российский бомбардировщик, который приблизился к границам британского воздушного пространства.

"То, что он делает, еще не реализовалось, но может стать реальным день ото дня. Европе следует быть начеку", – говорит Гордиевский. Однако, хотя европейские аналитики предостерегают, что напряженная ситуация может вылиться в вооруженный конфликт за то время, пока президент Путин снимает рубашку, они также указывают, что вину за "новую холодную войну" нельзя возлагать только на Россию.

 Объявив о возобновлении круглосуточных полетов бомбардировщиков дальнего радиуса действия, способных нести на борту ядерное оружие, Путин подчеркнул, что другие государства – иначе говоря, США – продолжали такие миссии и после окончания холодной войны.

 "Вашингтон не смог выполнить своих обязательств перед Россией", – говорит Плеш, директор Центра международных исследований и дипломатии при лондонской Школе исследований Востока и Африки. Администрация Буша вышла из договора по ПРО, поставила под угрозу выполнение Договора о нераспространении ядерного оружия, а НАТО так и не ратифицировало ДОВСЕ. "Американцы все еще летают вокруг России", – отметил Плеш, добавив, что полеты американских стратегических бомбардировщиков производятся столь же часто, как и в период холодной войны.

Плеш утверждает, что Россия правомерно считает американскую ПРО угрозой для себя. Администрация Буша утверждает, что эта система направлена против пусков ракет из Северной Кореи или Ирана. "Теперь американцы считают, что смогут нанести по России первый удар обычными вооружениями", – заметил он.

 На взгляд чешского аналитика Петра Краточвила, работающего в Праге, жесткая риторика Путина – элемент стратегии, адресованной его аудитории внутри страны накануне президентских выборов будущего года. Как ожидается, на выборах победит кто-то из ближайших союзников президента. Сам президент, согласно конституции, лишен права баллотироваться на третий срок. Как считает Краточвил, хотя отношения с Западом сейчас "намного хуже, чем пять лет тому назад", вооруженный конфликт маловероятен по той простой причине, что Россия как супердержава не может конкурировать с Америкой ни в экономике, ни в военной сфере.

Свойственная Путину ностальгия по советской эпохе – распад Советского Союза он назвал "величайшей геополитической катастрофой" минувшего века – муссируется, "поскольку находит отзвук в сердцах масс", предполагает Краточвил. "Не думаю, что он сам в это верит. Он просто хочет сделать ситуацию менее болезненной для людей в ситуации, когда Россия превращается в державу регионального значения".

Так что же делать? Несмотря на напряженность, по обе стороны Атлантики есть ощущение, что и США, и Россия ищут выход из ситуации. Госсекретарь США Кондолиза Райс, сама советолог по образованию, и российский первый вице-премьер, экс-министр обороны Сергей Иванов, относящийся к "ястребам", отрицают факт начала новой холодной войны. Несмотря на все вопли, Россия все еще сотрудничает с НАТО, тогда как в 1999 году во время косовского кризиса она прекратила всякое сотрудничество с альянсом.

В июле в Вашингтоне, на заседании подкомитета по стратегическим силам при Комитете по вооруженным силам палаты представителей США, председатель комитета Эллен Таушер сказала, что она и ее коллеги ищут решения. Она добавила, что сейчас США находятся "на важном распутье, касающемся нашей стратегической позиции".

Плеш говорит, что пора возродить идеалы, к которым призвали президенты Рейган и Горбачев на своем обреченном на неудачу саммите в Рейкъявике, когда поклялись ликвидировать ядерные арсеналы своих стран. В этом смысле Плеш не одинок. Не кто иной, как Генри Киссинджер подписался под идеей ядерного разоружения.

"Если ты говоришь: "Спасите китов" или "сделайте это, чтобы остановить глобальное потепление", все соглашаются. Но если ты говоришь о всеобщем и полном разоружении, люди смотрят на тебя так, будто ты с луны свалился", – заметил Плеш. Но в обстановке попыток вернуться к задачам по разоружению не хватает одного ключевого элемента. "Доверяй, но проверяй", – твердил президент Рейган президенту Горбачеву после того, как они подписали историческое соглашение о ликвидации ракет средней дальности с обеих сторон. Усилия по прекращению "новой холодной войны" осложнит тот факт, что из отношений между Западом и Россией президента Путина ныне изгладилось доверие.

 Август 2007

года Британская Daily Telegraph

Гетин Чемберлен, Тим Шипман и Ник Холдсуорт

 Владимир Путин перевооружает свою армию времен холодной войны

 Вчера в одном из ангаров на летном поле в 24 милях к северо-востоку от Москвы техники осматривали последние поступления, призванные дополнить растущий военный арсенал, с помощью которого Россия собирается вернуть себе статус крупной мировой державы. Закупка истребителей Миг-35 и Миг-29, которые Россия намерена показать на предстоящем на этой неделе московском международном авиасалоне – это лишь малая часть плана стоимостью 100 млрд фунтов, который призван вновь поднять российскую военную мощь до уровня времен холодной войны.

В пятницу президент Владимир Путин напугал международную общественность, объявив, что ядерные бомбардировщики возобновляют регулярное дальнее патрулирование. Но это лишь начало. К 2025 году Россия намерена удвоить производство военной авиации. В числе первоочередных планов Москвы – постановка на вооружение новых ядерных ракет, авианосцев и танков.

Сообщение, которое Россия адресует Западу, очевидно: с ней больше нельзя не считаться. Благодаря притоку денег от продажи нефти и газа, а также твердому стремлению президента Путина возвратить страну на мировую арену российская военная машина вновь начала работать. По поводу столь резкого наращивания военной мощи существуют различные версии. Не в последнюю очередь говорят о том, что российское руководство решило в преддверии парламентских и президентских выборов заручиться поддержкой националистов. Но настоящая причина, видимо, состоит в том, что Россия обижена, поскольку считает оскорбительным равнодушное отношение Запада к самому ее существованию.

По словам источников, связанных с разведкой, Вашингтон и Лондон не ожидали, что Россия столь серьезно воспримет это, по ее мнению, пренебрежительное отношение. Великобритания и США признают, что, сконцентрировав все внимание на Ираке и "Аль-Каиде", они упустили из виду Россию.

 "Они не сообразили, что эти русские до сих пор не вышли из игры, – говорит бывший сотрудник Белого дома, работавший в администрации Рональда Рейгана и Джорджа Буша. – Больше всего я боюсь проснуться однажды и понять, что мы проиграли холодную войну. Или скорее выиграли войну, но проиграли в мирное время".

Источник, близкий к госсекретарю США Кондолизе Райс (она начинала в 80-е как кремленолог), говорит, что от непростых отношений с Москвой ее внимание отвлекли ближневосточные вопросы. "Она хочет больше времени уделять России, но это не всегда возможно. В разговорах со мной она говорила, что сожалеет, что сделала недостаточно в области, которая по сути является ее основной специальностью".

Появившиеся на прошлой неделе хорошо поставленные фотографии с раздетым до пояса президентом, принимающим различные мужественные позы на отдыхе в Сибири, – это не единственный за последние месяцы эпизод, когда Россия поигрывает мускулами.

 Российские субмарины сумели возмутить даже спокойных норвежцев и канадцев, установив флаг под арктическими льдами. В то же время бомбардировщики Ту-95 раздразнили американцев, пролетев возле морской базы США на острове Гуам в западной части Тихого океана. Грузины пришли в возмущение, когда недалеко от деревни возле Тбилиси рухнула российская ракета. А учения на юге Уральских гор, где участвовали около 6,5 тыс. солдат из России, Китая, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана, вызвали на Западе разговоры о возникновении нового Варшавского договора.

Тревога, возможно, запоздала, считает Мэтью Клементс, редактор издания Jane's Country Risk по евразийским вопросам. "Думаю, мы не заметили, что Россия воспринимает себя как новую, великую державу и чувствует, что ее не принимают настолько серьезно, насколько она хочет", – объясняет он. Недавние события обострили и без того непростую ситуацию. Россия в штыки приняла планы США по размещению противоракетной системы в Чехии и Польше, пригрозив в ответ разместить собственные ракеты в Калининграде. Ранее этим летом Путин поднял ставки в конфликте за счет угрозы нацелить ракеты на стратегические ядерные объекты США в Европе.

Напряженность в российско-британских отношениях, вызванная убийством бывшего российского шпиона Александра Литвиненко, привела к взаимной высылке дипломатов, а в пятницу из российского FM-диапазона была удалена Всемирная служба BBC. На прошлой неделе Форин-оффис отказался как-либо комментировать свое отношение к решительным действиям России в последнее время, заявив лишь: "Мы не обеспокоены".

Пожалуй, единственный положительный момент для Великобритании от военного возрождения России состоит в том, что у нового британского истребителя Typhoon, приобретенного примерно за 20 млрд долларов для борьбы с угрозой времен холодной войны, наконец появился достойный противник.

Восемь лет назад, когда президент Путин пришел к власти, российские вооруженные силы находились в упадке. Армия морально деградировала, флот ржавел, а авиация была вполовину слабее, чем в годы холодной войны.

Но теперь ситуация изменилась. Расходы России на оборону за последние два года выросли на 22 и 27%, а в этом году могут подняться на 30%. В феврале Сергей Иванов, в ту пору министр обороны, а сейчас один из наиболее вероятных кандидатов в президенты, объявил, что на оборону планируется потратить 100 млн фунтов. По данным информационной группы Jane's, Россия планирует поставить на вооружение две новые ядерные баллистические ракеты для подводных лодок – "Булава" и "Синева". Обе имеют радиус поражения в 5 тыс. миль и способны нести 10 ядерных боеголовок.

 Кроме того, планируется закупить новый противовоздушный ракетный комплекс С-400, который, как заявляет российское министерство обороны, будет эффективен против ракет противника. Кроме того, правительство планирует вложить значительные средства в новый стратегический бомбардировщик Ту-160, который способен запускать крылатые ракеты, истребитель-бомбардировщик Су-34, способный в любую погоду наносить удары по хорошо защищенным целям, а также в истребитель пятого поколения "Сухой" Т-50. Как ожидается, последний встанет на вооружение в 2008 году в качестве основного легкого истребителя. В состав российского флота планируется включить шесть ядерных авианосцев (сейчас есть только один) и восемь подлодок, вооруженных баллистическими ракетами. Алекс Правда, специалист по России из лондонского института внешней политики Четэм-Хаус, говорит, что для Путина характерен агрессивный подход.

"Он верит, что необходимо сражаться за место под солнцем, и говорит, что слабость не ценит никто. Русские не стремятся к имперскому влиянию советской эпохи. Но они хотят присутствовать на международной арене".

 Поскольку Путин не может остаться на третий срок, в удачном положении оказывается его бывший министр обороны Сергей Иванов. Когда в марте россияне пойдут к избирательным урнам, ему может оказаться на руку то, что население благосклонно относится к новой жесткой политике. Но кто бы ни пришел на смену Путину, Западу, судя по всему, придется признать, что баланс сил изменился. Как сказал Путин, объявив о возобновлении патрулирования стратегическими бомбардировщиками: "Началось боевое дежурство".

Представляется очевидным, что мифы о «военном возрождении» и «милитаризации» России выгодны ряду представителей западного военного и околовоенного истеблишмента постольку, поскольку позволяют требовать от своих парламентов увеличения ассигнований на военные нужды и объяснять своим народам разного рода масштабные военные операции и/или приготовления. Потому подобная мифология воспроизводится и будет воспроизводиться еще достаточно долго, что, бесспорно, поможет как Владимиру Путину, так и его формальному преемнику на президентском посту вводить в заблуждение собственный народ.

 Сходной представляется и судьба мифа о «милитократии», согласно которому власть в современной России якобы принадлежит «людям в погонах». Создатели этого мифа базируются на двух существенно ложных посылках:

• о том, что выходцы из различных военизированных структур СССР – от внешней разведки и контрразведки до общевойсковых соединений – якобы образуют некую единую «корпорацию людей в погонах»

• о том, что свыше 70% руководящих должностей в бюрократических структурах современной РФ занимают бывшие и нынешние военные / представители спецслужб

Авторы и сторонники доктрины «милитократии» не склонны понимать и признавать, что:

 - никакой единой корпорации «людей в погонах» ни в советское время, ни тем более после распада СССР не существовало и не существует; органические противоречия между различными силовыми структурами и в Советской Империи были абсолютно непримиримыми, потому попытка подвести всех выходцев из военизированных структур Советского Союза под общую крышу «силовиков» представляется неприемлемой для целей ответственного политико-социального анализа;

 - «статистика», обосновывающая якобы массированное присутствие «силовиков» (при всей условности этого термина) в нынешней российской власти, опирается на странную технологию, которая объявляет выходцем из силовых / военизированных структур всякого, у кого есть пробелы в публичной биографии.

Мы исходим из понимания, что фактически современной Россией управляет крупный спекулятивный (по природе первоначального накопления, экономической стратегии и жизненной философии, а не по содержанию основного бизнеса в данный исторический момент) капитал, который пришел к власти еще в середине 1990-х гг. Политика России во многих сферах отражает жизненно важные интересы и ценности этого капитала. Представителем этого капитала является и Владимир Путин.

 Красивые погоны и мундиры нужны этому правящему капиталу, чтобы обеспечивать стабильность собственного политического режима в пропагандистской сфере. Ничего общего с «милитократией», где власть принадлежит профессиональному сообществу военных, определяющих национальные стратегические приоритеты, этот режим не имеет.

Впрочем, мифы о «милитаризации» и «милитократии» еще долго будут живучими – в силу причин, о которых мы уже сказали. Тем не менее, наша задача – разрушить эту мифологию и прийти к верному пониманию реального положения дел в позднепутинской России и правильной оценке того наследства, которое Путин и, шире, его политическое поколение, оставляют следующим правителям нашей страны.

 1. Внешние угрозы для РФ

 Никакое военное строительство в государстве не представляется возможным, если политическое руководство страны не сформулировало взгляды на то, какие задачи предстоит решать Вооруженным силам (ВС), т.е. к войнам какого типа и с каким противником (какими противниками) Вооруженные силы должны быть готовы.

 В настоящее время в Российской Федерации приняты два открытых официальных документа, в которых идёт речь о геополитическом положении РФ, военных угрозах для РФ и состоянии ВС РФ применительно к данным аспектам. При этом один из них – «Военная доктрина Российской Федерации», утвержденная указом Президента в 2000 г., - отличается практически полным отсутствием конкретных формулировок. Гораздо конкретнее обнародованные Министерством обороны РФ в октябре 2003 г. «Актуальные задачи развития Вооружённых Сил Российской Федерации». Они следующим образом описывают геополитическую ситуацию и задачи ВС РФ.

«Современный этап мирового развития характеризуется острейшими социально-экономическими конфликтами и политическими противоречиями. Конец биполярной блоковой системы привел к существенному изменению принципов стратегической стабильности в мире. Глобальная и региональная безопасность смещаются от более ясных вопросов войны и мира к менее определенным и более сложным политическим, финансово-экономическим, этнонациональным, демографическим и другим проблемам.

Существуют константы безопасности для России. Россия своими тремя фасадами выходит на окружающее геополитическое пространство: западным, обращенным к евроамериканскому миру, южным, обращенным к весьма разнородному исламскому миру, и восточным – к Азии и к Азиатско-Тихоокеанскому региону. Поэтому естественный интерес для России с точки зрения национальной безопасности представляют Европейский, Ближневосточный, Средневосточный, Центрально-Азиатский, Азиатско-Тихоокеанский регионы.

Вопреки многим оценкам, господствовавшим в первой половине 90-х годов, значение военной силы в постбиполярном мире не уменьшилось. Более того, в начале XXI века обозначились процессы повышения роли военной силы для обеспечения политических и экономических интересов государств мира, тогда как целый ряд политических институтов в сфере международной безопасности вступил в полосу жесткого кризиса. Это ставит на повестку дня задачу переосмысления всего комплекса вопросов, связанных как с основными аспектами международной безопасности, так и с принципами обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Сильные российские Вооруженные Силы имеют геополитическое значение. В условиях ослабления целого ряда международных институтов в сфере безопасности именно укрепление потенциала ВС РФ будет являться фактором, предотвращающим окончательный распад системы международных отношений, основанной на принципах международного права. Именно Вооруженные Силы Российской Федерации могут обеспечить глобальную стабильность в широком понимании данного термина».

Далее в том же документе говорится следующее.

 «Произошла адаптация российской военной политики к новым глобальным реалиям. В рамках реформирования Вооруженных Сил и в целом военной организации в РФ и при разработке новых принципов российской военной политики учитывался новый уровень политических отношений с США и другими наиболее промышленно развитыми странами. Были пересмотрены некоторые ранее существовавшие основы военного планирования. В частности, произошло исключение из числа наиболее вероятных конфликтов, к которым готовились Вооруженные Силы страны, глобальной ядерной войны и крупномасштабных войн с использованием обычных вооружений с НАТО или иной возглавляемой США коалицией. Это дало возможность пойти на существенные сокращения ядерного потенциала и потенциала обычных вооружений без ущерба для безопасности страны. Большое внимание в подготовке войск (сил) стало уделяться, наряду с традиционными, таким формам боевых действий, как миротворческие, специальные, по борьбе с терроризмом, участию в локальных конфликтах и т.д.»

 Далее – приводятся некие представление об отношениях РФ с НАТО и США.

«Отношения России с Организацией Северо-Атлантического договора (НАТО) определяются Римской декларацией 2001 года. Россия внимательно следит за процессом трансформации НАТО и рассчитывает на полное изъятие прямых и косвенных компонентов антироссийской направленности и из военного планирования, и из политических деклараций стран-членов Альянса.

Однако, если НАТО сохранится в качестве военного альянса с существующей сегодня наступательной военной доктриной, это потребует коренной перестройки российского военного планирования и принципов строительства российских Вооруженных Сил, включая изменение российской ядерной стратегии.

 Россия рассчитывает на расширение сотрудничества с США в политической, военно-политической и экономической сферах, а также продолжение сотрудничества с США в сфере обеспечения стратегической стабильности и демонтажа наследия «холодной войны», на конструктивное взаимодействие с США в деле обеспечения региональной стабильности и нераспространения ОМП на региональном уровне. Россия поддерживает усилия по борьбе с международным терроризмом, в рамках антитеррористической коалиции, являющейся элементом глобальной стабильности и средством установления более справедливого нового мирового порядка. В отношениях с США Россия руководствуется необходимостью строгого соблюдения норм международного права и приматом собственных национальных интересов. Россия исходит из того, что, несмотря на отдельные различия в подходах к решению региональных проблем, консенсус должен быть найден на базе уважения норм международного права и взаимного уважения национальных интересов».

Следует отметить, что заявления об «исключении из числа наиболее вероятных конфликтов, к которым готовились Вооруженные силы страны, глобальной ядерной войны и крупномасштабных войн с использованием обычных вооружений с НАТО или иной возглавляемой США коалицией» и о том, что «если НАТО сохранится в качестве военного альянса с существующей сегодня наступательной военной доктриной, это потребует коренной перестройки российского военного планирования и принципов строительства российских Вооруженных Сил, включая изменение российской ядерной стратегии» очевидным образом противоречат друг другу.

Это противоречие проявляется в «Актуальных задачах» и в дальнейшем.

 В частности, при описании характера современных войн и вооруженных конфликтов говорится, что «характер применяемого в современных войнах вооружения диктует настоятельную необходимость наличия сил и средств для нанесения ударов по военным инструментам противника (дальнобойному высокоточному оружию, дальней авиации), находящимся за границами непосредственного района конфликта» и что «требуется превратить уже на первом этапе, в начальный период войны «бесконтактную» войну в «контактную», как наиболее нежелательную для противника, оснащенного дальнобойным ВТО». В настоящее время единственной страной мира (кроме самой РФ), ВС которой обладают дальнобойным высокоточным оружием (ВТО) и дальней авиацией, являются США.

 «Актуальные задачи» вполне определенным образом трактуют ситуацию в Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

«Шанхайская организация по сотрудничеству (ШОС) играет важнейшую роль в обеспечении региональной стабильности в Центральной Азии и в Дальневосточном регионе. В случае дальнейшего укрепления политического и военно-политического потенциала ШОС сформируется зона мира и стабильности на Юго-Восточном и Дальневосточном направлениях, исключающая возникновение крупномасштабной военной угрозы. Если произойдет полная или частичная ренационализация политики в области безопасности государств региона, Россия вынуждена будет рассматривать регион как потенциальный источник этнических конфликтов, пограничных споров и общей военно-политической нестабильности».

 В документе имеется пункт «Особенности возможных военных действий на Дальневосточном стратегическом направлении».

В нём, в частности, утверждается, что:

1. «Морские десантные операции и противодесантная оборона будут носить объемный воздушно-космическо-морской и наземный характер.

2. Важное влияние на устойчивость противодесантной обороны Дальнего Востока будет оказывать способность войск (сил) вести автономные боевые действия.

3. Недостаточный уровень развития транспортных коммуникаций, связывающих Дальний Восток с Европейской частью России, может негативно сказаться на ходе военных действий».

Из этого пункта следует, что единственным потенциальным противником на Дальневосточном стратегическом направлении авторы документа считают США (и, возможно, Японию), а Китай не рассматривается в качестве такового, поскольку не имеет ни возможности, ни необходимости (в силу наличия протяжённой сухопутной границы) проводить морские десантные операции против РФ.

 По поводу характера будущих войн и конфликтов, строительства ВС и их боевой (оперативной) подготовке в «Актуальных задачах», с одной стороны констатируется, что

 «главной особенностью конфликтов нового исторического периода оказалось то, что произошло перераспределение роли различных сфер в вооруженном противоборс¬тве: ход и исход вооруженной борьбы в целом будет определяться главным образом противоборством в воздушно-космической сфере и на море, а сухопутные группировки закрепят достигнутый военный успех и непосредственно обеспечат достижение политических целей».

С другой стороны, в дальнейшем идет речь почти исключительно о боевой подготовке Сухопутных войск, причем в основном в звене «взвод - рота – батальон». Например:

 «Особое внимание будет уделено подготовке соединений и частей к применению неполным составом. Для Сухопутных войск основу таких групп составляют мотострелковые подразделения, как правило, от взвода до батальона, что значительно повысит современные требования к тактической самостоятельности этих подразделений. Это обусловлено, в первую очередь, тем, что войскам в вооруженных конфликтах будет противостоять не типовой противник, а чаще всего состоящий из разнотипных по техническому оснащению и обученности его формиро¬ваний и применяющий тактику партизанских и диверсионно-террористи¬ческих действий».

 Авиации в рассматриваемом официальном документе посвящен один маленький абзац, а флот не упоминается вообще.

 В целом, создаётся впечатление, что данный документ писало сразу несколько авторских коллективов, имеющих существенно различные взгляды на военное строительство, а затем написанное ими было соединено чисто механически. Совершенно очевидно, что внутри Минобороны существуют острые противоречия между теми, кто не может не видеть изменения характера войн в последние 15 лет, и сторонниками «бронетанкового» мышления на уровне 40-х - 50-х годов прошлого века. Столь же очевидны противоречия между той частью политического и военного руководства, которая не видит смысла в противостоянии с США, и той, для которой такое противостояние является вероятной перспективой. В документе взгляды всех указанных групп были объединены чисто механически, без формирования единого смыслового поля.

Таким образом, можно констатировать, что официальные взгляды военно-политического руководства РФ на внешние угрозы являются весьма противоречивыми и не вполне конкретными, но, в целом, в качестве основной угрозы воспринимаются, с одной стороны, США и НАТО, с другой, негосударственные, нерегулярные вооруженные формирования [внутри]российского или международного происхождения.

Состояние обороноспособности РФ руководство страны считает, в основном, удовлетворительным. При этом, однако, противоречивость и неконкретность настолько заметны, что на основе существующих документов вряд ли можно вести военное строительство, адекватное нынешней международной ситуации. В частности, из них очень сложно определить потребное количество вооружений и военной техники (В и ВТ), которое необходимо приобрести для ВС РФ в обозримой перспективе, а также качественные параметры техники. Неясно также, к какого типа войнам и военным конфликтам должны готовиться ВС РФ: с противником, обладающим дальнобойным ВТО и дальней авиацией, или же с врагом, применяющим тактику партизанских и диверсионно-террористи¬ческих действий.

Особое удивление вызывает упорное отрицание военно-политическим руководством страны существования китайской угрозы.

 Сегодня Вооруженные силы Китая строятся в соответствии с концепцией «стратегических границ и жизненного пространства», которая разработана для обоснования и правомочности ведения ВС Китая наступательных боевых действий. Концепция базируется на представлении, согласно которому рост населения и ограниченность ресурсов вызывает естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшей экономической деятельности государства и увеличения его «естественной сферы существования». Предполагается, что территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». «Стратегические границы жизненного пространства» должны перемещаться по мере роста «комплексной мощи государства» (под ней понимается совокупность экономики, науки и техники, внутренней политической стабильности, военной мощи). Концепция КНР подразумевает перенесение боевых действий из приграничных районов в зоны «стратегических границ» или даже за их пределы, при том, что причинами военных конфликтов могут стать сложности на пути «обеспечения законных прав и интересов Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР)».

Долговременная программа строительства вооружённых сил Китая состоит из трёх этапов. По окончании первого (2000 г.) ВС достигли способности защитить жизненные интересы Китая, в том числе путём успешного ведения локальных войн низкой и средней интенсивности по всему периметру границы, а также «эффективно сдерживать и устрашать потенциальных противников». На втором этапе (до 2010 г.) ВС должны превратиться в силу, «гарантирующую расширение стратегических границ и жизненного пространства». На третьем этапе (до 2050 г.) предполагается завершение формирования ВС, способных «одержать победу в войне любого масштаба и продолжительности с использованием всех средств и способов ведения вооруженной борьбы».

Хотя указанная концепция не называет прямо направление, в котором будут расширяться «стратегические границы жизненного пространства» Китая, достаточно очевидно, что это может быть только Россия, в первую очередь, её восточные регионы, прилегающие к границе с Китаем, а также Центральная Азия, в первую очередь - Казахстан. Восточная Сибирь и Дальний Восток РФ обладают гигантской территорией и природными ресурсами при очень небольшом, причём достаточно быстро сокращающемся населении. Схожая ситуация имеет место в Казахстане. В Индокитае (другом потенциальном направлении китайской экспансии) ситуация во всех отношениях является прямо противоположной: недостаток территории и природных ресурсов при высокой плотности коренного населения. Индия в качестве направления экспансии, разумеется, рассматриваться не может – по меньшей мере, по причинам географического (между Китаем и Индией лежат Гималаи) и демографического (население Индии почти равно китайскому при гораздо меньшей площади территории) характера.

То, что экспансия Китая будет вестись, главным образом, в направлении России, подтверждается как ведущейся в этой стране официальной пропагандой, так и характером военного строительства в КНР. Следует подчеркнуть, что в Китае вся полнота власти остаётся в руках коммунистической партии, поэтому как официальная пропаганда, так и научные труды находятся под полным контролем партийных органов и отражают исключительно официальную точку зрения. Потому ссылки на то, что рассуждения о возможной военно-политической экспансии КНР могут отражать позицию неких маргиналов, не имеющих реального отношения к реальной власти (как это нередко бывает в современной России), заведомо неубедительны.

В настоящее время официальная китайская историография рассматривает действия России в отношении Китая, начиная с XVII века, исключительно как агрессию, а все договоры, кроме Нерчинского

 Нерчинский договор был заключен 27 августа 1689 г., в соответствии с ним граница между Россией и Китаем существенно отличалась от нынешней; Китаю, согласно этому документу, принадлежали, если следовать нынешнему административному делению РФ, Амурская и часть Читинской области, Приморский и юг Хабаровского края, Еврейская автономная область. —

 “неравноправными” и “несправедливыми”.

 Во многих китайских источниках даже Нерчинский договор рассматривается как уступка со стороны Китая. Впервые территориальные претензии Китая к СССР были предъявлены в начале 60-х годов ХХ века. До сих пор они не были никаким образом дезавуированы. Несмотря на официальные заявления китайских властей о том, что никаких территориальных проблем между РФ и Китаем сегодня нет, содержание пропаганды не меняется, что означает возможность предъявления претензий в любой момент и моральную подготовку собственного населения к этому моменту.

 В сентябре 2006 г. Китай провёл беспрецедентные по масштабам десятидневные учения Шэньянского и Пекинского военных округов Народно-освободительной армии Китая (НОАК, официальное название ВС Китая), двух самых мощных по своему потенциалу из 7 китайских военных округов. Именно эти округа прилегают к границе с Россией, Шэньянский противостоит Дальневосточному, а Пекинский – Сибирскому военному округу ВС РФ. В ходе учений части Шэньянского ВО совершили бросок на расстояние 1000 км на территорию Пекинского ВО, где провели учебное сражение с частями этого округа. Передислокация проводилась как своим ходом, так и по железной дороге. Целями учений стали отработка навыков маневрирования армейскими соединениями на большом удалении от мест базирования и повышение уровня управления тыловым обеспечением войск.

Подобный сценарий учений можно рассматривать только как подготовку к войне с Россией, причём отрабатывается именно наступление, а не оборона. Применительно к Тайваню (а также, например, к Юго-Восточной Азии) указанный сценарий не может иметь отношения из-за несравненно меньшей глубины театра военных действий (ТВД) и других природно-климатических условий (кроме того, на эти направления ориентированы другие военные округа НОАК). Отрабатывались глубокие наступательные операции на суше, в горно-степной местности, их объектами для Китая могут быть лишь Россия и Казахстан. Рельеф той местности, где проходили учения, аналогичен забайкальскому, а 1000 км – это примерное расстояние от российско-китайской границы по р. Аргунь до Байкала. Против Казахстана расположен Ланьчжоуский военный округ НОАК, он в указанных учениях участия не принимал и своих учений в указанное время не проводил. Подчеркнем еще раз, что учения проводили именно Шэньянский и Пекинский округа, приуготовленные к военным действиям против России.

Следует подчеркнуть, что КНР не следует представлять в качестве иррационального агрессивного тоталитарного режима, его политическое руководство в высшей степени рационально. Однако перед этой страной стоит комплекс весьма серьезных проблем: демографических, экологических, экономических. Подробное их рассмотрение не является темой данного доклада, можно лишь сказать, что сочетание этих проблем таково, что решение одних ведет к усугублению других. Экспансия с целью захвата территорий и природных ресурсов в среднесрочной исторической перспективе является для Китая, возможно, единственным способом избежать серьезнейшего кризиса, угрожающего самому существованию этой страны как единого целого. О естественных направлениях подобной экспансии уже было сказано выше. Хотя экспансия эта, предположительно, будет носить, в первую очередь, экономический и демографический характер, нельзя исключать и прямой военной экспансии. Надо учитывать очень высокую роль ВС в политической жизни Китая (главным руководящим постом в китайской властной иерархии считается не пост генсека ЦК КПК и, тем более, не председателя КНР, а позиция председателя Центрального военного совета КНР), а также огромный резерв людских ресурсов. Очень высокая безработица среди молодежи и такая специфическая черта современного Китая, как «дефицит невест» (очень значительное количественное превышение мальчиков и юношей над девочками и девушками в молодых возрастных группах) делают высокие собственные потери в ходе боевых действий не просто допустимыми, но даже, в какой-то мере, и желательными для военно-политического руководства страны.

С другой стороны, представление о НАТО как основном потенциальном военном противнике РФ кажется сегодня весьма сомнительным. Отражение политического, информационного, экономического давления на РФ со стороны Запада по сиюминутным вопросам, даже если трактовать такое давление как внешнюю угрозу, не носит военного характера и не может входить в круг задач ВС. Попытки переложить на ВС задачу отражения всех внешних угроз вообще, включая угрозы очевидно несилового характера, не могут способствовать ни готовности отразить эти угрозы, ни эффективности отражения.

Официальная кремлевская пропаганда нередко вводит общество в заблуждение по поводу динамики развития Вооруженных сил НАТО в регионах, прилегающих к РФ. Группировка Североатлантического альянса в Европе за период, прошедший после окончания «холодной войны», подверглась радикальному сокращению, причем сокращение - продолжается. Так, на начало 1990 г. ВС 16 «старых» членов НАТО имели в Европе суммарно 24.344 танка, 33.723 боевых бронированных машин, 20.706 артиллерийских систем (артсистем) калибром более 100 мм, 5647 самолетов, 1605 вертолетов. На начало 2007 г. ВС 22 стран НАТО (16 «старых» и 6 «новых», бывших членов Организации варшавского договора, ОВД) располагали в Европе суммарно 13.514 танками, 26.389 ББМ, 16.042 артсистемами, 4031 самолетом, 1305 вертолетами. В частности, группировка США в Европе за указанный период сократилась с 5904 танков, 5747 боевых бронированных машин (ББМ), 2601 артсистемы, 626 самолетов и 243 вертолетов до 130 танков, 697 ББМ, 247 артсистем, 203 самолетов и 48 вертолетов. Силы Бундесвера, традиционно являющегося основной ударной силой НАТО в Европе, уменьшились с 7000 танков, 8920 ББМ, 4602 артсистем, 1018 самолетов и 258 вертолетов до 1904 танков, 2404 ББМ, 1370 артсистем, 381 самолета и 189 вертолетов.

 Динамика численности и вооружений группировки НАТО в Европе.

 Вопреки широко распространенному в России мнению, сокращение вооружений странами НАТО лишь в очень незначительной степени сопровождается его обновлением, в основном происходит лишь перераспределение техники из ВС США, Германии, Голландии в «периферийные» страны (Норвегию, Данию, Испанию, Португалию, Турцию, Грецию, Польшу). ВС стран блока располагаются только на национальных территориях (исключение, естественно, составляют войска США в Европе, сократившиеся, как было сказано, до незначительных размеров). Прием в НАТО стран Восточной Европы заметно ослабил блок в военном отношении, т.к. ВС НАТО постоянно сокращающимися силами должны оборонять постоянно увеличивающуюся территорию. ВС «новых» членов НАТО с военно-технической точки зрения до сих пор не интегрированы в ВС альянса, они по-прежнему, в значительной мере, оснащены устаревшими В и ВТ советского производства, перевооружение на западные образцы происходит лишь в Польше, причем невысокими темпами.

Кроме того, как показывает операция НАТО в Афганистане, страны континентальной Европы сегодня не готовы к ведению каких-либо серьезных войн по соображениям психологического характера. Их чувствительность к собственным людским потерям приближается к пределу, за которым их армии уже нельзя будет считать армиями в традиционном, «старом» понимании этого слова. ВС этих стран с различной скоростью эволюционируют в направлении превращения во «всемирное Агентство по чрезвычайным ситуациям с полицейскими функциями».

Сказанное не относится к ВС англосаксонских стран (хотя ВС Великобритании находятся в «промежуточном состоянии» между ВС США и ВС стран континентальной Европы), однако они на сегодняшний день истощены ведением кампаний в Ираке и Афганистане. Одной из главных причин истощения является наемный принцип комплектования ВС, о чем подробнее будет сказано ниже. При этом ВС США располагают уникальными возможностями по проецированию силы в любой регион земного шара и ведению т.н. «сетецентрической войны». Последняя концепция подразумевает превращение ВС в единый разведывательно-ударный комплекс, позволяющий в реальном масштабе времени выявлять цели и немедленно наносить по ним удары. Хотя в полной мере эта концепция в США пока не реализована, работа в этом направлении ведется очень активно. Однако ее реализация, позволяя одерживать победы в классических войнах, не обеспечивает успешного ведения противопартизанских войн, а также войн с противником, располагающим возможностями для ведения асимметричных действий и/или значительным потенциалом стратегических ядерных вооружений.

Достаточно высоким уровнем боеспособности располагают ВС Турции, однако они во многом архаичны по своей организации и оснащению В и ВТ, поэтому не имеют возможности вести крупномасштабные боевые действия на большом удалении от собственных границ.

В связи с изложенным, представляется не целесообразным фактический выход РФ из Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

Претензии, которые предъявляет Москва к этому ДОВСЕ, формально обоснованны, но фактическая ситуация такова, что для РФ сохранение договора несравненно целесообразнее, чем его разрушение. Во-первых, жалуясь на ограничения, которые накладывает на нас ДОВСЕ, Россия хронически не способна выбрать даже ту квоту, которая положена ей по этому договору. Во-вторых, НАТО еще в большей степени не выбирает своих квот. Сегодня НАТО в зоне ДОВСЕ превосходит РФ по танкам и ББМ в 2,67 раза, по артиллерии в 2,71 раза, по самолетам в 2,05 раза, по вертолетам в 2,92 раза. При этом по абсолютному размеру ВВП страны НАТО превосходят Россию в 28,82 раза, при пересчете по паритету покупательной способности – в 16,47 раза. Отказываясь от договора, причем делая это в конфронтационной манере, мы предоставляем возможность НАТО перевести свое экономическое преимущество в военное, т.е. от нынешнего чисто символического превосходства перейти к подавляющему.

 Борьба с «международным терроризмом», под коим принято подразумевать, прежде всего (хотя и не только) действия радикальных исламских группировок, превращена сегодня в своего рода «всемирный фетиш». Как показывает практика последних лет, для правительств многих стран, включая РФ, лозунг «борьбы с терроризмом» стал удобным пропагандистским прикрытием для решения политических задач внутри и вне собственной страны. Под этим же лозунгом в большинстве стран проводятся учения ВС с такими легендами, которые заведомо не могут иметь отношения к данной форме вооруженной борьбы. Без особого преувеличения можно сказать, что совместными усилиями Вашингтона, Москвы, Лондона и др. лозунг «борьбы с международным терроризмом» успешно доведен до абсурда. При этом, как и до 11 сентября 2001 г., борьба с формированиями партизанского и диверсионно-террористического типа не может быть главной задачей ВС. Для решения этой задачи предназначены специальные подразделения, численность личного состава которых составляет порядка 1% от общей численности ВС, при поддержке в отдельных случаях со стороны артиллерии и фронтовой авиации. Задействование крупных группировок различных родов войск возможно лишь в редких ситуациях, когда противником являются значительные по численности и хорошо вооруженные формирования. Однако в этом случае боевые действия уже вряд ли можно классифицировать как борьбу с терроризмом.

 Если говорить о российском опыте, то обе чеченские войны с юридической точки зрения гораздо правильнее было квалифицировать не как «контртеррористическую операцию», а как «подавление вооруженного мятежа, направленного на отторжение от России части ее территории». С военной точки зрения на отдельных (в основном – начальных) этапах обеих войн имела место классическая форма боевых действий «армия против армии», в другие периоды шла противопартизанская (для ВС РФ) война. «Контртеррористическую» форму боевые действия, фактически, приняли в конце 2001 – начале 2002 гг., именно после этого начался вывод большей части войсковой группировки с территории Чечни, поскольку при такой форме боевых действий в их наличии отпала необходимость.

 В обозримой перспективе повторение подобной ситуации возможно лишь в том случае, если оружие против России повернут чеченские силовые структуры, контролируемые нынешним президентом ЧР Рамзаном Кадыровым. Подобный вариант, разумеется, не исключен, но, в любом случае, он не может рассматриваться в качестве основной военной угрозы для РФ, на парирование которой направлено военное строительство в целом. Создание сепаратистских структур с фактическими функциями государств в других регионах РФ возможно лишь в том случае, если начнется полный развал Российской Федерации. Этот вариант, к сожалению, также не исключен, однако он будет означать полномасштабную гражданскую войну. Ориентировать ВС на ее ведение вряд ли целесообразно. Возможность проникновения на территорию РФ террористических группировок извне пока представляется чисто гипотетической. Видимо, она реализуется лишь в случае полного хаоса и войны «всех против всех» в регионе Ближнего и Среднего Востока.

 Выводы.

 • На высшем политическом уровне не разработана ответственная и реалистичная концепция военных угроз, с которыми страна сталкивается сегодня и будет сталкиваться в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Что фактически приводит к отсутствию в обществе и государстве не только ориентиров, но и серьезных мотивов для военного строительства.

• Особое удивление вызывает игнорирование - как в теории, так и на практике - фактора потенциальной военной угрозы со стороны Китая, руководствующегося экспансионистской концепцией «стратегических границ и жизненного пространства».

• Борьба с формированиями партизанского и диверсионно-террористического типа не должна быть главной задачей ВС. Угроза изрядно мифологизированного «международного терроризма» не может служить ориентиром для военного строительства.

• Сохранение договора ДОВСЕ для РФ целесообразнее, чем его разрушение, поскольку Москва, во-первых, имеет достаточный потенциал роста в рамках квот, предоставляемых договором, во-вторых, заинтересована в том, чтобы существующий военный диспаритет между силами России и стран НАТО в Европе не принял подавляющего характера.

2. Военное строительство в РФ в период после 1999 г.

Описывать процессы, происходившие в ВС РФ в последние 8 лет («благословенный») период пребывания на посту президента РФ Владимира Путина), можно лишь при наличии «точки отсчета» и базы для сравнения. Не имеет смысла сравнивать ситуацию в ВС РФ с ситуацией в ВС СССР. Во-первых, с момента распада Советского Союза прошел уже достаточно большой срок. Во-вторых и главных, задачи, стоящие перед ВС РФ, кардинально отличаются от задач, стоявших перед ВС СССР. Это, к сожалению, очень слабо осознано военно-политическим руководством страны и обществом в целом, но объективно это именно так. Поэтому сравнение логичнее проводить с ситуацией в 1990-е гг., тем более что именно так поступает официальная пропаганда, представляя эпоху Ельцина как годы «позора и провала», а эпоху Путина – как время «восстановления былой мощи Вооруженных сил». Кроме того, целесообразно рассмотреть, насколько состояние ВС отвечает тем задачам, которые перед ними стоят.

 2.1. Расходы на оборону

 Анализ расходов на оборону в РФ чрезвычайно затруднен из-за того, что структура этих расходов, открытых для граждан Российской Федерации, в каждый отдельный год очень сильно отличается от любого другого года. При этом внутреннее содержание формально открытых статей также анализу не поддается. Поэтому можно привести таблицу, показывающую общие суммы оборонных расходов в постсоветский период. Период Расходы на оборону в млрд. руб. Расходы на оборону в млрд. долл.

1993 3,115 3,34

1994 40,626 18,43

1995 59,378 13,04

1996 80,185 15,65

 1997 104,317 18,03

1998 81,765 8,42

1999 93,702 3,84

1993-99 80,75

2000 143 5,08

2001 218,924 7,5

2002 282,4 9,01

 2003 345,7 11,27

 2004 413,701 14,36

2005 550,133 19,17

2006 668,3 23,74

2000-2006 90,13

Ежегодные оборонные расходы в долл.

США Оборонные расходы "ельцинского" и "путинского" периодов

Можно отметить, что лишь начиная с 2005 г. расходы на оборону РФ стали превышать таковые в период правления Б. Ельцина (если исключить катастрофические в экономическом смысле 1993 и 1998-99 гг.). В целом, разумеется, расходы на оборону в эпоху Путина выше, чем в эпоху Ельцина. Однако само по себе это не означает ничего, важно, как именно расходуются данные средства.

 2.2. Стратегические ядерные силы (СЯС)

Стратегические ядерные силы, позволяющие уничтожить любую страну в течение получаса, на сегодняшний день и на сколько-нибудь обозримую перспективу являются единственным фактором, позволяющим считать Россию великой военной державой. Благодаря им страна может не беспокоиться о своем суверенитете. Сегодня мы можем констатировать: то, что произошло с СЯС в период после 2000 г., можно считать самым большим провалом политики президента В. Путина, перечеркивающим все достижения в области военной политики, даже если считать, что таковые достижения наличествуют.

 После краха СССР России достались вся морская составляющая советских СЯС, а также часть наземной и воздушной составляющих. При этом можно сразу исключить из рассмотрения межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) РС-10 и РС-16, атомные ракетные подлодки (ракетные подводные крейсера стратегического назначения – РПК СН) проектов 667А, Б и БД, стратегические бомбардировщики Ту-95К и К22, значительное число которых получила Россия в конце 1991 г. Они уже тогда не отвечали современным требованиям, в основном выработали свой ресурс, а, отчасти, ещё и подпадали под сокращения в соответствии с советско-американскими договорами ОСВ-2 и СНВ-1.

Поэтому уже в 2001 г. (самое позднее) этих вооружений так или иначе не было бы в составе ВС независимо от формального названия нашей страны, её политического устройства и состояния государственных финансов. Рассматривать следует только те ракеты, подводные лодки и самолёты, которые реально обеспечивали ядерное сдерживание и продолжают это делать по сей день. Из таковых на начало 1992 г. РФ имела:

- в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) – 170 МБР РС-18 (по 6 БЧ на каждой), 204 МБР РС-20 (по 10 БЧ), 46 МБР РТ-23, в т.ч. 36 железнодорожного базирования (по 10 боевых частей (БЧ)), 207 мобильных МБР РС-12М «Тополь» (по 1 БЧ), всего 627 МБР с 3727 БЧ;

 - в Военно-морском флоте (ВМФ) – 14 РПК СН пр. 667БДР (по 16 БРПЛ Р-29Р по 3 БЧ на каждой), 6 РПК СН пр. 941 «Тайфун» (по 20 БРПЛ Р-39 по 10 БЧ), 7 РПК СН пр. 667БДРМ (по 16 БРПЛ Р-29РМ по 4 БЧ), всего 27 РПК СН с 456 БРПЛ, 2368 БЧ;

- в Военно-воздушных силах (ВВС) – 22 бомбардировщика Ту-95МС16 (по 16 крылатых ракет на каждом, т.е. всего 352 КР).

Итого: 1083 МБР и БРПЛ с 6095 БЧ, 22 самолёта с 352 КР. Всего 6347 зарядов (БЧ и КР).

 В последний день 1999 г. президент РФ Б. Ельцин передал своему преемнику следующий состав СЯС:

 - в РВСН – 150 РС-18, 180 РС-20, 46 РТ-23, 360 мобильных «Тополей» и 20 «Тополей-М» РС-12М2 шахтного базирования, всего 756 МБР с 3540 БЧ;

 - в ВМФ – 11 РПК СН пр. 667БДР, 2 «Тайфуна» (ещё 1 был переделан для испытаний БРПЛ «Булава», боевых ракет он не нёс), 7 РПК СН пр. 667БДРМ, всего 20+1 РПК СН с 328 БРПЛ, 1376 БЧ;

 - в ВВС – 15 Ту-160 (по 12 ракет на каждом), 31 Ту-95МС6 (по 6 ракет) и 35 Ту-95МС16, всего 81 бомбардировщик с 926 КР.

Итого: 1084 МБР и БРПЛ с 4916 БЧ, 81 самолёт с 926 КР. Всего 5842 заряда.

 Таким образом, за 1990-е годы СЯС возросли на 60 носителей и утратили 505 зарядов. Увеличение числа носителей произошло за счет изготовления 72 мобильных и 20 шахтных «Тополей» и 7 бомбардировщиков Ту-160 (6 из них - в начале 1990-х, один - в конце), а также возвращения из Белоруссии 81 мобильного «Тополя», из Казахстана – 40 Ту-95МС, с Украины – 8 Ту160 и 3 Ту-95МС. Сегодня бытует представление, что возврат части экс-советских СЯС из соседних стран в Россию был вещью само собой разумеющейся, хотя в тех далеких историко-геополитических условиях гораздо реальнее было потерять их полностью. Кроме того, в 1996 г. в Северодвинске была заложена головная лодка пр. 955, которая должна была нести 12 новых БРПЛ Р-30 «Булава». Уменьшение числа зарядов произошло потому, что все списанные из состава СЯС 44 МБР и 128 БРПЛ (на 7 РПК СН) были многозарядными (всего на этих ракетах было 1352 заряда), а принятые 173 «Тополя» - моноблочными.

К началу последнего полного года (2007) президентства В. Путина Россия располагает следующим составом СЯС:

- в РВСН – 123 РС-18, 76 РС-20, 246 мобильных «Тополей» (в т.ч. 3 «Тополя-М»), 44 шахтных «Тополя-М», всего 489 МБР с

Дата — 12 Сентября 2009 года
Опубликовано — Личный архив автора.



Главная
Военно-политический анализ
Научные доклады
Выступления
Публикации
Цитирование
Об авторе
Контакты




При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на автора:
Цыганок Анатолий Дмитриевич (www.tsiganok.ru) обязательна.
© Военно-политический анализ: Цыганок Анатолий Дмитриевич
Все права защищены | Статистика сайта: LiveInternet.ru